В 2017-м году в результате мирового экономического кризиса и обострившейся межнациональной напряженности произошел локальный военный конфликт в одной очередной ближневосточной стране. Как водится, одну сторону конфликта поддержал Запад, другую - Восток. И всё бы кончилось очередным распилом бюджета и смертью тысяч невинных граждан, если бы обе стороны конфликта не решили испытать на этой самой ближневосточной стране новейшее биологическое оружие - причем таковое было как с одной стороны, так и с другой.
И тут случилось то, что впоследствии выжившие назовут "судным днём". Микроорганизмы, стремительно мутировавшие в благоприятном климате распространились сперва по всей небольшой ближневосточной стране. Затем - по странам-соседям. Дальше - по всему миру.
Люди не нашли вакцины. Не нашли и способа защиты.  Распространяющаяся на фоне глобального кризиса эпидемия уносила за собой множество жизней, с каждым разом становясь только безжалостнее. Ограничиваясь сухим «вакцина разрабатывается», государства закрывали перед заражёнными двери больниц вне зависимости от уровня благосостояния гражданина и развитости страны. Напряжение нарастало с чудовищной скоростью — и вот, перед лечебницами стали собираться толпы. Сначала это были митингующие, которые просто просили. Потом стали требовать и угрожать. Митинги начали подавляться, протестующие безжалостно разгонялись.
Уже не помнят, кто же не выдержал первым. Началась очередная война, только теперь уже она охватила весь мир, и если сначала ещё было понимание того, кто с кем воюет, то потом и оно ускользнуло. Очень скоро хоронить трупы стало попросту некому. Вирус и война выкашивали человечество, и останавливать и то, и другое было уже бесполезно. И по сей день никто не знает,  почему этому безумию дали вырваться на свободу, только слухи и ходят.
Выжить удалось лишь тем, кто успел скрыться в самых глухих уголках планеты или там, где полностью исключался контакт с любыми живыми существами извне. Биологическое оружие "работало" год. После этого оно, мутировав в очередной раз, уничтожило само себя. К этому моменту на Земле осталось в живых порядка полутора миллионов человек.
Прошло 60 лет. На дворе 2077 год от рождества Христова. Выжившие научились существовать в ставшем негостеприимным мире, полном изменившихся и приспособившихся к новым климатическим условиям растений и животных.
Появились полисы - города-государства, в которых сосредоточилось подавляющее большинство выживших. У каждого полиса появилась своя "армия" - силовые структуры, призванные защищать людей от внешних и внутренних опасностей.
Каждый полис имеет свой собственный политический и социальный строй, не все из них дружелюбны, но нехватка ресурсов и жажда выжить развила в новом мире торговые пути и коммерческие союзы - и товарооборот наладился.
Разумеется, появились те, кто хотел разжиться чужим добром бесплатно. Разумеется, появились и те, кто был готов защищать чужое добро за соответствующее вознаграждение.
Но практически никто из выживших не знал, что гибель старой цивилизации привлекла на эту землю силы и созданий, которые ранее считались пережитками древних мифов, легенд и суеверий. Сами себя эти существа называют "древними". Когда-то давно пращуры их называли "богами" и "демонами". Некоторые и до сих пор так считают - культисты, сектанты, нашедшие себя в поклонении новым "старым" богам. Но их слишком мало и живут они в изоляции, так что основная часть человечества не знает, что за угроза нависла над новым миром.
Правда есть и те, кто хорошо это осознаёт. Тех, кто называет себя "инквизиторами" - еще меньше, чем тех, кто поклоняется древним. В свою очередь, древние хорошо понимают, какую угрозу несут в себе противостоящие им люди - и их это не может не беспокоить.