ОРГАНИЗАЦИЯ

Объявления администрации — ◄●●●►
Вопросы и предложения — ◄●●●►
Оформление профиля — ◄●●●►
Поиск партнера по игре — ◄●●●►
Хронология эпизодов — ◄●●●►
Закрытие эпизодов — ◄●●●►
Отсутствие — ◄●●●►
Связь с администрацией — ◄●●●►

Новости форума

Наш ржавый дом вовсе не заброшен, как может показаться, и готов принять всех, кто заглянет на огонек.
p.s. экран прокручивается вправо :)

АДМИНИСТРАЦИЯ




Ржавый Север

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ржавый Север » Образы и мгновения » Судовой журнал


Судовой журнал

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Личная хронология:

2042 - дата рождения
2052 - лишился родителей при непосредственном участии сектантов
2058 - первый убитый демон
2062 - создаёт инквизицию в её первоначальном варианте
2065 - угоняет Аврору из Петербурга. Начинает пиратствовать в Балтийском море.
2068 - заключает договор с полисами. Покупает себе жизнь и "прощение грехов".
2077, 12 июля - Тонкие нити марионеток (завершен)
2077, 27 ноября - А теперь - прощай, человеколюбие!
2077, 14 декабря - Золотая лихорадка
2078, 1 марта - Большие проблемы в маленьком городе (завершен)
2078, 11 мая - Неисповедимы пути книжные
2078, 5 июня - Меж светом и тьмой останься собой (завершен)

0

2

2065 год, 23 августа, полис Петербург, 3 часа 50 минут по местному времени

Ночь выдалась теплая - насколько это могла быть теплая ночь для Петербурга.
За полгода Рихард сумел собрать лучших людей, каких только смог найти - инженеров, бойцов, кузнецов и просто умельцев. Поднять на ход корабль, который сам уже не передвигался очень давно - задача не из легких. Они все вместе искали детали, платили поисковикам, чтобы помогали - дело медленно, но верно сдвигалось с мертвой точки. Как оказалось - восстановить и так хорошо сохранившийся двигатель Авроры было не так уж и сложно, если к этому подойти со всей серьёзностью, упорством и капелькой творческой мысли. По крайней мере это было значительно легче, чем пытаться восстановить мертвые атомоходы или переточить корабли, что ходили раньше на дизельном топливе, под уголь. Да еще помогали сохранившиеся чертежи и схемы устройств корабля, что остались на нём еще в бытность музеем - дело было лишь за поиском инструментов и умелых рук. Рихард сумел найти и то и другое.
И вот - случилось то, чего все ждали. Пробный пуск двигателя решили назначить на ночь - даже заранее оповестили всех, кто участвовал, чтобы пришли. Аврора ожила не с первого раза. Но когда двигатели глухо загудели, а из труб крейсера вырвался черный угольный дым - радости наблюдавших не было предела. Корабль означал свободу. А это был единственный корабль такого размера и вооружения, который вообще удавалось до сих пор запустить и поставить на ход.
Рихард еще раз взглянул на звезды. Поправил пистолет в кобуре. Они миновали уже два моста - Троицкий был частично разрушен еще во время Великой Войны, а Дворцовый открыт этой же ночью, с помощью подкупленных горожан полиса.
Аврора шла вперёд, медленно и относительно тихо. Черный дым улетал из труб в черное небо.
Наконец, Аврора вышла к Благовещенскому мосту. Последний рубеж тоже должен был быть открыт.
Но случилось то, что Рихард ожидал, хотя до самого последнего момента не желал в это верить. Мост был закрыт. Более того - на самом мосту сейчас находились люди в достаточном количестве. Вооруженные люди.
Когда корабль подошел к мосту ближе, чем на сотню метров, Рихард, стоя на носу Авроры и оперевшись локтем на ствол 152-мм палубного орудия, молча и спокойно разглядывал собравшихся на мосту. Среди них был и начальник охраны полиса.
- Ну здравствуй, Рихард... не знаю, как тебя по батюшке...
- И тебе не хворать, Тимофей Андреич, - отозвался инквизитор.
Люди на мосту имели с собой огнестрельное оружие, но основной перевес был всё-таки за оружием ближнего боя. Мечи, палаши, алебарды. Они явно не намеревались топить корабль или кого-то всерьёз убивать. Ни одного артиллерийского орудия Рихард не заметил. Явно полисные ставили на то, что он не додумается таранить мост Авророй, и поэтому захватили заточенные железки лишь для того, чтобы создать численное превосходство в вооруженных силах перед его бандой.
- Ну что, сам сдашься, или горожан будить придётся? - почти по-отечески заботливо поинтересовался Тимофей.
Инквизитор широко ухмыльнулся. У него был план и на такой случай.
- Да пошумим немного, иначе бы я к вам на метро приехал, - он развел руками.
- Так нас много! - начальник охраны обвел взглядом своих бойцов, явно считая, что Рихарду более некуда деваться, как высаживаться на берег и пытаться отбить мост, чтобы всё-таки его развести.
- Так и я не один, - ехидно отозвался новоявленный капитан Авроры, и, внимательно взглянув на разводной пролет, обратился к одному из своих, что стояли рядом, - Ахмед, заряжай. Прицел пятнадцать, трубка сто двадцать... вон туда, короче.
И да простит меня Брюллов. Я хотел по-хорошему.
Рихард вальяжно отошел за маску орудия, пока его товарищи выносили из недр Авроры единственный целый бронебойно-фугасный снаряд нужного калибра, что удалось им достать за полгода.
Пушка с лязгом начала поворачиваться. Снаряд зашел в казенную часть орудия.
Люди, что стояли на мосту как раз над разводным пролетом, с криками стали разбегаться.
И как раз вовремя. Дикий гром от выстрела оглушил всех и уж точно не дал поспать честным людям, что жили в полисе. От пушки отлетел кусок назад - для стрельбы в ближайшее время она явно не была пригодна.
Опора мостового пролета, куда попал снаряд, взорвалась осколками камня и металла, застонала. А потом кусок пролета обрушился в Неву, тут же уходя на дно под своим весом.
Рихард скомандовал полный вперёд. Густой черный дым, вперемежку с икрами, вырвался из всех трех труб. Крейсер взревел, но пошел вперёд, набирая скорость и рассекая волны быстрой реки.
Начальник охраны с непередаваемой смесью ярости, ужаса и какого-то дикого восхищения смотрел на большой корабль, что уходил из Петербурга. Остановить его он уже был не в силах. Хотя...
- СВД сюда! - рявкнул он.
Снайперскую винтовку с полным магазином принесли быстро. Тимофей прицелился, задержал дыхание. Пуля должна была прийтись точно в спину наглецу, что вздумал плевать на империю.
Нажал на курок плавно. Винтовка гаркнула, выплюнув длинный язык пламени.
В тот же самый момент Аврора чуть покачнулась на волнах Невы, будто прощаясь с городом, в котором провела столь много времени.
Рихард, грязно матерясь и проклиная всех и каждого в этом поганом полисе, вплоть до подробностей кровосмесительных отношений начальника охраны с собственной бабушкой, упал на палубу. Пуля прошла вскользь, задев край ребра и сняв кусок кожи вместе с клоком одежды.
Начальник охраны считал, что ему повезло. Он попал в цель.
Инквизитор считал, что ему повезло. Ведь он был жив и относительно здоров.
Аврора же резво уходила из полиса, задорно дымя сжигаемым в утробе углем, чтобы никогда больше не вернуться на свою вечную стоянку. Впереди её ждал Финский залив.

+3

3

2068 год, 15 мая, леса Рижского Рейха

Татьяна шагала по лесу тихо, крадучись. Как куница. Ни лист не шелохнулся, ни ветка не отклонялась при её появлении. Казалось, девушка как минимум родилась в этих местах и ни рюкзак за спиной, ни даже длинная рапира, что висела у пояса, ей совершенно не мешали передвигаться быстро и бесшумно - женщина, вовремя и ловко доворачивая корпус, изящно выгибаясь, проскакивала под лапами елей, между зарослями кустарника, как если бы дефилировала по ровному асфальту, а не пробиралась сквозь мягкую и коварную подстилку, где под мхом прячутся там и тут сухие веточки сосен, что способны на предательский хруст, если их не заметить. Легко перепрыгивая через очередное поваленное трухлявое дерево, женщина выпорхнула на лужайку, залитую солнцем. Весело посмотрела в синее небо, лишенное облаков и усмехнулась.
Сзади раздался характерный хруст, тяжелое дыхание.
Она развернулась, придав себе, вместо веселого и беззаботного, как можно более грозный и серьёзный вид.
На лужайку, споткнувшись о бревно, вывалился молодой мужчина.
- Плохо, Виль. Чертовски плохо, - женщина, хоть и была родом из Питера, говорила по-шведски почти без акцента, - Такой дохлый инквизитор даже кабана не убьёт. Что уж про демона говорить.
Парень тяжело дышал. Но нашел в себе силы дойти до своей наставницы, сбросить с себя вещмешок и осторожно сесть на траву. Она сделала то же самое.
- Я пытаюсь... пытаюсь, - он опустил взгляд.
- Не пытайся. Делай. Или не делай, - взгляд женщины-инквизитора потеплел на пару градусов, - Но не пытайся.
- Легко вам говорить.., - пожаловался ученик, - А я вон...
Он хотел сказать, что подвернул ступню во время марафона по лесу, но осекся. Ему когда-то говорили, что плакаться - это не мужское дело. Особенно женщине. Даже если она старше и сильнее.
Татьяна мягко улыбнулась. Она оценила, что парень сумел удержать себя в руках.
- Иди хвороста натаскай. Скоро стемнеет. Остановимся здесь.
Уильям Тернхайм кивнул. Уж на устройство лагеря он был натаскан куда как получше, чем на дикую беготню по пересеченной местности с препятствиями.
Прошла пара часов. Они вдвоём сидели у костра и разговаривали. Теперь не как учитель и ученик, а как равный с равным. В инквизиции не было каких-то уставов насчет субординации, так что правила взаимоотношений задавал каждый сам, как умел.
- А что, нельзя взять и организовать всё как-то? У нас же есть глава? Лидер? Сделать всё, как в полисе, например.., - парень уминал жареное мясо и не уставал задавать вопросы. А Татьяна отвечала, сохраняя безграничное терпение.
- Нет. У нас нет главы. Нет вертикали власти. Вообще власти нет внутри инквизиции.
- Постойте. Но вы же рассказывали о Рихарде. Он не глава разве?
Татьяна усмехнулась.
- Он основатель.
- А это не один хрен? - с сомнением покосился Тернхайм.
- Нет, малыш, - она улыбнулась снова, - Помнишь, я говорила, о пакте? Когда мы разошлись.
- Да, помню, - он кивнул.
- Так вот. Причина была не только в том, что так мы меньше подвержены ударам извне и сохраняем полное инкогнито. Мы разошлись, потому что не смогли найти способа работать вместе - всем и сразу. Рихард... как бы тебе сказать...
- Да как есть, так и скажите, - просто молвил ученик.
- Он непредсказуем, - она перевела задумчивый взгляд на пламя костра, следя за алыми огненными языками, разбрасывающими искры, - Слишком, даже для фанатика. Он хороший лидер, хитрый и жестокий. Но порой ненависть делает его безумным маньяком, которого вперед ведет лишь жажда убийства ради убийства. Мы тогда долго говорили. Предлагали и отвергали варианты. Выборы главы ордена не состоялись. Рихарда выбирать не решились. И в то же время, мы не могли выбрать никого другого - сам Рихард бы вполне мог убить того, кого выбрали другие - и это стало бы началом конца инквизиции. Он же сам предлагал угнать из Петербурга Аврору.
Она ухмыльнулась.
Дрова в костре потрескивали.
Виль внимательно слушал, не перебивая. Не часто у его наставницы случались такие воспоминания с откровенными подробностями.
- Все сочли его план безумством. Просто потому что так оно и было. И мы разошлись - кто куда, хотя и не теряли связь друг с другом. А потом Рихард действительно, черт возьми, сделал то, что задумывал. У него получилось, даже учитывая, что на Авроре тогда с ним не было ни одного другого инквизитора...
- Разве это плохо? - робко вставил своё слово парень, - Всё ж на лад пошло. Разве нет?
- Новость, что координатор основал полис? Нет, не плохо. Это лишь слегка всех обеспокоило. Мы, инквизиторы, кто остался тогда в живых в Питере, знаем его слишком хорошо. Рихард ничего не делает просто так. Он всё делает для своей цели, ради которой и был создан орден. Вопрос лишь в том, как далеко он зайдёт. С Авророй он зашел далеко, но это явно не последнее его большое дело...
Татьяна замолчала, уставившись в огонь. Отпила воды из фляги.
В её голове крылись страшные мысли, которые она не решилась говорить вслух. А именно: если бы она узнала, что Рихард, движимый своей ненавистью, присягнул бы одному из высших демонов, древних богов, лишь бы уничтожить другого такого же древнего бога, то не удивилась бы. По её мнению, быть союзником первого инквизитора было страшно. Но гораздо страшнее было стать его врагом, даже не узнав об этом.
Женщина вновь взглянула на ученика, выбросив из головы тяжелые мысли.
- Что еще ты хочешь узнать, малыш?
Дрова в костре потрескивали. В ту ночь Татьяна рассказывала, обстоятельно и спокойно. Виль внимательно слушал, не перебивая.

+2

4

2068 год, 9 июня, Аврора, чуть западнее берегов Готланда

День с самого утра не задался. Рихард отлично чувствовал, какие именно взгляды на него бросает команда, когда он просто прогуливался по палубе, когда проверял орудия, заряды к которым давно уже закончились, когда отдавал приказы.
И команду можно было понять. Последнее время полисы как озверели - на них открыли уже целенаправленную охоту, да так, чтобы не захватить в плен или судить, а исключительно с целью полного уничтожения. В каждой из последних стычек погибал хотя бы один член команды. И теперь все, глядя на Рихарда, думали - а может следующим буду я?
А Аврора продолжала действовать. Было уничтожено уже без счета еретиков и демонопоклонников, а личный счет демонов, в списке убитых координатором инквизиции, становился более чем солидным. И - полисы перестали терпеть непонятные для них убийства. Команда была близка к открытому бунту.
Рихард сел за стол в своей каюте. Отметил карандашом на карте еще одно место, где, по радиосообщениям, происходило что-то странное.
Проблему можно было решить радикально: объявить всему миру, кто есть он и что делает на самом деле. Просто и откровенно. Но это означало тотальную войну, в которой было еще неизвестно, кто сумеет выиграть - плюс к тому, не факт, что лидеры ему поверят. Опять же, риск.
В дверь постучали. Послышался голос одного головореза из команды. Имени Рихард не помнил.
- Капитан, вы нужны на палубе. Матросы собрались.
Инквизитор вздохнул. Он ожидал чего-то подобного уже давно. Теперь же ему более всего было интересно, кто решился первым выйти против него. Кандидатур было несколько, но все равноценны.
Встал, достал из шкафа и набросил сверху черное драповое пальто. Чем сейчас не торжественный случай?
Молча вышел из каюты и появился на палубе. Холодный ветер трепал раскрытые полы пальто.
Как оказалось, у носового орудия действительно собралось едва ли не вся команда. Матросы молчали. Молча и спокойно глядел капитан.
Вперед вышел первый помощник. Ульрик Нириндалл, умный порученец, сильный боец, ловкий фехтовальщик. Правая рука капитана Авроры. Он был моложе Рихарда, ближе общался с командой, и тем самым явно заслужил себе определенную "группу поддержки".
Инквизитор почувствовал тоску. Парень действительно мог бы стать отличным капитаном, он был хорош почти во всём, умел вести за собой людей. Но вот поднимать бунт совсем не стоило.
- Рихард, - сказал Ульрик, высокий, темноволосый молодой мужчина, - Команда выносит тебе вотум недоверия. Мы погибаем неизвестно ради чего. Ты - херовый капитан и твое время прошло...
- Долго речь готовил? - ухмыльнулся координатор.
-... но ты был нашим капитаном, как ни крути. Поэтому тебе даётся последний шанс: сходи на берег. Пока мы возле Готланда. Сгинь, исчезни, пропади. И больше никогда не появляйся. Живи на суше как хочешь, а Аврора в тебе не нуждается.
Рихард нервно дернул правым плечом. В глазах его, доселе спокойных и ничего не выражавших, начинал мало-помалу разгораться огонь.
- Что ж, щедрое предложение. Я его ценю. Однако, вынужден дать отрицательный ответ.
Ульрик явно был готов к такому повороту. Он достал из-за пояса длинный палаш и занял боевую стойку.
- Доставай свою шпагу. Я не убиваю безоружных, - напыщенно бросил первый помощник.
Координатор пожал плечами. Шпага тут же с шелестом вылетела из ножен. Его не нужно было просить дважды.
Ульрик рванул вперед, с резким выдохом развернулся и нанес удар, как если бы хотел развалить капитана от плеча до пояса.
Рихард ушел в сторону, крутанулся на пятках и, поймав краем шпаги лезвие палаша, отвел его в сторону, уклоняясь от удара.
Сталь звякнула о сталь.
Ульрик с выдохом переместил вес тела на другую ногу, сбил свой темп, снова попытался развернуться и с доворотом нанести рубящий.
Не успел. Рихард, попросту шагнув вперед, проткнул его насквозь - так, что длинный клинок шпаги вышел у парня из спины, сверкая на солнце темной влагой крови.
Беда Ульрика была в том, что он хотел устроить красивый бой, зрелище, настоящую казнь старого капитана.
Рихард же шел убивать. Молча, злобно, сосредоточенно. Свою ненависть он тщательно контролировал.
С хрипом, захлебываясь кровью, Ульрик упал на колени. Палаш покатился по палубе.
Инквизитор резко отступил назад, вытаскивая из него шпагу так, чтобы кровь не запачкала пальто. Затем с самым обыденным видом достал из кармана плотный кусок ткани, провел по лезвию, вытирая кровь. Тяжелым взглядом обвел всех присутствующих.
- Может, кто-то еще хочет высказаться? Смелее, - каждый из команды отводил глаза, когда Рихард смотрел прямо на головорезов, - Я готов выслушать каждого. И посмотреть, как каждый захлебывается в собственной крови у моих сапог... Что, не слишком храбры?
Ульрик, до того момента дергавшийся в конвульсиях и предсмертной агонии, наконец затих. Лужа крови начала расползаться по палубе.
Рихард жутковато усмехнулся, даже не посмотрев на тело моряка.
- Эту падаль - за борт. Палубу отдраить до блеска. Мне нужен новый первый помощник. Кто захочет принять на себя обязанности - жду у себя в каюте.
Он вложил шпагу обратно в ножны. И быстрым шагом отправился обратно к себе, покидая верхнюю палубу. Вслед ему явно никто не смотрел - а, закрывая железную дверь, Рихард услышал громкий плеск моря за бортом.
Не прошло и пары часов, как в каюту его снова постучали. На этот раз более уверенно.
Инквизитор сидел за столом, закинув на него ноги. Ждал. С нетерпением.
И вот, в каюту вошел, широко улыбаясь, Осьмипалый. На самом деле его звали Игорь Карвентес, но из-за того, что когда-то этот моряк потерял пару пальцев на левой руке, его все звали не иначе как Осьмипалым.
И вновь Рихард почувствовал тоску и сожаление. Карвентес был одним из лучших его людей. Но не в меру тщеславен и властолюбив. Ему слишком нравилось командовать.
- Я тут...
Вошедший не успел договорить. Инквизитор поднял пистолет и нажал на курок. Осьмипалый упал с дырой во лбу на пол каюты.
В том был замысел капитана. Первый, кто после показательного выступления решит тут же занять теплое место первого помощника, не может оказаться человеком, заслуживающим доверия.
На звук выстрела сразу же прибежал боцман и несколько головорезов.
- Уберите это из моей каюты, господа, - Рихард кивнул на здоровенное тело на полу, - Будьте так добры.
Боцман осклабился, внимательно посмотрев сперва на мертвеца, а потом на капитана. Не сказал ничего, лишь подбодрив к действию ближайшего матроса.
Когда каюта была очищена и дверь закрыта, инквизитор со вздохом опустил голову на сложенные руки. Убить каждого в команде он точно не мог. И рано или поздно пришлось бы что-то решать - иначе нельзя было сохранить собственную жизнь и Аврору. Оставалось лишь заключить с полисами договор. Ибо худой мир лучше петли на шее в окружении трупов товарищей по несчастью.

+2

5

http://s3.uploads.ru/rFSCi.png

+2

6

2078 год, 23 марта, Аврора, Финский залив, акватория Княжества Таллинского

Снаружи завывал ураганный ветер, дождь лил стеной, а волны, поднимаясь до устрашающей величины, ударялись о борт крейсера, что продолжал непоколебимо следовать заданному курсу. Такая отвратительная погода продолжалась уже больше трёх дней - сезон гроз начался совершенно внезапно, и оставаться в открытом море было смерти подобно - не ровен час, появятся смерчи, а там и до девятого вала недалеко: Аврора, хоть и не щепка с парусами, но тоже не являлась совершенно непотопляемой. Да и панические настроения в полисе следовало пресекать на корню - и именно поэтому прямо сейчас корабль шел к ближайшему берегу, игнорируя всё ухудшающуюся непогоду.
Рихард сидел в своём кресле в каюте, глядя в иллюминатор. Сейчас был один из тех дней, когда он выдавал Еве всю возможную информацию о древних и инквизиции, которая была накоплена за все тысячелетия человеческой истории. А еще координатор отвечал на вопросы - и их было более чем достаточно, чтобы день пролетел незаметно. Даже в такую лютую бурю.
Граммофон крутил одну из старых виниловых пластинок из коллекции Рихарда - играла тихая и ненавязчивая классическая мелодия. Подходящая, чтобы и не перебивать речь капитана, и создавать атмосферу, благоприятную для спокойных размышлений, даже когда огромный крейсер шатало из стороны в сторону - еще один скрытый способ тренировки девушки, дабы в самой напряженной ситуации она могла сохранять хладнокровие и спокойствие.
-...для воздействия на демона или еретика, что присягнул, прежде всего необходима концентрация. Ты должна понимать, что никто из них не является носителем каких-то уникальных сил или даже "божественности". Это бред, что в страхе выдумали недалекие люди прошлого, когда столкнулись с древними. Концентрация достигается разными путями. Я - использую чувство ненависти. Татьяна, с которой ты знакома, опирается на свои представления о справедливости. Кому-то помогает мысль о Боге - истинном, я имею ввиду. Религиозные чувства, истовая вера - самый простой способ достигнуть нужного состояния сознания. Если истинно веришь, конечно, - координатор закурил, выпустив сизый дым, - У каждого инквизитора свой способ концентрации. Но есть одна общая деталь: ты должна полностью осознавать, что демонам не место в нашем мире. Не должна верить в их "божественность"... в одной философской книге было написано - "как можем мы знать, что упавшее в глубокой чаще дерево издаст звук, если этого никто не услышит?". Иными словами, упрощая мысль - если ты убедишь себя, что "ложки не существует" - она действительно перестанет существовать. Все демоны ничтожны. Они не могут жить сами по себе, без веры и энергии людей. Это ключ к пониманию концентрации - и главное отличие инквизитора от простого человека.
Иголка граммофона дошла до края пластинки. Музыка стихла, начали раздаваться мерные щелчки. Рихард встал из кресла и подошел к аппарату - остановил вращение, перевернул пластинку и, установив иглу в правильное положение, вновь запустил граммофон. Аврора накренилась на один борт, заставив капитана сделать шаг назад, сохраняя равновесие. Он сделал это непроизвольно, даже не задумываясь - тринадцать лет на корабле выработали условные рефлексы.
- Впрочем, это лишь теория. Истинных причин, свойств наших умений и превосходства над демонами мы не знаем. Но, - инквизитор пожал плечами, усаживаясь обратно, - незнание деталей не мешает этим умениям работать. Иллюстрацию ты видела своими глазами. Уничтожить тварь, которая, казалось бы, способна легко раскидать отряд вооруженных бойцов, не составляет труда при правильном подходе. Кстати, скоро я дам тебе возможность попробовать собственные силы в бою с демоном.
Рихард ухмыльнулся, затянувшись снова. Тренировки Евы не были физическими - он понимал, что если женщине не дано сражаться в ближнем бою, то за короткий срок он не сможет ничего с этим поделать. А десятка лет в запасе у них не было. При этом в ментальном и интеллектуальном плане бывшая наркоторговка проходила чуть ли не высшие курсы по экзорцизму, включая беглое изучение мифов, легенд и прочей оккультной литературы.
Сверкнула молния. Электрический свет под потолком на мгновение стал тусклее, затем снова восстановил яркость. Грянул гром. Аврора продолжала следовать сквозь бурю и дождь, являя собой превосходство человеческой мысли над силами природы даже после гибели человечества.

+1

7

2077 год, 17 ноября, открытое море, северо-западнее о.Борнхольм

Записи в личном журнале командира крейсера-полиса "Аврора" от 17 ноября 2077 года.

6.20 - пробежка по палубе прошла спокойно. Чайки сегодня орут особенно мерзко, даже хуже, чем обычно. Заметил грязь возле носового орудия - кто-то явно заступит в повторное дежурство.
8.00 - на корабле заканчивается квашеная капуста. Отметить при встрече с гранд-экономом. Одна из новых кухарок готовит просто божественно - не зря её забрали из Осло. Попы обойдутся.
10.50 - на горизонте обнаружили судно, идущее встречным курсом. Лишь бы пираты или культисты. Дьявол знает, как скучно может быть, когда уже несколько месяцев нет никаких происшествий.
11.20 - идиоты на баркасе оказались торговцами. Шли из Стокгольма в Осло, но приборы навигации вышли из строя. Мозги, видно, тоже - вместо того, чтобы остановить машину рядом, почти на полном ходу протаранили наш борт. "Аврора" без повреждений, кроме мелких падений предметов и рассыпанного по палубе угля из-за свалившегося рабочего. Обменяли у них еду на золото и информацию о координатах.
11.30 - вернулся в каюту и обнаружил, что мудаки на своём корыте слишком легко отделались. С полки упали несколько пластинок и раскололись об пол. Гранд-претор сообщил, что они ушли уже далеко и снаряды не долетят. Суки.
Заметка для себя: постараться найти новую пластинку с альбомом "Black Ice" от AC-DC.
12.00 - спорткубрик стоит обновить. Сегодня во время тренировок дернул рычаг сильнее - порвался трос - и агрегат чуть не проломил палубу.
14.00 - всё еще не отошел от злости. На обеде наорал на новую идиотку-кухарку. Разрыдалась. Не пойму, на кой хер мы её вообще взяли.
15.15 - заседание совета грандов. На повестке вопросы закупок боеприпасов и материалов для техобслуживания крейсера. Всё снова упирается в экономику. Гранд-эконом аж сиял от своей важности и незаменимости. Покуда не начал докладывать о состоянии нашего бюджета за последний квартал.
17.40 - погода испортилась. Впрочем, животные ведут себя спокойно. Сезон гроз сейчас был бы очень некстати.
19.00 - уже отошел от утреннего инцидента. На ужине еда стала значительно лучше. Посчитал нужным похвалить новую кухарку. Судя по её глазам, она скоро умрет от когнитивного диссонанса.
20.30 - произошла потасовка в баре на нижней палубе. Пассажир из Осло зарезал гражданина Авроры в пьяной драке.
21.00 - прошло судебное заседание. Убийцу приговорили к смерти через повешение. Исполнили тут же. Тело, по завершению казни, выбросили за борт.
22.00 - делегировал гранд-навигатору прокладывание нового курса. Навестим Рижский Рейх. Может там еще остались пластинки.
23.30 - перегорела лампочка в каюте. Заменил. Еще один спокойный день позади.
http://www.artandphoto.ru/stock/art1/876/7243.jpg

+2

8

2067 год, 17 января, южное побережье Норвегии, Фредрикстад

Рихард сидел в снегу, за низкой железобетонной оградой бывшего городского парка, полуразвалившейся, но всё еще крепкой. Достаточно крепкой, чтобы выдержать попадание пули. Быстрым движением сдернул с лица дыхательную маску, задерживая вдох. Надел маску на ножны и осторожно выставил над оградой.
Раздался недалекий выстрел, разрывающий неподвижность морозного воздуха. Бетонная крошка прыснула от ограды во все стороны, окрашивая белый снег сероватым оттенком. Инквизитор тут же опустил ножны, надевая маску и выдыхая.
- Косят. И патронов не жалеют. – пробурчал один из пиратов, сидящих рядом.
- Упорные, - выдохнул Рихард, - Вот все бы так работали. Давно бы коммунизм наступил.
Пятеро человек, включая капитана, глухо рассмеялись из-под масок. Вот уже неделю их преследовали, след в след. Это были наёмники Ордо Цистерсиенсис, причём, судя по манере скоротечных боёв, лучшие из лучших. Когда капитан Авроры сходил на берег, чтобы вырезать под корень лагерь культистов во главе со звероподобным демоном, он не ожидал дополнительных проблем. Зато проблемы его ждали – как только еретики были преданы огню, на них вышли силы самообороны полиса Осло. Шли не случайно – шли явно по наводке. Капитан догадывался по чьей, благо потенциальная крыса на корабле была давно вычислена. Теперь же, уверившись в мысли, что лично выгрызет горло Соммерсену, когда вернется на корабль, Рихард с людьми пробивался к берегу. Зло и отчаянно, как загнанный зверь.
Неделю назад их было тридцать человек. Теперь – осталось пятеро, не считая самого инквизитора. Наёмники Ордо не считались ни со своими потерями в стычках, ни с потраченными средствами – они непоколебимо следовали своей цели. И люди Рихарда не бросали оружие только по двум причинам – каждый из них понимал, что живыми пиратов брать не собираются, а если кто-то из них просто выскажется вслух о том, чтобы сдаться, то был велик шанс получить холодную сталь в горло непосредственно от капитана. Поэтому теперь они сражались с мрачной решимостью идущих на смерть. Хотя каждый надеялся, что они дойдут до Авроры.
- Сколько у нас патронов осталось? – облако пара вырвалось из фильтра командира Авроры.
- У меня два. У Эриха еще столько же.
- Четыре. – добавил Игорь.
- И три у меня, - заключил капитан. – До Авроры тут осталось от силы часа два. Святоши не в курсе, сколько у нас еще боеприпасов. Сами не полезут.
- Ой ли? – с сомнением проговорил Ильгард. После того, как его ранили в левую руку, настроение его ухудшалось с каждой новой перебежкой. – Хер его знает, сколько их там. Суки… будто весь полис вышел за нами.
- Отставить ссать, - Рихард усмехнулся, - На счет три – Игорь даёт выстрел по ним. Затем поднимаемся и валим. В темпе вальса. Вопросы?
Вопросов не было. По крайней мере таких, на которые капитан мог бы сейчас ответить.
Со свинцового скандинавского неба начинал медленно падать снег. Рихард шумно вдохнул. Выдохнул.
- Три!!!
Пираты, как подброшенные взрывом, бросились бежать вглубь бывшего парка, ныне ставшего густым лесом. Раздался выстрел – а за ним еще один. Белый снег окрасился ярким багрянцем, протаивая под горячей кровью. Игорь остался лежать у ограды. А остальные уже неслись между деревьями, как сумасшедшие, вслед за Рихардом.
Сердце капитана билось в груди, как безумное. В голове не осталось ни единой мысли, кроме одной – дойти, успеть, спастись. На Авроре осталась почти вся остальная команда, там уж они сумеют отбиться и уйти в открытое море. Нужно было только дойти, успеть. Бежать по снегу было тяжело, но жить хотелось слишком сильно, чтобы обращать внимание на такую мелочь. Еще выстрел – пуля пришлась в сосну рядом. Рихард, со звоном в ушах, провалился коленом в снег. Поднялся и снова побежал – легкие горели, вбирая в себя ледяной воздух. 
Остальные не отставали. Раздался ответный выстрел по солдатам Ордо. Пираты все еще боролись, пытаясь выбраться из западни. Никто из них еще не знал, что до Авроры доберется лишь один инквизитор.

http://pheopic.ru/images/1901/1/34196.jpg

+1


Вы здесь » Ржавый Север » Образы и мгновения » Судовой журнал