ОРГАНИЗАЦИЯ

Объявления администрации — ◄●●●►
Вопросы и предложения — ◄●●●►
Оформление профиля — ◄●●●►
Поиск партнера по игре — ◄●●●►
Хронология эпизодов — ◄●●●►
Закрытие эпизодов — ◄●●●►
Отсутствие — ◄●●●►
Связь с администрацией — ◄●●●►

Новости форума

Наш мир живее всех живых,
сюжетные квесты вскоре будут выложены, а пока приглашаем к костру всех усталых путников.
p.s. экран прокручивается вправо :)

АДМИНИСТРАЦИЯ




Ржавый Север

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ржавый Север » I Дивный новый мир » Большие проблемы в маленьком городе


Большие проблемы в маленьком городе

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

● Название Большие проблемы в маленьком городе
● Место и время полис Стокгольм, 2078 год, 1 марта
● Описание "Аврора", после очередного торгового перехода в конце зимы, наконец добралась до Стокгольма. Прибыли выходили более чем знатные - кроме плавучего полиса в феврале и начале марта практически ни один другой корабль не рисковал выходить в открытое море, а, следовательно, они были монополистами на небольшой срок. Оставив корабль, Рихард решил просто прогуляться по Стокгольму в собственное удовольствие, отвлечься от дел и расслабиться. Даже никакого сопровождения с собой тогда не взял - да и зачем? И, пожалуй, не было бы в его прогулке ничего интересного, ежели бы судьба не столкнула инквизитора с Евой, у которой как раз выдалась в жизни очередная черная полоса, что отличалась совершенно непроглядным оттенком.
● Участники Рихард, Ева

+1

2

Пару дней назад, один из двух портов Стокгольма, индустриальный Стадсгордскайен, принял крейсер "Аврора". Хотя принял – это громко сказано. Крейсер пришвартовался самостоятельно, да так и остался, прибывший, вероятно, для обмена и торговли. Район, в котором решил засесть крейсер, отличался сомнительным контингентом и бурной ночной жизнью. Возможно, часть сделок проводилась неофициально, быть может, здесь был какой-то склад товаров, Ева точно не знала.
Но задавалась вопросом: почему не Фрихамнен, расположенный ближе к центру?
Впрочем, ей, можно сказать, повезло. Она уже вторые сутки наблюдала из окна комнаты внушительный корабль, который в сравнении с утлыми шведскими судёнышками, зимующими в Фрихамнене, выглядел царём, богом и чудом техники.
Забот у неё своих хватало и мечты о том, чтобы когда-либо подняться на палубу плавучего полиса так и оставались мечтами. Да и интересовал он её исключительно с точки зрения мобильности и возможности повидать мир. Ева, по правде, никогда не задавалась вопросом, а что нужно сделать, чтобы туда попасть? Да и некогда было.

Ближе к вечеру у торговки была забита стрелка с клиентами, желающими получить кое-какой товар, что был у неё на руках. Немного джанка и травки – мелкое барыжничество, которое обычно оставалось незамеченным. В этот раз ей перепал ещё и амфетамин, большая партия, на сто золотых; заказной, "чистый", какого она не видела очень давно. И часть его, само собой, сломив её силу воли, была несколько... употреблена. Всё было бы не плохо, если бы у неё ещё оставались деньги, чтобы доплатить за отсутствующие граммы из своего кармана.
После "продажи", она обычно встречалась со снабженцем, Питом. Обмен деньгами и вычет её доли проходил быстро и чётко, без привлечения лишнего внимания. Терзали только Еву смутные сомнения за вскрытый мет. А вдруг клиент не захочет покупать? Обычно-то брали без вопросов, меньше запрошенных граммов, но то, что у неё было на руках, отличалось по качеству. "Пусть всё пройдёт хорошо".
Девушка откровенно ссалась. В прошлый раз, за её косяк, снабженец стребовал сполна. В этот раз провинность могла была куда больше и дороже.

На улице было, мягко говоря, прохладно. Близость моря, влажный северный климат, ветер – Ева, одетая в два свитера и куртку, с облезшим капюшоном, в вязаную синтетическую шапку и перчатки без пальцев, пыталась согреть руки дыханием. Питер запаздывал, впрочем, он никогда не спешил. Девушка даже была ему благодарна за медлительность, она судорожно продумывала речь. Да, опасения её подтвердились: увидев вскрытую упаковку мужчина, что должен был ей всучить сто монет за пакетик, отказался. Это был пиздец. И снабженцу ещё предстояло о нём узнать.
- Здорово, рыжая. Ну как, что?
- Пит, - девушка неискренне улыбнулась, оборачиваясь на его голос, - Хей. Ты не один.
- Ага, - он бросил короткий взгляд через плечо на двух сопровождающих, - В этот раз, сама видела, навар большой. Не хотим по дороге быть обчищены, не то, чтобы это сильно грозило, - светловолосый швед сверкнул удивительно белозубой улыбкой в тусклом свете одинокого фонаря, единственного на ближайший квартал. Да, Питер таскал с собой пистолет и, была бы его воля, приклеил бы его себе ко лбу, как знак своей невъебенной крутости. Ева, правда, ни разу не видела, чтобы он его пускал в ход по настоящему, но сброду, что к ней приставали после смены, достаточно было его демонстрации. Несмотря на жёсткость, швед не был таким уж говнюком. После смерти Андерса он ей немало помогал, не за "спасибо", конечно, но что делать.
- Питер, - Ева сбросила с плеч рюкзак, который должен был быть забит минимум двумя сотками золота и остатками нераспроданного товара. Увы, наркоты там было больше, чем денег. Всего девяносто семь червонцев, - Мет не взяли.
- Вот как? Почему же, Ева?
- Не понравился товар.
- Действительно? - Питер, взяв рюкзак, передал его одному из ребят. Склонил голову, неторопливо подходя к ней ближе, - Всё так, как ты говоришь? Или ты, сука такая, вскрыла его?
Девушка отступила на два шага назад, заходя за фонарный столб, - Питер, успокойся. Я знаю, кто его возьмёт!
- Ульфрик, проверь, вскрыта ли упаковка.
- Вскрыта.
- Ева, блять
, - снабженец покачал головой, - Совсем мозгов лишилась, подставила меня, себя. Я бы тебе дал время его толкнуть, но скажи мне, ты сможешь кому-либо продать его за сотенчик за двенадцать часов? Мне завтра утром передавать деньги дальше. По мелочи ты только половину распродашь и то, блин, никто не поверит, что это "чистяк", ещё и доплачивать придётся. Давай, гони мне сотку. Прямо сейчас.
- Прекрати, ты сам знаешь, что у меня с собой сейчас её нет. Дай мне времени до утра, что не продам, то сама оплачу. Не кипишуй. Я тебя не подводила.
- Серьёзно? Прямо каждый раз не ты накладываешь лапы на химку и потом одалживаешь деньги по знакомым, - он снисходительно ухмыльнулся.
- Питер, я...
- Могу тебе дать десятку.
- Питер, спасибо!
- Ребята, а вы можете дать Еве по десятке? - швед обернулся к сопровождающим, - Пит, - Ева прекрасно поняла, к чему клонил снабженец и подняла руки, в знак капитуляции и примирения, - Не надо. Вообще ничего не надо.
- Ну что ты такая неласковая, рыжуля. Тридцать монет, соглашайся. Может даже тридцать пять.
Девушка, нервно поправив шапку, пятилась спиной всё дальше к выходу из переулка. Снабженец лениво достал пистолет, направил на неё.
- Он заряжен, - многозначительно заметил Ульфрик, глаз не сводя с пушки.
"Ну да, какой прок в незаряженном пистолете?"
- Ну хорошо, хорошо, - проговорила девушка, и добавила, - bra.
Пит убрал свой сорок пятый. Ульфрик же, привалившись к стенке, внимательно рассматривал заткнутый за пояс пистолет. Рядом, не издавая ни звука, стоял второй сопровождающий, в сером костюме.
Эта сцена казалась настолько нереальной и бесмысленной, словно Ева через силу заставила себя влезть в чужой сон; актерская пьяная отсебятина, испортившая замысел режиссера.
- Я первый, - Питер, осклабившись, двинулся к ней.

Отредактировано Ева (2016-03-01 14:51:29)

+3

3

Рихард спокойно шел по Стокгольму. Он шел медленно, спокойно, никуда не спешил - на Авроре остался совет грандов, так что за полис можно было не опасаться: они знали, что капитан зачастую сходит на берег на несколько дней, вовсе не появляясь и не подавая никаких вестей. Правда, обычно инквизитор брал с собой хотя бы пару бойцов - иногда это было необходимо для собственной безопасности, а иногда просто для успокоения совета.
Он хмыкнул, заворачивая за угол и сходя с широкого проспекта, заваленного проржавелыми грудами автомобильных корпусов. Совет относился к своему капитану слишком трепетно. Больше, чем Рихард того заслуживал. Сам бы он на их месте даже не подумал волноваться за человека, который любую помощь со стороны либо отвергает, либо принимает как должное и уж точно не преисполняется благодарности к тем, кто удосужился в очередной раз подумать о его жизни.
Координатор, перешагнув через порог, вошел в помещение восстановленного магазина. Когда-то давно здесь действительно был большой выбор товаров - сам капитан Авроры ничего подобного в жизни не видел, однако читал пару книг об этом, видел довоенные фотографии, а однажды ему в руки даже попалась небольшая брошюрка с каталогом жратвы, что раньше продавалась в этих огромных помещениях. Ныне же тут был совершенно скудный выбор еды, даже ни в какое сравнение не шедший с минувшими днями.
На прилавке лежали несколько буханок хлеба, вяленое мясо, еще какие-то бытовые мелочи, по которым инквизитор равнодушно скользнул взглядом.
- Чем могу помочь? - приветливо улыбнулась женщина, что продавала всю эту снедь.
Рихард чуть улыбнулся в ответ. Краем рта. Он упорно гнал из головы привычные мысли о том, сколько ему секунд понадобиться, чтобы вырезать всех четырёх посетителей магазина и торговку, если бы они были еретиками и при них имелось огнестрельное оружие. Выходило по меньшей мере десять секунд.
- Сколько за пять леденцов? - он кивнул на темно-оранжевые фигурки животных, что были вылиты из жженого сахара и насажены на деревянные палочки.
- Золотой.
Инквизитор, тихо и с облегчением вздохнул, поняв, что его не узнали. Обычно, когда люди слышали, что перед ними глава полиса, то норовили как-то услужить, польстить, подлизаться. Иногда бесплатно отдавали товары. А один раз какой-то ошалелый старик додумался предложить ему свою дочь в жены. Сказать, что Рихард не любил подобное к себе отношение, значило высказаться решительно мягко. А такое случалось часто, учитывая, как быстро разносятся слухи по полисам.
Он достал из кошеля  десятиграммовую монету и положил на прилавок. Женщина передала ему леденцы, завернутые в кусочек тряпицы. Капитан расстегнул пальто и, заложив сверток во внутренний карман, вновь застегнул пуговицы. На улице еще чувствовалось мертвенное дыхание уходящей зимы и Рихард с сожалением размышлял, уходя из магазина, что не надеть шапку с его стороны было крайне опрометчивым шагом.
А небо начинало потихоньку темнеть, солнце заходило за горизонт.
Координатор продолжал медленно шествовать по закоулкам полиса, не глядя, куда идёт. Он размышлял о том, как когда-то давным-давно, будто в другой жизни, так вот беспечно гулял по улицам Питера, ведя под руку девушку. А потом орден оказался на грани уничтожения, и им всем пришлось расстаться. Уехала и Татьяна, явно не собираясь связывать свою жизнь с тем, из-за кого погибло столько хороших людей.
От грустных мыслей Рихарда отвлекли звуки речи, что послышались рядом.
Инквизитор остановился и прислушался. Он понимал шведскую речь достаточно, чтобы уразуметь: какую-то девушку собираются призвать к ответу за долг. А словом "товар" везде и всегда называли наркоту или подобную дрянь.
Он осторожно выглянул из-за угла. К нему лицом находилась лишь девушка. Трое мужчин рядом с ней были повернуты к нему спиной.
Был ли капитан Авроры защитником слабых и угнетенных, рыцарем без страха и упрека? Нет.
Но сейчас он увидел на рукаве одного из них вроде бы случайный узор. На такой не обратит внимания никто - мало ли осталось логотипов со времен до судного дня?
Однако, не узнать символ культа Воина, инквизитор не мог. Сама собой на его лице проявилась хищная ухмылка, когда он спрятался обратно за угол, крепко прижавшись спиной к кирпичной стене. Сердце билось быстро. В голове звучал какой-то неимоверно старый стишок, что Рихард когда-то запомнил чисто случайно.
Я узнал, что у меня
Есть огромная семья

Расстегнулось пальто, разметав полы и подставив свитер морозному воздуху. Правда, кровь уже так билась в жилах инквизитора, что он не чувствовал холода. В руке, доставаемый из нательной кобуры, блеснул матовым стволом пистолет.
И тропинка и лесок
В поле каждый колосок

Заряженный штатными восемью патронами магазин, скользя по хорошо смазанным направляющим, вошел в рукоять ТТ. Оттянутая затворная рама, взведя курок, была отпущена - и возвратная пружина, с лязгом вернула раму на место, подавая патрон в патронник. Инквизитор всегда наслаждался этим звуком удара металла о металл.
Речка, небо голубое
Он задержал дыхание и вышел из-за угла. Вскинул руку с пистолетом. Прицелился. Нажал на спуск.
Голова крайнего правого отморозка взорвалась осколками черепа, кровь и мозги окрасили стену.
Это все моё, родное,
Второй выстрел тут же последовал за первым. Крайний левый упал на спину, пытаясь руками заткнуть пробитое горло. Только с раздробленным шейным позвонком и без кадыка жить ему оставалось очень недолго.
Это Родина моя,
Последний успел обернуться. В глазах его был ужас и непонимание. Инквизитор стрелял без предупреждения, без сомнений и долгих раздумий. Третий выстрел отправил в небытие того самого демонопоклонника, что имел наглость носить своё клеймо открыто и нагло. Пуля прошла через его голову навылет, войдя в стену рядом с забрызганной кровью и мозгами девушкой.
Всех люблю на свете я!
Координатор удовлетворенно улыбнулся, оглядев трупы и "спасенную". Ему хотелось хоть с кем-нибудь обсудить то, как он за четыре с половиной секунды раскрасил темную ночь багряным цветом. Пистолет вернулся в кобуру под пальто.
- Доброго вечера, милая фройляйн, - ухмыляясь, по-шведски проговорил Рихард, - я не слишком помешал вашему досугу с этими уважаемыми господами?
Он наконец выдохнул. Дыхание восстанавливалось.

+3

4

Замигала старая лампочка в фонаре. Один, второй раз. Выровнялась. Они были совершенно одни в переулке.
Ссутулившись, Ева, не мигая смотрела на светловолосого парня, что когда-то казался ей похожим на Андерса. Он не торопился, смакуя её беспомощность и покорность.
Девушка повела плечом. А что тут сделаешь? Убежать и получить пулю в спину? Вряд ли кому-то есть дело, жива она или мертва. А снабженец прав, ей не удастся распродать оставшийся амфетамин за половину суток. И скрыться от его посредников она никуда не сможет. Секс в подворотне – далеко не самое отвратительное, до чего смог додуматься швед. Смущали только его дружки, ведь их она не знала.
Пит коснулся её щеки, скользнул шершавой ладонью вниз по шее; она брезгливо отдёрнулась. За счастливое лицо он ей не платил. Паренёк хмыкнул, деловито дёрнул пряжку своего ремня, красуясь кривой ухмылкой на лице. Справедливо. На прелюдии он тоже не подписывался.
Сопение Пита, звук расстёгиваемого ремня, ширинки – Ева демонстративно зевнула, прикрывая рот ладонью.
Оглушительный, непривычный грохот разорвал ночную тишину. Девушка вздрогнула от неожиданности, сдавленно пискнула, не успела ничего толком сообразить. Голова паренька в сером костюме лопнула, словно переспелый фрукт, разлетаясь брызгами и осколками во все стороны. Ева вздрогнула ещё раз – что-то тёплое ударилось ей в щёку.
Пит, с круглыми как плошки глазами, глядел на неё, точно так же не врубаясь, что происходит.
"Пистолет, придурок! Доставай свой пистолет!"
Швед неожиданно скривился, схватившись за живот, будто его сейчас блеванёт на рыжую девку, что он собирался изнасиловать. Евка попятилась, схватившись за голову.
Выстрел – Ульфрик, хрипя и фонтанируя кровью, упал на колени, пальцем судорожно указывая куда-то в тень переулка.
"Сделка слита!" - тут же сообразила девчонка, - "Нас пропалили! Бежим!" Она протянула руку снабженцу, которого в столь не подходящий момент выворачивало наизнанку и... прогремел последний выстрел.
Серые глаза Питера в последний раз встретились с её взглядом, полным немого отчаяния. Секунда и пуля, выпущенная твёрдой рукой неизвестного стрелка, угодила прямо в затылок шведу, прошивая его насквозь и с треском впечатываясь в стену позади девушки. Брызнуло во все стороны.
Ева, крепко зажмурившись, застыв в неестественной позе, стояла посреди улочки, боясь разомкнуть веки. Со скрипом покачивался фонарь над её головой. Всё стихло.
Она дрожала мелкой дрожью от холода, страха и адреналина. Услышала чеканный шаг по направлению к ней и открыла один глаз, стараясь смотреть в пол.
Зря. Под ногами её размазалась розовато-белёсая кашица; осколки черепа, кровь, отвратительный запах – кто-то обосрался перед смертью. Взвизгнув, девчонка отпрянула, часто-часто дыша. В панике огляделась по сторонам, едва не рыдая от отчаяния. Ну? Где другие? К горлу подкатил желчный комок, она судорожно сглотнула. Ватные коленки отказывались держать на себе свинцовое тело и девица, не с первой попытки уперев левую руку в стенку, зажала другой ладошкой рот, с трудом удерживая ужин внутри.
"Мамочка!"
Из теней вышла высокая фигура в длиннополом плаще. Мужчина. Ева подняла на него невидящий взгляд, шмыгнула носом.
- Доброго вечера, милая фройляйн, я не слишком помешал вашему досугу с этими уважаемыми господами?
Она тупо глядела на то, как он деловито прячет пистолет.
- Ч-ч-то? Ч-что тебе н-н-нужно? - от волнения, дилерша начала заикаться, начисто позабыв о том, что умеет говорить по-шведски. Её до боли банальный вопрос звучал на чистейшем русском.
Она выпрямилась, пошатываясь, предостерегающе вытягивая правую руку и показывая этому психу дистанцию, которую следует держать по направлению к ней. Вряд ли бы ему это помешало, но что она ещё могла сделать?
- Зачем? За что?!
Она в полном шоке уставилась на лицо мужчины, - Да кто ты вообще такой, мудила?!
С каштаново-рыжих волос свисал какой-то ошмёток, мешающий смотреть на собеседника. Резко проведя рукой, девушка стряхнула на землю это "что-то", что она предпочла не идентифицировать.
Она боялась, что власти накрыли их маленький бартер, но, чёрт возьми, этот конченный не был местным блюстителем порядка и уж точно не имел никакого отношения к армии Стокгольма. Евка, пережив первичный шок, грязно выругалась по-русски в сторону незнакомца, понося его, на чём свет стоит. "О чём он вообще думал?! Да кто он такой? Рэмбо в плаще, который только что спас девушку от насильников?! Идиот! Идиот!"
Она пошарила взглядом по трупам. Стоит забрать ствол, товар и деньги. Все, какие сможет найти.
Девушка, не прекращая ругаться и с отвращением растирать по лицу остатки Питера, подняла с земли рюкзак, набитый монетами и наркотой. Срать ей было на этого дылду в плаще. Что ей-то делать прикажет? Она прекрасно понимала – это крах. Ей теперь полный пиздец. Её найдут и кожу заживо сдерут за дохлого снабженца и его дружков. Все, просто все в Стокгольме знали, что она сегодня с ним встречается и все, сука, все подумают, что она сама решила устранить его, чтобы не платить сто червонных за проёбанный амфетамин. Десять минут назад она была просто в жопе, а теперь, спасибо этому хлыщу со стволом, оказалась ещё глубже, хотя и не представляла, что такое возможно.
- Спасибо, блять! О, да. Бо-о-ольшое спасибо.
Она, наконец-то нашла, что искала: спички и самокрутки. Нервно чиркнув, прикурила и втянулась дымом, чувствуя, что по щекам льются горячие слёзы обиды. Да лучше бы её оттарабанили все дружки Питера, чем попасть в немилость к верхушке наркобизнеса.
- Блять, - она вновь нервно затянулась дрожащими руками, стягивая с головы мокрую насквозь шапку и, морщась, бросая её на асфальт.
"Фу, чёрт тебя дери! Фу, я вся... я вся в какой-то жиже!"
- Что надо от меня?
"Недостаточно насрал в мою жизнь? Ну давай, спаситель чёртов, сделай всё ещё хуже! Можно было сначала спросить, нужна ли мне помощь вообще?"
Если он думал, что она бросится ему на шею – он здорово прогадал.

Отредактировано Ева (2016-03-02 00:29:17)

+3

5

Рихард с интересом смотрел на дело рук своих. На три обезображенных трупа, на лужу крови, что расплывалась по треснувшему асфальту. Более всего его сейчас, однако, интересовала облитая кровью девушка, что была явно в шоке - в конце концов, не каждый день рядом с тобой у людей взрываются головы и глотки, разбрызгивая теплую багряную жидкость.
Впрочем, к её чести, девушку не вырвало. Может, была привычна к такого рода зрелищам - поисковик? - а, может, просто находилась в полнейшем шоке.
Инквизитор сделал еще пару шагов по направлению к ней, не обращая внимания на жесты. Он спрятал пистолет в кобуру, но застегивать пальто не спешил, да и ТТ находился во взведенном положении, в магазине еще были пять патронов, один из которых был в патроннике. На то, чтобы выстрелить, у Рихарда могло уйти меньше двух секунд. Обычный приём - если среди выживших еще оставались культисты, они всегда "клевали" на вид безоружного человека и пытались сразу же его убить. В случае с инквизицией - безуспешно.
- Ч-ч-то? Ч-что тебе н-н-нужно? Зачем? За что?! - окровавленная девушка уставилась на него, - Да кто ты вообще такой, мудила?!
"Да ты русская, сестренка. Оно и к лучшему. Быстрее поймем друг друга."
Рихард, едва растянув губы в ухмылке, не моргая смотрел ей в глаза. Его снова не узнали. Оно и к лучшему.
- Тебе бы вежливости поучиться, - левая ладонь координатора спокойно легла на эфес шпаги, что висела сбоку на перевязи, как если бы инквизитор хотел поправить оружие в ножнах. В голосе его звучал неприкрытый сарказм, он теперь говорил тоже на русском языке, - Так много вопросов, так мало ответов, не правда ли? Начну с последнего. Я - Рихард. Эти трое джентельменов были мне должны. Впрочем, сейчас они отдали свои долги сполна. Теперь же мне нужно знать ответы на несколько...
А вздорная баба, меж тем, продолжала материться. Судя по её словам, она явно считала, что в командире Авроры проснулся белый рыцарь на белом коне с бабочками в животе, который пришел её спасти весьма радикальным и экстравагантным образом.
Рихард прислушался, чуть повернув голову в сторону. Пока на звук никто не бежал, но было маловероятно, что гром выстрелов кто-то мог не услышать - оставалось лишь ждать, пока появятся любопытные или заинтересованные.
- И здесь не самое лучшее место, чтобы беседовать, ты не находишь? - промолвил инквизитор и добавил, с интонацией, которая не подразумевала споров, - Следуй за мной.
Безо всяких церемоний капитан схватил девушку за руку и быстрым шагом повел через переулки. Они шли так быстро, как это было возможно, чуть ли не срываясь на бег. В конце концов, когда уже вокруг них оставались лишь разрушенные довоенные здания и не было никаких следов пребывания живых людей на протяжении многих месяцев, Рихард завел девушку в одно из зданий. Остановился.
- Вот теперь я отвечу, что мне надо, - он сел на подоконник провалившегося окна и вновь пристально уставился на лицо "спасенной", - С кем общались эти трое? Более остальных меня интересует тот, что был по центру. Где жил? Чем занимался? Куда ходил? Всё, что ты знаешь. Поверь, это важно сейчас не только для меня, но и для тебя.
Объяснять, зачем ему знать ответы на все эти вопросы, инквизитор не стал. Он вообще не любил кому-то что-то объяснять. Девица, судя по всему, не была культисткой, хотя и не враждовала с теми мертвецами. Следовательно, встретились они не случайно - и она точно должна была что-то знать о них.
- Кстати, как тебя зовут?
Прокручивая в голове варианты дальнейшего разговора, Рихард подумал, что какой-нибудь другой инквизитор уж точно не стал бы действовать так прямолинейно. Скорее всего, случайный товарищ по ордену просто подождал бы за углом, пока культисты насовали бы девке во все отверстия. Затем проследил бы за ними, пошел следом. Оценил бы общее число противников. И только потом бы начал разрабатывать план, как их всех уничтожить наилучшим способом.
Но если бы Рихард удержался от сиюминутной кровавой мясорубки, это был бы не Рихард. Да и, в результате, вышло всё вполне удачно - убийство явно не спишут на стороннего человека, особенно на лидера полиса, а однозначно подумают о разборках между бандитами. Если вообще в этом районе Стокгольма проводят расследования.

+3

6

Она спешно обыскала трупы, кивком соглашаясь со словами мужчины, что трепаться на месте преступления небезопасно. В её понимании это означало, что он идёт налево, она – направо и больше они никогда не видятся. Она благополучно сбросит вину за три трупа на него, раз вся эта заварушка – некая ей неведомая месть. Вопрос с деньгами, правда, всё ещё оставался открытым.
Пятнадцать червонцев с Питера, записная книжка и сорок пятый, отправившийся во внутренний карман горнолыжной куртки; семь золотых с безымянного паренька в сером костюме и полный ноль с Ульфрика. Зато на запястье его были рабочие наручные часы – годная штучка, которую она также прибрала к рукам. Куцый улов.
Забросив лямку рюкзака на плечо, она обернулась к дяденьке, который, наплевав на её предупреждения, ошивался рядом, нервируя её зону комфорта.
- Согласна, уходим.
Потушив сигарету, Ева развернулась на каблуках, намереваясь добраться до паба и попросить помощи у знакомых. Рихард ухватил её за руку.
- Эй, эй! - девушка дернула предплечьем, - Пусти!
Ботинки с противным звуком шкрябнули по асфальту; мужчина, никак не реагируя на её протест, поволок свидетельницу вглубь переулков, срываясь на бег. Евка молча бежала бок-о-бок, совсем растерявшись от такого развития событий.
Остановилась безумная гонка только в нежилом районе. Среди разрушенных довоенных построек слышался отдаленный лай местной стаи дворняг. Редкие огни центра полиса "Стокгольм" остались далеко позади.
Мужчина, втолкнув её в проём заброшенного дома, зашёл следом; отпустил наконец-то, садясь на подоконник и поднимая на наркоманку стальной взгляд.
- С кем общались эти трое? Более остальных меня интересует тот, что был по центру. Где жил? Чем занимался? Куда ходил? Всё, что ты знаешь. Поверь, это важно сейчас не только для меня, но и для тебя.
Девица покосилась на эфес шпаги, не собираясь спорить со столь весомым аргументом. То, что это важно для него, она уже поняла. Для неё же было важно кое-что иное.
Слова Рихарда расходились с действиями: ты совершаешь месть должникам, но даже не знаешь о них ничего? Попахивало дешёвым бульварным романом. Впрочем, истинные мотивы его поступков её вообще не волновали.
- Возможно. Могу сказать, что мне точно было важно, чтобы между нами не было недопонимания. Трое ребят, которых ты завалил и сто червонцев. Так как с первым у нас не сложилось, давай обговорим второй пункт? Как плата за информацию.
Мужичок-то явно был при деньжатах, уж этот красивый плащ, да дорогое оружие он не крал. Лицо не исхудавшее, синяков под глазами нет – не голодает, не потребляет. По-шведски шпарит, по-русски шпарит – путешествовал, значит. Наёмник? Возможно. Вон как ловко с пушкой управляется.
Откажет – ну что же, информацию она ему подбросит в любом случае, иначе ей не жить.
- Есть ещё одно...одна просьба. Через двенадцать часов, - девушка поднесла к глазам часы Ульфрика, - через одиннадцать часов, - внесла она правку, - У того, что был в центре – Питера, фамилий не знаю, стрелка с посредником, которому он должен был передать деньги за один... товар.
Ева нахмурившись посмотрела на Рихарда и поняла, что темнить смысла нет. Он просёк, что было в обороте.
- Ну ты сам понял, Первый Мститель, что мы тут толкаем. В общем, мне отплатишь своей защитой и сможешь с ним по душам потолковать.
Правда тут у неё зародились смутные сомнения, что, быть может, обиженный наркодельцами наёмник порешает и верхушку Питера. Это ставило её в совсем невыгодное положение.
- Только давай так, ты мне позволишь отдать ему деньги. Позволишь ему донести их до верха, потом – пожалуйста, делай, что хочешь. Я не хочу ввязываться в это дерьмо, мне нужна эта работа.
Она грустно вздохнула. Вот что за отвратительный день. Из-за какого-то придурка, одержимого своими разборками, страдает она. Девица невольно поёжилась, вспоминая, как мозги Пита украсили собой переулок. Жутко хотелось выпить. Или ширнуться.
- Ева. Зовут меня так, - она глянула на мужчину, прикидывая, насколько разумно предлагать ему идти к ней домой. Здесь она ночевать точно не собиралась, в конце концов, ей перед встречей надо было переодеться хотя бы.
Вряд ли до утра за ней явятся с поличным. Скорее всего вопросы о том, что же случилось со снабженцем и его командой, начнут всплывать, если деньги не найдут адресата. А уж она постарается, чтобы всё прошло как по маслу.

+2

7

Девушка стояла перед ним и говорила. Причём говорила так, будто это не он только при ней с легкой руки застрелил сразу троих наркоторговцев, а это сделала она сама. Пожалуй, если бы Рихард еще умел удивляться, то ему пришлось шарить по бетонному полу в поисках отвалившейся челюсти.
А так - он просто смотрел на неё, молчал и слушал, не отводя тяжелого взгляда. В голове у него крутились самые разные мысли - пожалуй, одной из самых назойливых была идея отрезать наглой девке, что удумала с ним торговаться, уши. Затем при ней же их пожарить на костре, а потом заставить её их сожрать. Или другое - раз она так золото любит, можно было сделать наркоторговке надрезы на руках и ногах, а в них запихать столько монет, сколько влезет под кожу. Рихард мог бы знатно развлечься с ней и любым иным способом, коих он знал массу, но пока не спешил с этим. Если фройляйн общалась с еретиками, это вовсе не значило, что она сама одна из них или сочувствует оным.
"Стареешь, Рихард. Стареешь", - сам к себе мысленно обратился инквизитор, - "Раньше ты убивал всех, кто оказывался в одном селении с культистами. Дети, женщины, старики. С печатями и без. Невиновные и виноватые - все шли под тяжелую косу жнеца, не оставалось никого, кто мог бы рассказать о жестокости карательного отряда с Авроры. Впрочем, тогда были иные времена. Тогда все полисы договорились, чтобы тебя уничтожить. Теперь другое."
Вспомнив о том, что разговор с самим собой - верный путь совсем съехать с катушек, Рихард моргнул. Мягко улыбнулся и пожал плечами.
- Знаешь, Ева, у меня сейчас нет с собой денег. Так уж вышло, не взял - сама понимаешь, не в торговую лавку я шел за продуктами. Но, если ты мне поможешь, я щедро тебя вознагражу. Даю слово.- он кивнул, закинув ногу на ногу. Тот факт, что она приняла лидера полиса за наёмника - причём какого-то странного мажорствующего наёмника, который додумался на дело одеть красивое драповое пальто - значит можно развлечься и сыграть роль. Зачем разочаровывать девушку? Угрожать и убивать он умел, причём лучше многих. Но сейчас вновь в дело включилась пресловутая непредсказуемость мысли координатора, которой опасались как враги, так и друзья.
- Конечно, я понял, что вы там обменивали. Не дурак. Дурак бы не понял, - ухмыльнулся инквизитор, всё так же пронзительно вглядываясь в лицо Евы и чуть склонив голову на бок, - Раз уж всё равно дальнейшие поиски должников связывают меня и тебя, то почему бы не помочь ближней своей? Отбросим корыстные побуждения. Хоть они и оправданы святым писанием. Тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и богатства – жизнь вечную. Новый Завет, послание к римлянам, глава 2, стих 7.
Инквизитор улыбнулся одними губами. Он читал достаточно довоенных книг за свою жизнь. И любил иногда цитировать религиозные тексты, даже учитывая, что не относил себя ни к одной оставшейся мировой религии. Это порой ему самому напоминало о том, в честь кого был назван орден демоноубийц.
Достав из внутреннего кармана трубку, Рихард забил внутрь махорки из кисета и, чиркнув кремнем масляной зажигалки, подкурил. Затянулся и выпустил дым, разглядывая растрескавшийся потолок заброшенного дома. Где-то в углу, зашуршав, скрылась в завалах мусора здоровенная крыса.
- Между прочим, тебе бы умыться не помешало. - заметил мужчина, - И одежду сменить. Или хотя бы постирать.
Координатор еще раз внимательно оглядел Еву, убеждаясь в истинности своих последних слов. В таком виде девушке не стоило разгуливать ни по полису, ни вне его. В полисе это привлечет охрану, а вне - диких зверей, падких на запах крови. Недаром даже крысы начали сбегаться в давно опустевшие развалины.

+2

8

Он мягко улыбнулся, но улыбка отдавала фальшью.
- Знаешь, Ева, у меня сейчас нет с собой денег. Так уж вышло, не взял - сама понимаешь, не в торговую лавку я шел за продуктами. Но, если ты мне поможешь, я щедро тебя вознагражу. Даю слово.
- Что же, понимаю, - она держалась напряжённо, настороженно, - Я согласна.
Евка вымученно улыбнулась. "Даю слово" - громкие слова для её круга общения и абсолютно пустые. Подчёркнуто вежливый тон Рихарда говорил только об одном: "Говори, а я подумаю. Если мне понравится - уйдёшь живой".
Ладно. Влезать в долги ей не впервой. Справится.
Он ждал ответов и она рассказала всё, что могла.
Питера она знала три года. Тихий, молчаливый друг Андерса за последний год очень изменился. В нём проявилась склонность к жестокости, железная хватка, уверенность в себе. Парню здорово везло в делах - он избавился от пагубных привычек и начал осваиваться в криминальной среде столь яростно, что Ева поначалу диву давалась и завидовала его силе воли. Ровно до той поры, как поняла, что с успехом к нему пришло и безумие (по-иному охарактеризовать его беспричинные вспышки гнева она не могла). С тех пор общались они мало. Где жил? В Гамла Стан, в одном из домов Старого города. С кем общался? Много с кем, назвать поимённо? Питер был коммуникабельным и легко заводил знакомства. Чем занимался? Наркоторговец, мошенник. Вроде бы в последнее время увлёкся охотой и добычей шкур на продажу - так он оправдывал свои отлучки на пару дней раз в месяц. Куда ходил? Сложный вопрос. Паб, в котором работала Ева, пару баров в центре посещал - всё по работе. Пожалуй, больше может сказать его записная книжка, которую она прихватила с собой.
Казалось, наёмник, по отношению к ней, был настроен миролюбиво. Глядел спокойно, пусть излишне пристально, лёгкая улыбка играла на его жёстком лице. Чуждая. Девушка инстинктивно держалась от него подальше. От мужчины веяло смертью.
- Отбросим корыстные побуждения. Хоть они и оправданы святым писанием. Тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и богатства – жизнь вечную. Новый Завет, послание к римлянам, глава 2, стих 7.
Вывод напросился сам собой.
"О-о-о... Да ты из Осло, дяденька? Никак, проповедник? Потрясающе."
Было у неё пару приятелей, что сбежали из-под пяты Папы Александра, пробуя свои силы в свободном Стокгольме. Наслушалась она всяких историй от них, в основном о том, как их душили верой и как они были счастливы мигрировать в Республику.
Рихард, чей возраст она оценила лет в тридцать-тридцать два, теперь казался ещё старше. Мужчина раскурил трубку, уставившись на неё, ожидая ответов, действий или комментариев. А может быть, ему было всё равно, что она скажет. Под бесстрастной маской она не видела его истинных эмоций, и это доставляло дискомфорт.
Она промолчала. А он, выдохнув дым, заговорил снова.
- Да ладно, - язвительно процедила Ева, оглядывая себя, - Дурак бы не понял, - передразнила она его слова. Конечно, она об этом уже подумала, да и не раз. Переодеться, помыться, выпить и рассмотреть в подробностях записную книжку Питера - таков был её план на ближайшее время. После - наведаться в "Akkurat" и занять денег у Марии, хозяйки заведения.
- Я иду домой. Можешь пойти со мной, если хочешь. Полистаешь блокнот Пита, если читаешь на шведском.

До дома они добрались спустя пятнадцать минут. Ева вела по дворам и закоулкам, там, где шанс встретить живую человеческую душу, сводился к нулю.
Неоновая вывеска паба приветливо замигала в ночи. Оглянувшись, девушка свернула в тёмный дворик, не доходя до заведения; потянула за собой наемника.
Поднимаясь по грязной лестнице наверх, она всё же не могла отпустить мысли о том, что же случилось между Рихардом и Питером? Что за долг, цена которому три жизни? И зачем оставил свидетеля? Судя по всему, Рихард мог прекрасно справиться и без неё.
Шнапс лаял и скрёбся изнутри квартиры. Бедного пса давно уже нужно было выгулять и покормить.
Она зашла первой, отпихивая от себя собаку и оттягивая его вглубь тёмного коридора. На ощупь пробралась до комнаты, запалила масляную лампу.
Взгляду гостя представилась обычная мансардная квартирка, небольшая, но обжитая. Потрёпанный диван, старенький кофейный столик, тумбочка о трёх ножках, довоенный шкаф и огромное окно на всю стенку. К гостиной примыкала кухня, нерабочая из-за отсутствия электричества. Санузел тоже не работал, но в ванной стояла большая жестяная бочка, наполненная водой.
Придерживая Шнапса за ошейник, она кивком указала Рихарду на диван, мол, располагайся, а сама прошла на кухню. Хоть покормит животное, выгуляет позже.
- Блокнот в рюкзаке, - бросила она через плечо, - Можешь посмотреть. Найди, пожалуйста, встречу, запланированную на второе марта пополудни - наш клиент. Я пока переоденусь. Есть хочешь?
Она-то знала, что Питер завтра с кем-то встречается, не знала только, с кем точно. Ну ничего, в записях, скорее всего, это указано. Взяв сменную одежду, прошла в ванную, оставив пса наедине с гостем. Шнапс, обнюхав Рихарда, уселся рядом, склонив голову и вывалив из пасти розовый язык.
Времени оглядеть жильё у наёмника было предостаточно, пока хозяйка приводила себя в божеский вид.
Вернулась Ева всяко чище, чем до этого. Она бы с удовольствием помылась целиком, но время не позволяло такой роскоши. Пришлось довольствоваться тем, что лицо, руки и шея боле не украшали кровавые засохшие пятна. Влажные, но чистые волосы девушка зачесала назад. Одежду тоже сменила, всю, кроме джинс и куртки. Мельком бросила взгляд на мужчину.
- Будешь? - Ева достала из тумбы то, что в Стокгольме носило гордое название "виски" и продемонстрировала наёмнику. Налила себе, отпила глоток,- Ну что?
Исчезла с лица вся напускная бравада и храбрость. В домашней обстановке девчонка выглядела совсем отрешённой, задумчивой. Прислонившись спиной к шкафу, она поглядела на наёмника:
- Можно спросить, за что ты их так? Кинули на деньги? Продали тебе дрянь какую? Неужели нельзя было решить вопрос миром?

Отредактировано Ева (2016-03-10 20:49:39)

+2

9

Рихард слушал очень внимательно, не перебивая и никоим образом не показывая, о чём он думает на самом деле. Внешне по инквизитору можно было бы предположить, что он задал все эти вопросы из праздного любопытства, которое совершенно не имеет никакого отношения к реальности. Просто вот интересно стороннему человеку, хладнокровно и жестоко, без дрожи в пальцах, убившего троих людей, чем один из покойников занимался при жизни.
Разумеется, капитан Авроры понимал, что его игра выглядит со стороны совершенно неправдоподобно и отдаёт безумным гротеском. Ему было плевать. Если бы Ева додумалась докапываться до сути прямо сейчас - то без всяких сомнений получила бы пулю в лоб, как и её дружки несколькими минутами ранее.
Итак, стоило пораскинуть мозгами. Парень - типичный маргинал. Связался с наркотой, с криминалом. С кем не бывает? Но внезапная жетокость, хватка, уверенность - вполне подтверждали догадки инквизитора. Пятнадцатилетний опыт убийств не пропить и не спрятать - было очевидно, что Питер, как его звали при жизни, однозначно успел присягнуть Воину, как бы этот демон себя теперь ни называл. Узнать что-то более конкретное от самой Евы было маловероятно - девушка явно не входила в круг близких знакомств демонопоклонника.
Но Рихард всё равно решил ухватиться за ниточку. Цель оправдывала средства - если бы он убил одного из девятки, это бы ознаменовало начало конца потусторонних тварей на Земле. И было бы символично, если бы Воина убил он сам, а не кто-то другой из ордена.
- Я иду домой. Можешь пойти со мной, если хочешь. Полистаешь блокнот Пита, если читаешь на шведском.
Координатор кивнул. Он сейчас был готов идти куда угодно, хоть в преисподнюю с саблей наголо.
- Не откажусь. Я не очень понимаю шведский, но вдруг там окажется что-то интересное.
Глаза инквизитора сверкнули в свете алеющей махорки из чаши раскуриваемой трубки. Он солгал, не моргнув и глазом - за прошедшие годы странствий между полисами, лидер Авроры умел читать и говорить на каждом общеупотребительном языке. Но знать об этом Еве было совершенно ни к чему.
До жилища девушки, что связалась с наркоторговцами, путь оказался не долгим - хотя даже в таких диких местах Рихард успел краем глаза зацепить знакомые силуэты - в переулках бродили люди с Авроры, которые его не успели увидеть. Оно и к лучшему. Зачем портить представление? Если бы свои увидели капитана - то наверняка бы додумались обратиться к нему и перекинуться парой слов, что могло бы обернуться крахом всей операции.
В квартире, куда они пришли, было достаточно чисто. Капитан заметил, что Ева бывала в своём обиталище частенько - по крайней мере для того, чтобы полы не покрылись слоем пыли, а вода в бочке не протухла.
- Блокнот в рюкзаке, - сказала Ева, оставив его сидеть на диване, - Можешь посмотреть. Найди, пожалуйста, встречу, запланированную на второе марта пополудни - наш клиент. Я пока переоденусь. Есть хочешь?
Инквизитор тут же распотрошил рюкзак покойного еретика, безошибочно найдя его записи. И только чуть погодя ответил девушке:
- Нет, не хочу. - слова прозвучали сухо и спокойно. Он действительно не нуждался в теплом приёме.
Пожелтевшие страницы довоенного блокнота зашуршали. Рихард читал быстро, практически по диагонали, отыскивая малейшие сведения, что могли означать связь с демонами. На страницах не было ничего личного - убитый не отличался умом или склонностью к записным откровениям. Хотя наметанным глазом инквизитор всё-таки разглядел момент, когда Питер сменил стиль собственной писанины. Изменился почерк, изменились записи. Это произошло примерно год назад, а тому предшествовало событие, которое он упомянул, как "охота". Одним словом, без пояснений. Слишком странно, для человека, ведущего журнал. Впрочем, место "охоты" не было указано и Рихарду предстояло еще во многом разобраться.
Меж тем, пока он занимался записями, Ева успела отмыться от крови, которой была залита - хех! - по его воле. Вернулась уже в новой одежде и более спокойная.
- Будешь? - она предложила выпивку,- Ну что?
Инквизитор поднял на девушку глаза. Чуть прищурился, как если бы ему было нужно больше света для детального осмотра её лица.
- Нет, благодарю. Не пью на работе. - не подав виду, вновь солгал мужчина. Яд в выпивке мог встретиться чаще, чем пуля, летящая в грудь. А паранойя командира Авроры и вовсе не знала границ.
Ева же, прислонившись спиной к шкафу, решила продолжить задавать вопросы. Рихард не мог сказать самому себе, что ей двигало - сам он не мог и представить, чтобы додумался привести в собственный дом человека, что при нём бы убил нескольких его коллег по бизнесу. Разве что это были бы лютые враги, а убийца бы отличался редкостным красноречием.
- Можно спросить, за что ты их так? Кинули на деньги? Продали тебе дрянь какую?
- Скажем так, они задолжали мне не в материальном виде. Угрожали тем, кого я защищаю. Смертью, - "всему человечеству", про себя подумал инквизитор, - А таких я за людей не считаю.
Он достал из кобуры пистолет. Перевел курок на предохранительный взвод, уже не собираясь стрелять. Вернул ТТ обратно под пальто. Затем, чуть помедлив, бережно достал из внутреннего кармана сверток. Достал один из леденцов, в виде коровки, и закинул в рот, зажав деревянную палочку между зубов. Улыбнулся Еве.
- Хочешь?
Протянул ей раскрытый сверток с леденцами.

+2

10

- Твоё право, - она залпом осушила стакан, поморщившись, - Говорят, в аду есть специальная печь для тех, кто не допивает хороший виски. Этот, правда, вряд ли её удостоится.
О том, что было написано в блокноте, Рихард не обмолвился ни словечком и Ева, соответственно, сделала вывод, что по-шведски он не понимает совсем. Назревал вопрос, на каком языке они с Питером успели поцапаться, если швед, в свою очередь, по-русски тоже не разговаривал?
На её любопытство о возможной подставе со стороны снабженца, наёмник ответил весьма высокопарно: задолжал в нематериальном плане, угрожал смертью, за "людей" он таких не считает, видите ли... Ева отставила стакан в сторону. Трое ребят, может, и были засранцами, но смерти не заслуживали, и не видела она ни одной объективной причины, почему Рихард убил их. Она знала Питера достаточно: он всегда остывал после вспышек агрессии, и уж тем более ему хватило бы мозгов не переходить дорогу этому психу.
И вот спустя несколько часов после того, как она притащила в дом мужика с пушкой, предложила ему поесть и выпить, а также усадила на свой диван и спокойно пошла при этом переодеваться, Ева осознала, что вообще сделала.
Бледная, словно мел, девчонка нервно вздрогнула, когда Рихард лениво потянулся ладонью под пальто. Кажется, не ей одной пришла в голову мысль о том, что она поступила весьма странно. Похоже, что наёмник, заметив её перемену в лице, собрался устранить последнего неудобного свидетеля.
Рихард, взвесив в руке ТТ, не меняясь в лице, поставил курок на предохранитель и убрал его в нательную кобуру. А торговка дурью за эти секунды успела попрощаться со своей жизнью.
Выудив из кармана свёрток с леденцами, мужчина, словно не видя её полных ужаса глаз, достал один. Улыбнулся.
- Хочешь?
- Я? - совсем уж нелогично переспросила девушка, будто в этой комнате был кто-то ещё, кроме неё, Рихарда и псины, - Нет! Не хочу. Спасибо.
Ей уже стало казаться, что она под кайфом, потому что всё, что происходило в её квартире, на адекватную реальность мало смахивало.
- Я полистаю блокнот, - она не совсем уверенно подошла к наёмнику, протягивая руку за записной книжкой Пита, - Можно?
Допрыгалась. Теперь она в своём доме спрашивает разрешения у какого-то мудака, разрешит ли он ей глянуть на книжку.
"Интересно, а в сорок пятом Пита были патроны?" - запоздало подумала она, глядя на распотрошённый рюкзак. Не то, чтобы ей это сильно помогло в случае того, если Рихард решит её порешить, но... Она сто раз пожалела, что в этот раз не имела под рукой даже ножа.

Отредактировано Ева (2016-03-10 21:35:26)

+2

11

- Говорят, в аду есть специальная печь для тех, кто не допивает хороший виски. Этот, правда, вряд ли её удостоится.
Рихард едва заметно сглотнул, снова внимательно оглядев Еву с ног до головы. Грудь тоже не пропустил.
Чужие разговоры о религии у него неизменно вызывали подозрения, разве что говоривший не относился к выходцам из Ордо. Но сейчас даже речи не шло о каких-то теологических вещах, а инквизитор уже напрягся, машинально продумывая, сколько времени у него уйдёт на взведение пистолета, при условии, что патрон уже был в патроннике и тратить время на отведение затвора и досылание не нужно.
Не услышав никакого продолжения слов про ад или рай, капитан Авроры перевел взгляд обратно на блокнот, что лежал на его колене.
- Спокойнее надо быть, спокойнее, - прозвучал в его голове его же собственный ехидный голос, - Девчушка просто присказку вымолвила, а ты уже готов пустить её на кебаб. Стыдно, гражданин координатор.
- Да пошел ты. - сам себе ответил Рихард, тут же завершив свой короткий внутренний диалог. Когда не общаешься с людьми искренне, возникает потребность хоть с кем-то поговорить откровенно. И тогда начинаешь понимать, что безумие рядом, идёт за тобой по пятам. Хотя, быть может это в инквизиторе проявилось как защитная реакция - сложно полностью сохранить рассудок, понимая, с кем ты сражаешься и чем всё это может кончиться. Демоны, боги, магия, огонь с небес. Не впасть в безумие может лишь тот, кто уже безумен. Хотя бы капельку.
Девушка отказалась от конфет и по её лицу было видно, что она начинает понемногу понимать, что с ней произошло и что она сама сделала. И Ева явно понимала, что отступать было поздно.
Такая гамма эмоций на её физиономии порядком повеселила Рихарда. Дама отошла от эмоций и шока, с места в карьер осознавая, где она находится и с кем.
Координатор пожал плечами, гоняя леденец во рту языком. Завернул остальные обратно в тряпочку и спрятал.
- Ну, на "нет" - и суда нет. - он протянул ей блокнот убитого еретика. В его записях не было ничего о демонах или культах, так что опасности они не представляли и могли попасть в чужие руки, - Конечно, держи. Это же часть твоей добычи.
Он ехидно ухмыльнулся краем рта. Понимала ли Ева, что она теперь выступает в роли живца? Вряд ли.
В этот момент к его ногам подошел пёс. Понюхал край ножен шпаги, свешивающейся с дивана. Посмотрел в глаза инквизитору. Инквизитор ответил тем же. Пёс, тихо и недовольно зарычав, отошел в сторону.
Прямо сейчас Рихард вспомнил, что бесчисленное число раз его пытались сожрать бродячие собаки или стая диких волков. Всяко в жизни бывало. Но никогда злобным тварям не доставалась его плоть.
- Лучший способ пережить нападение собаки - не убегать, - как бы ни к кому не обращаясь, а глядя в след уходящему псу, спокойно молвил капитан, будто рассуждая о способах выпечки хлебобулочных изделий, - Нужно выставить перед собой левую руку - или правую, если ты левша - горизонтально. Так, чтобы закрыть горло. Собака действует быстро, не всякий человек успеет среагировать. Но когда ты точно знаешь, что она вцепится в твоё предплечье - действовать проще. Будет адски больно, но это можно перетерпеть. Животное всё сильнее будет сжимать челюсти на руке, трясти головой и всем телом, пытаясь выгрызть кусок. В этот момент нужно слегка согнуть ноги в коленях, чтоб пружинило, затем приподнять укушенную руку, оттягивая на себя - и основной рукой, сжав ладонь в кулак, что есть сил ударить собаке по хребту сразу за черепом. Лучше ударять предплечьем, если не уверен, что не промахнешься. Если всё сделать правильно - это гарантированно сломает животному позвоночник.
Инквизитор моргнул, стряхивая с себя наваждение воспоминаний. Вновь посмотрел на Еву. Попытался более-менее дружелюбно улыбнуться.
- Когда речь идёт о выживании - тут не до сантиментов, - он, сняв пальто и закинув его на спинку дивана, снял и перевязь со шпагой, положив оружие рядом с собой. Скинул берцы и, растянувшись на диване во весь рост, громко зевнул, лежа на спине. - Ты не будешь против, если я у тебя тут переночую? Вот и ладушки.
Инквизитор сам ответил на свой же вопрос, игнорируя возможный протест хозяйки дома. В конце концов, спать Рихард не собирался - скорее тихо дремать, оставаясь начеку и дожидаясь, пока заявленные Евой одиннадцать часов пройдут и наступит время встречи. Он умел ждать.

+2

12

- Да, действительно, - машинально согласилась она с тем, что блокнот снабженца принадлежит ей по праву. Выхватила его из рук мужчины, отойдя подальше от дивана и усаживаясь на прикроватную тумбочку.
Раскрыла записную книжку посерёдке, слюнявя палец и перелистывая страницы. Почерк у Питера был преотвратный, что и говорить. Дойдя глазами до строчек, что датировались ближайшими днями и следующей неделей, Евка углубилась в чтение, изредка поглядывая поверх блокнота на Рихарда.
- Лучший способ пережить нападение собаки - не убегать... - Ева подняла глаза, заслышав тихое рычание Шнапса, шикнула на пса.
- Не нервируй мою собаку - тут особо не побегаешь, - скептично заметила девица, водя пальцем по корявым буковкам, выведенным то настоящей ручкой, то углём. Рихард пустился то ли в собственные размышления, то ли в нравоучительные поучения, что девице показалось единым злом. Её незваный и очень опасный "гость" неспешно говорил, едва ли не понижая голос с каждым предложением.
Торговка слушала сначала вполуха, но хриплый баритон наёмника отвлекал от простенького шифра, которым были закодированы все наркодилерские встречи Питера, и ей волей-неволей пришлось захлопнуть записную книжку покойного снабженца, чтобы, едва сдерживая колкое слово, не послать незнакомца туда, откуда он пришёл.
Она прекрасно помнила, что оружие ещё при нём, потому и молчала, не перебивая, тихо лелея надежду, что он когда-нибудь закончит. Что и случилось:
- ...Если всё сделать правильно - это гарантированно сломает животному позвоночник.
Шнапс, притулившись в углу, заскулил, и, чувствуя, что говорят именно о нём, зашагал к хозяйке. Ева потрепала пса за ухом, успокаивая,
- Не до сантиментов, - кивнула она, теряя к Рихарду всякий интерес. Кажется, он наконец-то соизволил заткнуться.
Раскрыв потрёпанную книжечку на заложенной странице, девушка вновь ткнулась в неё носом. Наёмник возился на диване, а она довольно улыбнулась, отыскав то, что ей было нужно.
"2 марта, 12:00 - Стадс-йен, библиотека, Йозеф Ш."
- Ты не будешь против, если я у тебя тут переночую? Вот и ладушки.
Донеслось от дивана. Ева, хлопнув блокнотом, воззрилась на Рихарда. Наёмник, как оказалось, время даром не терял. Плащ покоился на спинке допотопного пружинного пережитка войны, ботинки мужика в одном углу, а сам мужик, потрясающе бестактно, занимал единственное спальное место в её квартире.
- А почему бы тебе не съебаться в свой наёмничий штаб - или что у тебя там есть? - Резче, чем ей бы хотелось, выпалила Ева. Честно говоря, её жутко раздражал этот Рихард. Хуже всего было то, что она совсем не имела понятия, что с ним делать: он свалился в её жизнь как снег на голову. С одной стороны, его защита при передаче денег здорово сыграет ей на руку (если учесть, что он и сам не против забесплатно отработать то, что сломал ей карьеру), а с другой стороны - она безумно стремалась находиться с ним в одном помещении, ибо вообще не понимала, что за криминал притащила к себе в дом. Вздохнув, она процедила сквозь зубы, - В 12 стрелка, библиотека Стадсгордскайена. Найдёшь сам. Давай, вставай и уходи.
Она бросила блокнотик на тумбочку, смерила Рихарда весьма недовольным взглядом и, свистнув псине, пошла на выход из квартирки.
Если он не уйдёт - уйдёт она.
- Избавь меня от своего присутствия до завтра, - вновь излишне грубо прозвучала фраза, которая формулировалась в голове вполне нейтрально, - Просто. Уйди.
Она вздохнула, приложив руку ко лбу. Как-то у неё всё выходило совсем плохо. "Ну пиздец - ты умеешь заводить друзей, Ева". Рихард-то ей нахер сдался, но, чёрт возьми, перспектива быть зарезанной из-за того, что не сумела удержать язык за зубами, выглядела совсем непривлекательно.
- Прогуляюсь с псом, - застёгивая куртку, оповестила она, - А ты делай, что хочешь.

+2

13

Девушка начала терять самообладание, когда Рихард просто взял и развалился на её диване. Он даже закрыл глаза, с наслаждением слушая её возмущенные вопли в свой адрес - как оно и было задумано, Ева, по-прежнему не осознавала, ради чего вообще был устроен этот цирк.
- ...В 12 стрелка, библиотека Стадсгордскайена. Найдёшь сам. Давай, вставай и уходи.
Рихард чуть дернул уголком рта, не открывая глаз. Он услышал то, что хотел услышать - и был этим чертовски доволен. Разумеется, он мог просто взять и выбить из девушки эту информацию давным-давно, еще когда завел её в заброшенный дом сразу после убийства троих подельников - просто вжать её лицом в грязный пол, приставить дуло пистолета к затылку и внимать всем мельчайшим деталям, какие только она знала об этих еретиках и их друзьях и друзьях их друзей. Так бы поступил другой инквизитор, более рациональный и осторожный. А потом он бы прикончил Еву без сожалений. Но Рихард любил изящные решения проблем.
Впрочем, капитан так и не встал с дивана, надеясь на несколько дополнительных фраз, в которых могла прозвучать важная информация. Но, к своему сожалению, так ничего и не услышал.
- Прогуляюсь с псом, - координатор услышал звук застегивающейся молнии, - А ты делай, что хочешь.
С одной стороны, отпускать её куда-то он вовсе не планировал. Да и гулять с псом посреди ночи - явно идея на грани безумия, больше было похоже на то, что Ева собирается ускользнуть, пока не поздно.
И Рихард было уже собирался мягко оповестить девушку, что она никуда без его разрешения не пойдёт, как некоторая мелкая деталь была внесена в его планы.
Детали вообще зачастую играют гораздо большую роль, нежели нам бы того хотелось. А некоторые - так и вовсе от нас не зависят.
Входная дверь была распахнута снаружи мощным пинком, сорвались петли, замок хрустнул. Собака злобно зарычала.
В жилище тотчас же вошли несколько громил с оружием - преимущественно ближнего боя, хотя у некоторых с собой были гладкоствольные самопалы явно современного производства.
Чуть приоткрыв один глаз, Рихард насчитал шестерых. Седьмой вошел за ними следом - его внешний вид ничего не говорил капитану, а вот Ева могла бы в нём узнать того самого Йозефа, о котором было написано в блокноте убитого.
Один из громил, не долго думая, наставил самопал на девушку, от которой явно требовалось не шевелиться. Собаку пинком отогнали к стене.
- О, какая встреча! - сладко проговорил Йозеф, рассматривая девушку и её дом, - Евонька, милая, неужели ты думала, что можешь просто взять, завалить моих людей, забрать товар, и слиться в неизвестном направлении? Что до меня не дойдут слухи о стрельбе в моём городе? Ты глупее, чем я думал... ладно, один вопрос - как ты смогла...
Он перевёл цепкий взгляд на диван. Увидел там мирно валяющегося Рихарда. Вопрос о том, как Ева смогла завалить трёх вооруженных здоровых мужиков, отпал сам собой. Девка явно догадалась заплатить наёмнику.
Йозеф медленно подошел к дивану и, широко улыбаясь, оглядел мужчину.
- Подъём, солдат удачи. Твоя удача тебе изменила.
Углядев в лежащем инквизиторе некоторую угрозу, остальные громилы окружили диван.
- Да? - Рихард открыл глаза.
- Да - еще шире улыбнулся Йозеф, демонстрируя зубы.
- Я сейчас нажму на спуск и твои яйца на пол упадут, - зевая, сообщил инквизитор.
Только сейчас главарь головорезов заметил, что ему в пах смотрело дуло пистолета, который неизвестно каким образом оказался в руке наёмника. Улыбка сползла с его лица окончательно, когда он увидел, что в другой руке, не меня своей внешне расслабленной позы, Рихард сжимал обнаженную шпагу.
- Брось оружие, - хрипло проговорил один из бандитов, приставив к горлу капитана длинный тесак, - Ну!
Инквизитор умел оценивать ситуации. Сейчас, даже если он прикончит одним выстрелом главаря и успеет выкатиться из-под тесака - в него тут же разрядят несколько самопалов. Бронежилет может спасти, но не с такого расстояния - были высоки шансы получить свинец в голову. Плюс к тому, неизвестно, сумеет ли выжить Ева, а вот то, что преставится он сам - гарантированно точно.
Звякнув, на пол упал пистолет. Затем и шпага.
- Подлый ход, - координатор перевел взгляд на того, кто приставил ему оружие к шее.
Йозеф глубоко вздохнул. Рихард больше ничего не говорил.
- Связать обоих - и к нам. - распорядился Йозеф, и прошипел в сторону инквизитора, - Утром поговорим.
Громилы не стали медлить - оружие капитана Авроры забрал один из них, Рихарду и Еве связали руки за спиной, предварительно позволив одеться. Затем их вывели наружу, популярно объяснив, что-де, если кто додумается орать или неправильно себя вести - то незамедлительно получит предупредительную пулю в спину.
Вели их недолго - по безлюдным местам Стокгольма, обоих довели до небольшого заброшенного аэродрома, где, развязав, безо всяких церемоний втолкнули в более-менее целый корпус самолета с отпиленными крыльями и закрыли дверь. Иллюминаторы оказались заделаны металлом - и этот самолет бандиты явно использовали в качестве карцера уже не впервые.
Инквизитор, сохраняя полное спокойствие и даже какую-то отрешенность, будто всё происходящее его никак не касалось, сел на пол, закрыв глаза. Здесь, практически в полной темноте, зрение было ни к чему.

+2

14

Еву едва не пришибло случайно, когда головорезы снаружи пинком выбили дверь. Пёс зарычал и бросился на первого входящего, вцепляясь в штанину и мотая башкой. Мужик, ухватив годовалую собаку за шкирку, без усилий отодрал его от себя и пинком отправил в ближайший угол. За первым амбалом зашли ещё шестеро. В комнате стало нечем дышать. Евка, приклеившись к стенке, пропускала мимо себя вооружённых мужчин, а сама, едва заметно отступала к выбитой двери.
Самопал одного из наёмников впиявился дулом ей в лицо. Ева остановилась.
- О, какая встреча! - раздался елейный голос позади спины мужчины, что наставил на неё ствол. Девушка вытянула шею, разглядывая вошедшего седьмого.
С Йозефом она практически не работала. Один вечер провела в его компании, вместе с Питером и Андерсом, но это было и вовсе два года назад. Внимательный взгляд посредника Пита изучил меблировку квартиры, скользнул по её бледному лицу и вперился в Рихарда, что столь же невозмутимо сидел на диване, будто бы к нему в гости зашла любимая бабушка.
- Йозеф, я не... - тихо начала она, - Это не я. Я хотела занести тебе деньги... Завтра.
Он не слушал, был уверен, что врёт. Мужик с самопалом надвинулся ближе, едва не тыкая им в глаз Еве, - Заткнись. Тебя не спрашивают.
Она опустила голову, поджав губы и слушая короткий разговор между Рихардом и Йозефом.
Чуда не произошло, наёмник да диване не превратился во всесильного рыцаря, не раскидал одной левой шестерых противников и даже не отстрелил яйца Йозефу, хотя и обещал. Рихарда разоружили и заставили встать.
- Связать обоих - и к нам, - распорядился посредник, вздыхая.
- Йозеф, - девчушка подняла глаза на знакомца, стараясь игнорировать оружие у лица и не волноваться слишком явно, - В рюкзаке, погляди сам, сто монет и остатки товара, я не... я правда не...
Мужчина пожал плечами, покачал головой, - Ты чего-то не хотела, но вместо этого, сделала. Мне не о чем с тобой разговаривать. Связывай, - кивнул он охраннику. Рюкзак с дивана, однако, подхватил.
Шнапс тихонько скулил, пока её и Рихарда выволакивали из квартиры, объясняя краткие правила эскорта: вы молчите - вы живы; слово или лишнее движение - вы трупы. Ева шагала, понурив голову. Только она понадеялась, что есть шанс беспалевно загладить свою вину перед руководством, как нате - руководство само явилось к ней в дом, начисто перечеркнув все планы. А во всём был виноват кто? Рихард.
Пешая прогулка длилась не более получаса. Им не закрывали глаза, не одевали мешки на голову, хотя вели в святая-святых местного наркобарона. Для Евы это значило только одно - живыми они отсюда не выберутся. Будь её воля, ради сохранности собственной жизни, она сдала бы наёмника без зазрения совести, с его дурацкой местью, в которую он её впутал. Увы, доказать свою непричастность к убийству Питера, она не могла.
Камерой им служил корпус самолёта. Первым туда втолкнули Рихарда, затем её. Металлическая дверь за их спинами с лязгом захлопнулась, и они оба оказались в кромешной темноте.
Вроде и поплакать хотелось или позлиться, но с проявлением нужных эмоций у неё не очень ладилось. Ну хоть руки им развязали - мелочь, а приятно.
Рихарду, кажется, вообще было насрать на всё, что творилось вокруг него.
- Эй ты, - девушка села на пол там, где стояла, не видя всё равно ничего дальше собственного носа, - Ну скажи хоть что-нибудь. Прокомментируй.
Внутри неё разгорался противный комок злости на этого странного мужика, что сломал ей жизнь. Очень хотелось подойти и пнуть его, к тому же, он был безоружен. Хоть как-то отпустить душу.
- Если ты видишь выход из того дерьма, в которое ты вляпал меня, давай же, не стесняйся, поделись, - издевательски начала девушка, - "Отомстить за угрозы тем, кого я защищаю" - ну давай, вперёд и с песней. Завтра сдохнем оба, благодаря тебе.
Ева и сама не понимала, какую реакцию хотела услышать от наёмника. Сожаление? Отрицание? Вспышку гнева? Нет, по существу, ей было всё равно, как он прореагирует. Но донести свою точку мнения о сломанной собственной жизни, она была обязана.
- Надеюсь, тебе хоть немного, но блять, стыдно!
Свернувшись клубком на холодном полу, она тихо ненавидела Рихарда за то, что он вообще на свете уродился. Это было проще, чем признать свою вину в том, что первые ростки такого развития событий зародила именно она, когда вскрыла ту пачку мета. Интересно, как дальше всё будет выглядеть? О чём будут допрашивать наёмника? И зачем вообще сохранять им жизнь именно до завтра? Может... может ещё всё образуется.

Отредактировано Ева (2016-03-12 00:54:51)

+2

15

Рихард уселся поудобнее, скрестив под собой ноги, как если бы собирался предаться медитации - он когда-то читал о чём-то подобном, но никогда в такие вещи не верил. По крайней мере, не верил, что это может помочь очистить разум.
А Ева тем временем всё не унималась.
- Эй ты, - глаза инквизитора начинали потихоньку привыкать к темноте и он даже сумел рассмотреть источник голоса, - Ну скажи хоть что-нибудь. Прокомментируй.
Он промолчал, вдохнув глубже. Стал прислушиваться к своим ощущениям, к звуку ветра снаружи, к скрипу металла.
- Если ты видишь выход из того дерьма, в которое ты вляпал меня, давай же, не стесняйся, поделись, - в голосе девушки сквозили язвительные интонации, - "Отомстить за угрозы тем, кого я защищаю" - ну давай, вперёд и с песней. Завтра сдохнем оба, благодаря тебе.
И снова Рихард вздохнул. На этот раз печально и терпеливо. Ему не хотелось ничего объяснять наркоторговке, но если он не скажет хоть что-нибудь, ситуация грозила перерасти в нескончаемый поток бабской ворчливой болтовни, который ему бы пришлось выслушивать всю ночь. Нет ничего хуже умереть невыспавшимся, усталым и раздраженным из-за одной бабы, что целую ночь выносит мозг.
- Женщина, умолкни, - с нотками безмерного терпения и спокойствия проговорил инквизитор, - Я пытаюсь сосредоточиться и подумать. Если у тебя есть конструктивные предложения по теме "как нам отсюда выбраться" - так говори. А нет - лучше ложись спать и не глуми мне голову.
Он снова вздохнул. Открыл и закрыл глаза. Теперь они привыкли к темноте и координатор мог разглядеть детали их временной тюрьмы.
Кругом одна сталь, никаких инструментов, ничего незакрепленного или не приваренного. Даже обивку со стен ободрали, либо она давно уже сгнила от времени. В любом случае, в самолете не было ничего, чем можно было бы кого-нибудь убить или проковырять себе выход  на свободу.
- Хто здесь? - раздался скрипучий голос из глубины "карцера".
- А кто спрашивает? - не меняя позы, в ответ спросил Рихард.
- Я.
- Кто "я"?
- Смотря кто спрашивает.
- Я.
Голос замолчал. Раздались шаги ботинок по полу самолета и кашель. Через некоторое время к ним подошел человек. Рихард не мог его хорошо рассмотреть, а вот незнакомец, напротив, явно видел во тьме лучше, чем кто бы то ни было.
- Или глаза меня обманывают или обманывает рассудок, - ошалело проговорил незнакомец, - Это ж, мать твою, Рихард На-Всё-Насрать!
Инквизитор поморщился. Его наконец-то узнали, но не в тех обстоятельствах, когда это могло бы чем-то помочь.
А узник, узнав его, так и не унимался.
- Рихард, командир боевого крейсера "Аврора"! Да чтоб я сдох на месте!..
-...это можно организовать, - флегматично прокомментировал координатор.
- А-ха-ха! Девочка, ты хоть знаешь, с кем ты сюда попала?! - незнакомец решил докопаться до Евы, - Рихард, первый пират всей Балтии! Тот, что наводил ужас на боевые флоты полисов! За чью голову назначили награду больше, чем весь Рейх смог бы заплатить! Да его именем до сих пор детей пугают, даже не смотря на то, что он стал одним из лидеров...
- А ты-то сам кто будешь, болтун? - прервал его восторженную тираду Рихард.
- Эх, кэп, своих не узнаете. - тяжко вздохнул незнакомец и закашлялся, - Не узнали старого Эдди. Богатым буду, вестимо.
Рихард помнил своего боцмана. Одного из тех, кто когда-то учинил бунт на его корабле. А потом этот самый Эдди сошел на берег с частью команды, чтобы не попасть капитану под горячую руку.
- А-а, боцман, - задумчиво протянул инквизитор, - Я думал, ты помер.
- Все так думали, - покивал старик, - Как вы здесь оказались, кэп? Ваш очередной "хитрый план"?..
- Есть тут кто, кроме нас? - не отвечая, начал задавать свои вопросы Рихард, - Что тут вообще происходит? Есть возможности сбежать?
- Здесь много народу ошивается. Сюда, в самолет, вообще часто приводят. Часто и уводят. До сих пор никто не вернулся, да и не сбегали вроде. А больше и не знаю ничего - меня тут давно уже держат, наружу не выводят. С месяц, почитай.
Капитан Авроры задумался. Если бы их хотели принести в жертву - то уже бы принесли. Почему бы не ночью, не сразу? Может быть он попутал символы и на Питере был знак не Воина, но Огня? Или Солнца? Эти твари любят свет, им угодны жертвы днём. Много неясностей, и каждый новый ответ порождал еще больше вопросов.

+2

16

В темноте хер увидишь третье лицо, зато вот третье лицо прекрасно их рассмотрело. Проведя бестолковую перекличку со вздыхающим, после каждой её реплики, наёмником, старик, под конец, выдал чудную фразу:
- Это ж, мать твою, Рихард На-Всё-Насрать!
"Если это фамилия, то она чертовски подходит ему".
Евка подняла голову, поморщилась, отодвинулась к стенке, чтобы пропустить к Рихарду страшное и немытое существо, что разглядывало сидящего на полу мужчину с таким видом, будто увидало ключ к побегу, райский сад и спасителя заблудших овец в одном флаконе.
- А-ха-ха! Девочка, ты хоть знаешь, с кем ты сюда попала?! Рихард, командир боевого крейсера "Аврора"! Рихард, первый пират всей Балтии! Тот, что наводил ужас на боевые флоты полисов! За чью голову...
- Ух ты, - Ева "блистала" экспрессией, - И толку? Что-то корабля я здесь не наблюдаю, но если Рихард-Ужас-Балтийского-Моря может его вызвать дистанционно и с воздуха обрушить на землю, а затем уплыть по асфальту в закат... Нет? Очень жаль.
Она поднялась с пола, глядя на двух старых знакомцев, что вели диалог.
С одной стороны, ей, наверное, полагалось возликовать о том, что она сидит в темнице аж с самым настоящим лидером полиса! Крейсер "Аврора" - недосягаемая мечта о свободе путешествия между полисами, говорят, самый безопасный и процветающий полис - одним словом, чудесное место. А с другой стороны, хотелось закрыть глаза, открыть и понять, что Рихард и Эдди - горячечный бред. Ибо понять, какого, простите, хуя, капитан "Авроры" делал в тёмном закоулке, стрелял в обычных барыг, шёл к ней домой и теперь сидел вместе с ней в клетке, она не могла.
Да и вообще, она представляла его повыше. Пожалуй, даже помоложе.
- Эй ты, - обратилась Ева к капитану, даже не попытавшись изменить тон голоса, - Ты не ответил на вопрос Эдди. Что за "хитрый план"? Что ты на самом деле делал в том переулке?
В общем-то, Рихарду не позавидуешь: сверху вниз на него пялился Эдди, что благоухал так, как может пахнуть только человек, что не видел ванны месяц. С другого боку его теснила сама Ева, насупившись, и глядя также сверху вниз, требуя ответов.
Если всё, что с ней случилось по милости этого урода из-за того, что он делал свои "хитрые планы"... Евке казалось, что она задушит его голыми руками. Отличный лидер! К успеху шёл - за счёт других людей - не дошёл. Не получилось, не фартануло.
- Здесь много народу ошивается... До сих пор никто не вернулся, да и не сбегали вроде, - Эдди исправно отвечал командиру. Ева, скривившись, тряхнула головой.
- Да. А мы будем первыми, кому это удастся - неслыханно, - ну конечно она не верила в положительный исход, - Да здесь людей - валом. Всё охраняется вдоль и поперёк. Йозеф и его шесть человек, только малая толика охраны как бишь его... Запамятовала имя, ну кличут его "Стриж" - глава местный. Вы же понимаете это? Кстати, а за что тебя схватили, Эдди? - Евка, внезапно, задумалась. А и правда, с чего бы боцман "Авроры" оказался в лапах у местного наркобарона? - Долги? Наркотики? Долги и наркотики?
При упоминании о химке, засосало под ложечкой. Ломка чувствовалась постоянно, только в первые сутки она была весьма терпимой; но время подходило к концу.
- Ладно, - она глянула на капитана, потом на боцмана. Лицо в такой тьме не рассмотреть, только тёмные силуэты, - Ты у меня там предложение спрашивал, да, Рихард? Ну, так вот оно - бабла у тебя, раз ты такая крутая шишка, завались. Выкупи нас троих и делов-то!
Если бы Ева догадывалась об изнанке их пленения, наверняка бы посмеялась со своего предложения.

+2

17

Из задумчивости Рихарда вывела Ева. Девушка явно не могла себе представить, куда она попала, с кем, да и чем это могло для неё кончится.
- Эй ты, - девушка явно себя чувствовала в полной безопасности, раз додумалась так к нему обратиться, - Ты не ответил на вопрос Эдди. Что за "хитрый план"? Что ты на самом деле делал в том переулке?
Инквизитор еще раз вздохнул. Бывший боцман, казалось, съёжился в размерах и сделал тихий шаг назад - уж он-то знал, чем может грозить подобное обращение к Рихарду. Правда, не успел об этом предупредить молодую девку, которая уже успела перейти ту самую черту, которую переходить было нельзя.
Резко поднявшись на ноги и выпрямившись во весь рост, координатор одной рукой крепко схватил Еву за куртку возле горла и злобным движением поднял вверх - так, чтобы она не могла коснуться пола ногами и беспомощно болтала ими в воздухе. Тряхнул Евой, как если бы она была тряпичной куклой. В темноте было трудно разглядеть, но в глазах инквизитора полыхало чистое и незамутненное сознанием бешенство.
- Давай-ка наладим с тобой контакт, - он говорил тихо, но четко проговаривая каждое слово, - Когда я говорю тебе заткнуться - это значит, что ты должна заткнуться немедленно. Иначе я сломаю тебе шею...
- Этот может, - поддакнул Эдди.
Рихард сделал неуловимое движение свободной рукой - его локоть со всего размаха прилетел бывшему боцману в нос. Послышался громкий и отчетливый хруст. С приглушенным воплем старик повалился на железный пол, громыхнув об него всем телом.
-...это во-первых. Во-вторых, твоя жизнь сейчас целиком и полностью в моих руках. Ты ввязалась в такое дерьмо, из которого без меня тебе живой не выбраться. Чем меньше ты будешь задавать вопросов - тем больше у тебя шансов не сдохнуть. И в-третьих. Если еще раз мне не понравится твоя интонация - с тобой будет то же самое, что и с ним, - инквизитор кивнул на Эда, валяющегося в темноте. Было слышно, как узник пытается подняться и вправить себе нос обратно, - Надеюсь, мы с тобой поняли друг друга.
Он отпустил Еву, которая тотчас же, подчиняясь неумолимым силам гравитации, с грохотом приземлилась на пол самолета.
Капитан молча отошел к противоположной стене железной тюрьмы и вновь сел на пол, заняв прежнюю позу.
Эдди, кряхтя и тихо матерясь, наконец вправил себе нос на место. Шмыгнул носом, вытирая кровь с лица и подбородка. Подошел и сел рядом с Евой.
- Меня схватили да ни за что. Стоял, никого не трогал. Так, на базаре местном ошивался... Ну срезал там кошелек-другой. Но тож я изначально охранникам на лапу выдал, чтоб отвернулись - короче, считай, по закону промышлял. А тут раз - меня за руку ловят, нож к горлу. Говорю им - ребята, давайте миром, давайте деньги отдам, да еще сверху, да потом отработаю, ежели кого обидел сильно. А они и слушать не хотят, - он жестикулировал руками во время разговора, хотя это было не так уж заметно в темноте, - Потом вот сюда приволокли. Без объяснений. Да так и оставили, черти... Говорю тебе, девочка, не деньги им нужны, это точно. Иначе я б точно договорился.
Он пожал плечами. Снова вытер нос. Потом чуть склонился к уху Евы и тихо произнес:
- На кэпа не злись. Характер такой. Чуть что - убивает. Но сейчас если он нас отсюда не вытянет - считай, ничто уже не поможет, - он сглотнул кровь, что через нос лилась в гортань, усмехнулся и добавил, - Яйца-то у него есть, дочка. А вот что касается мозгов - то он как тот парень, что сиганул в пустой колодец, хех. Но разве ж то его проблемы?

+2

18

Рихард, доколе мирно сидящий на полу, вскочил на ноги и навис над ней с высоты своего немалого роста. Девушка успела пронаблюдать с полсекунды перед своими глазами ворот вязаного свитера в катышках, но не успела даже пикнуть. Лапищи капитана вздёрнули её вверх, без каких-либо видимых усилий с его стороны, больно оттягивая воротник. Она едва-едва касалась носком ботинка пола.
- А-а-ай! - Ева попыталась куснуть пальцы, сжимающие ворот, но Рихард, приметив её попытку, тряхнул так, что у неё едва голова не отвалилась, - У-у-уй...
- Давай-ка наладим с тобой контакт...
Безвольно обмякнув в руках капитана, торговка благоразумно молчала, боясь лишний раз дёрнуться и перебить речь Рихарда. Как оказалось - не зря. Стоило боцману вставить свои пять копеек, как капитан, не изменившись ни в лице, ни в голосе, прописал тому в щечло, до хруста в носу. Ева невольно поморщилась, явственно представив, как пудовый кулак мужчины прилетает ей по мордашке, стоит ненароком нарушить хоть одно его условие.
- Надеюсь, мы с тобой поняли друг друга.
Рука разжалась так же неожиданно, как и ухватила её за куртку пару минут назад. Охнув, девица неловко шлёпнулась на металлический пол, ударившись лодыжкой. Да так, что слёзы из глаз брызнули. Отвернувшись от Рихарда, утёрла рукой в перчатке глаза и нос, но смолчала.
Неподалёку сопел Эдди, ощупывая свой сломанный нос и пытаясь самостоятельно вправить его на место. Когда же ему это удалось, он уселся рядом, не интересуясь тем, хотела ли того сама Ева.
- ...Говорю тебе, девочка, не деньги им нужны, это точно. Иначе я б точно договорился.
- Не знаю тогда, в чём соль. Нас-то схватили за сорванную сделку. Ну как нас - меня, по правде сказать, а он, - Ева кивнула в сторону Рихарда, - Рядом был в тот момент, вот и его тоже забрали.
Вдаваться в подробности она не стала - никакой роли они бы тут не сыграли.
- На кэпа не злись. Характер такой. Чуть что - убивает...
Прокрутив в голове ещё раз версию сегодняшнего вечера и ночи, получалось так, что капитан "Авроры" услыхал, что её собираются насиловать и спас, пусть по-своему. И ведь с ней ещё таскался, вроде как согласился помочь даже. Неужели она настолько в себе зациклилась, что не заметила и хорошей стороны в Рихарде? В конце концов, лидерами полиса просто так не становятся.
- Ладно, Эдди, - так же тихо ответила ему Ева, - Ничего страшного. А если ты и правду говоришь, что только от него зависит наша жизнь - верю тебе.
"Но уж больно горяч он на руку".
- Эдди, - Ева наклонилась к самому уху бывшего моряка, боясь, что капитан их услышит. Не то, чтобы она хотела спросить что-то ужасное, но лишний раз подсаживать на коня того, кто мог голыми руками разделаться и с ней, и со стариком, не хотелось, - А как вы на самом деле "Аврору" то угнали? Столько баек ходит...
Размотав с шеи тонкий шарф, девчонка протянула его боцману, наощупь пытаясь приложить тряпку к лицу мужчины. Судя по шипению, приложила она прямиком на сломанный нос, - Держи, кровь вытри. И голову запрокинь.
Покосилась на тёмный угол, в котором сидел Рихард. Просить прощения она не любила, тем более, не считала себя виноватой в том, что командир "Авроры" требовал к себе какого-то иного отношения, о котором она не догадывалась.
- Доброй ночи, - ухватившись за острое плечо боцмана, она поднялась к колен. Не совсем было понятно, адресовалось пожелание исключительно Эдди или касалось Рихарда тоже. Выбрала себе угол, диагонально противоположный капитану.
Свернувшись калачиком у стенки, Ева подложила под голову руку и закрыла глаза. Даже если не удастся поспать, то просто полежит в тишине и спокойствии, пока капитан крейсера решает их непростую судьбу.

Отредактировано Ева (2016-03-13 00:53:44)

+2

19

Рихард сидел молча. Он слышал, что бывший боцман и Ева перешептываются, но не слышал о чём - слишком уж тихо они разговаривали. Он знал только одно - если Эдуардо расскажет девушке больше, чем ей нужно о нём знать - первым умрёт сам старик. Потом будет очередь Евы. Свои скелеты в шкафу инквизитор охранял бдительнее, чем свою жизнь - потому что при разглашении его тайн под удар мог попасть не только он сам, но и весь орден инквизиции, а в перспективе - и оставшееся человечество. По сравнению с такими ставками две жизни не особо нужных людей - ничто.
- Кстати говоря, - обратился Рихард к своим сокамерникам, - Особенно тебя, Эд, касается. Завтра за нами придут - и я буду наёмником. Ева меня почти не знает, а ты вовсе видишь первый раз. Не дай вам всевышний распускать язык.
Вновь в самолете повисла томительная тишина, которая, казалось, делает непроглядную тьму еще гуще. Координатор, высказавшись, снова погрузился в свои мысли.
- А как вы на самом деле "Аврору" то угнали? Столько баек ходит... - тихо спросила девушка.
- О, это моя любимая история, - улыбнулся Эдди, - Особенно её любят слушать жители Питера - они аж из штанов выпрыгивают, так им припекает от подробностей, хех. Короче, дело было так: решили корабль на ход поставить. Ну, как решили - Рихард придумал идею. Людей тоже он подбирал. Но сколько мы трахались с этим куском железа - один бог знает! Как он не потонул до того времени - так чудом только. Короче, металла искали везде. Бабла спустили - немеряно. И платили и сами искали. Корпус первым починили - изнутри, понятное дело, снаружи-то под водой точно никак было не подобраться. Потом двиглом решили заняться - и тут оказалось, что там и вовсе половины нет механизмов! Ох, что было-то... дошло до того, что решили из дерева пару шестерен выточить - лишь бы из Питера убраться, а там хай себе ломается. Но пронесло - из Рейха что-то достали, там верфей сохранилось порядком, а механиков нет толковых, чтоб приспособить. Потом проблема еще была - приводной ремень сгнил нахрен. Думали - где ж такой теперь достать? Он огро-омный был. Все связи подняли, все окрестности обыскали, все полисы прошерстили - нет такого и всё. Но в один день, как ниоткуда, кэп принес этот проклятый ремень. Так слухи ходили, что либо он за него душу продал, либо сплел из шерсти со спины. Вот такие дела.., - старик задумался, почесав бороду, - А выехали лихо из полиса. Одним дыханием - мост один развели, а второй закрыт был! И охрана на нём. Так Рихард плюнул на всё и приказал шарахнуть из орудия по мосту - и тот развалился к чертовой бабушке, а мы проплыли. Тогда, кстати, кэпа подстрелили на прощание - не смертельно, но все думали, что умрет. Потому и погоню из Питера не послали. А Рихард выжил. Если не ошибаюсь, питерцы его до сих пор не любят, хоть и вынуждены терпеть - чай, еще один полис.
Эдди замолчал, переводя дух. В его возрасте продолжительные рассказы явно давались уже нелегко, даже учитывая всю словоохотливость бывшего боцмана.
Он вытер кровь с лица, приняв тряпку.
А Рихард не ответил на пожелание доброй ночи. Какая она была, к дьяволу, добрая в холодном железном остове самолета? Впрочем, так и не придя ни к какому определенному плану и решив действовать по ситуации, инквизитор закрыл глаза и погрузился в чуткий сон, готовый при любом шорохе тут же проснуться и вскочить на ноги.
***
Утро пришло довольно мерзким образом. По их тюрьме снаружи стучали чем-то железным - звук был мерзкий, дребезжащий и невероятно гулкий, так что пробуждение оказалось далеко не из приятных. Только вдоволь насладившись громкими скрежещущими звуками, снаружи успокоились. А через полчаса дверь в карцер открылась и белый свет, пробившийся снаружи, заставил координатора прищурить глаза.
- На выход. С вами босс говорить будет. - шмыгнул носом один из бандитов, и кивнул на Эдди, - А ты тут сиди. Недостаточно еще прогнил.
Под мерзкий хохот и сальные шуточки касаемо незабываемой ночи Евы с двумя мужиками, инквизитора и девушку, снова связав, отвели в бывшее здание аэропорта. Завели наверх, по лестнице, где когда-то находились офисные помещения, а ныне красовалась плесень, пестрели, обрисованные краской, старые обшарпанные стены. Их завели в небольшую комнату со столом - там стояли четверо головорезов с холодным оружием, Йозеф и еще один здоровенный детина сидел за столом. На его морде не было ни следа интеллекта, но было очевидно, что его тут все слушают по праву сильнейшего.
- Вот они. - Йозеф обратился к сидящему за столом, - Угодны великому?
Детина внимательно рассмотрел девушку. Потом Рихарда. Паскудно ухмыльнулся.
- Великий говорит - да.
Рихард внимательно и пронзительно посмотрел в глаза бугаю. Сконцентрировался, пропуская ненависть сквозь себя.
Главарь культистов изменился в лице. Такое лицо может быть только у того, кто ни разу в жизни не жаловался на здоровье и не болел, а вдруг совершенно внезапно почувствовал всю прелесть похмелья на утро после обильных возлияний.
Не с меньшим удивлением на него воззрились четыре головореза и Йозеф, каждый из которых почувствовали лишь легкое головокружение, которое было трудно вообще с чем-то связать.
- Увести - промычал главарь, - Вальгалла ждёт. Великий ждёт.
Тут же среагировал и Йозеф - пленников увели из покоев бугая. Повели по коридору.
- Знаете, вам крупно повезло, - ухмыляясь, сказал он, - Вы имеете возможность отдать все долги и сразу. Возможно, даже не только на этом свете. Ева, девочка моя, скажи - ты веришь в какого-нибудь бога?
Рихард молчал и слушал. Внешне он был подавлен и как будто сломлен, смирившись со своей судьбой. Но внутри благодарил все возможные силы, что покровительствовали ему и благодаря которым никто из местных демонопоклонников никогда не сталкивался прежде с инквизицией - иначе бы ему уже могли снести голову.

+2

20

Едва она провалилась в сон, как дикий стук по камере заставил троих пленников внутри встрепенуться и недовольно заворчать. Ладно бы он был единичным, но тот, кто практиковался в игре на обшивке самолёта решил выступить на "бис" раза три, колошматя что есть мочи различные мелодии. Стоит ли упоминать, что к концу этой какофонии раскалывалась голова, гудело в ушах и хотелось заползти в ближайший угол и издохнуть?
Было ли сейчас утро? Или день? А может быть их разбудили среди ночи - она не знала. Рыжая торговка, обняв колени и положив на них голову, красными и опухшими от недосыпа глазами оглядывала то Эдди, то Рихарда, иногда сладко зевая. Темнота уже не казалась кромешной, и теперь Ева видела, что камера вовсе и не маленькая. Хотелось чего-нибудь пожевать и в туалет. Девчонка открыла было рот, чтобы поинтересоваться у боцмана, как обстоят дела с нужником, как снаружи послышался шум и лязг. Ева вскочила на ноги, прижавшись спиной к стенке и глядя во все глаза на люк выхода из тюрьмы и на крутящуюся ручку.
Белоснежный свет ослепил всех троих. Зажмурившись и пытаясь приспособиться к резкой смене освещения, девушка приставила ладонь к лицу, чувствуя, что от яркого света текут слёзы.
- На выход. С вами босс говорить будет, - поведал им простуженный голос, - Ну как, девка, хорошая была ночка?
- В компании двух стариков - явно несладкая, - ехидно подхватил второй голос, молодой, - Могли бы и нам её дать. Ухх, рыженькая. Люблю рыженьких.
Ева промолчала, оглянулась через плечо на Эдди, что остался куковать в тюрьме. Старик даже не смотрел на них, словно пленников и не существовало: почёсывал себе бороду и сидел на полу - команды капитана были неоспоримы.
Её и Рихарда наспех связали и, подталкивая в спину, повели в само здание. Обветшавший внутри и снаружи, аэропорт, тем не менее, целиком и полностью кишел признаками жизни людей. Рассмотреть всё не было возможности. Их тащили ещё выше - прямиком на офисные этажи.
Точкой прибытия служил небольшой кабинет, в котором на количество охраняемых, охраны было в четыре раза больше, чем требовалось. Мужик с омерзительными маленькими глазками во главе стола, Йозеф - собачонка-подлиза по правую руку от него и телохранители - все взгляды обратились на Рихарда и Еву, что стояли сейчас перед ними.
- Вот они. Угодны великому?
- Великий говорит - да.

Торговка недоумённо покосилась на лидера "Авроры", не понимая, что это вообще значит. Рихарду же до неё и дела не было: вскинув голову, мужчина с прищуром, смерил главу местной шайки наркобизнеса таким взглядом, словно расчленял наяву. Детина за столом резко побледнел, осунулся, покрываясь испариной. Наморщился, поднёс ко лбу платок, утирая пот.
- Увести - сдавленно выдал главарь, - Вальгалла ждёт. Великий ждёт.
Ева нервно сглотнула, ничего не понимая. Кто такой Вальгалла? Значит, у них есть ещё один глава по имени Вальгалла? Почему бы не привести сразу к нему?
Йозеф примостился за ними, выводя из кабинета сначала Рихарда, а затем и Еву. Гуськом повели дальше по коридору. Немного помолчав, бывший коллега по цеху поравнялся с девушкой, с кривой ухмылкой оглядывая тёмную макушку Рихарда, что шёл впереди.
- И это весь допрос? К кому нас ведут? Йозеф, помоги нам, подскажи... Пожалуйста, - Ева предприняла попытку воззвать ко всем хорошим качествам, что были в снабженце.
- Знаете, вам крупно повезло, - тоном, каким обычно говорят проповедники из Ордо, начал Йозеф, никак не реагируя на её просьбы, - Вы имеете возможность отдать все долги и сразу. Возможно, даже не только на этом свете. Ева, девочка моя, скажи - ты веришь в какого-нибудь бога?
Она подняла на мужчину усталый взгляд, - Да иди ты на хуй.
Снабженец нахмурился, бросил быстрый взгляд на других конвоиров, словно пытаясь понять, что они думают о излишней строптивости девчонки и стоит ли пресечь на корню её хамство. В памяти у Евы отчётливо всплыла сцена с Рихардом в тюрьме - дерзость не всегда уместна. Ева поспешила ответить так, как того ожидал её тюремщик, не дожидаясь того, когда тучи над ней хлынут ливнем.
- Я не думала, что ты разделяешь идею проповедей Папы Александра. И, насколько мне не изменяет память, жестокость там не поощряется, - этот домысл она ляпнула наобум, опираясь на слухи, - А если тебе и правда интересное моё мнение, то... Богов нет - это бредни для тех, кто не в состоянии сам справиться со своими проблемами.
Йозеф расплылся в широкой улыбке, по-отечески мягкой и терпеливой.
- Глупенькая, - он попытался погладить её по волосам, но Ева отпрянула, - Ничего, как я уже говорил - тебе крупно повезло. Вальгалла ждёт. А ты, наёмник, - он обратился к Рихарду, - Во что ты веришь?
Коридор окончился широкой лестницей вниз, на пол пролёта. Миновав его, они оказались перед двойными дверями. Распахнув их, Йозеф прошёл вместе с пленниками внутрь, плотно притворив створки.
Если бы Ева жила в довоенное время, она бы признала в помещении конференц-зал. А может быть и не признала. Некогда довольно просторное и светлое помещение казалось теперь в разы меньше. Окна были заколочены так плотно, что с улицы не мог проникнуть даже малейший лучик солнечного света. Всё было освещено десятками свечей, разных форм и размеров. У стен толпились люди в капюшонах, разом обернувшиеся к мужчине и женщине, что привели к ним в обитель.
Чёрные и облезлые драпировки различных тканей завешивали стены, которые были обильно украшены множеством оружия. Некоторое из представленного Ева не могла идентифицировать - ржавое, старое, довоенное и современное, всего было намешано в обилии: арбалеты, мечи, копья, щиты, пистолеты... Холодные клинки красовались засохшими пятнами крови, и чёрт знает, чем ещё.
Девушка замялась, чувствуя себя отвратительно под равнодушными взглядами людей. "Что вообще происходит? Массовые наркотические оргии?" Она никогда не видела ни культа, ни культистов и даже не читала об этом.
Йозеф настойчиво подтолкнул её вперёд.

Отредактировано Ева (2016-03-14 13:00:06)

+2

21

Они шли по коридору медленно, как будто Йозеф хотел посмаковать каждый момент перед началом церемонии. Возможно, полностью деморализованный внешний вид Рихарда его мог навести на такие мысли.
Он начал разговор с Евой. Девушка же, как было очевидно, и вовсе не понимала, что происходит. А культист-наркоторговец продолжал разглагольствовать, с надменным видом, ведь он явно чувствовал себя хозяином положения.
"Ничего, сука. Я сотру эту ухмылку с твоей рожи. Небытие примет тебя и твоих ложных богов."
По лицу Рихарда мимолетно пробежала нервная улыбка. Он тут же вновь принял скорбный вид, мельком оглядываясь - на него никто сейчас не смотрел из сопровождающих, Ева шла сзади.
Инквизитор уже чувствовал нервное напряжение. То самое, когда начинаешь дрожать - не от холода, не от страха, а от дикого перевозбуждения. Это тот момент, когда даже малейшая искра могла обернуться взрывом сверхновой. Успокоить себя он уже был не в силах, да и не было никакой нужды - очень скоро всё решится. Главное будет - не медлить.
-... Вальгалла ждёт. А ты, наёмник, - культист прошел вперед, - Во что ты веришь?
Пожалуй, если бы Йозеф был сильнее связан со своим божком - сейчас он бы ощутил сильный дискофорт. Но, к сожалению или к счастью, он не мог почувствовать ничего странного или пугающего.
Рихард повернул к Йозефу голову. Злобно усмехнулся.
- Я верю в кровь и землю. Верю в землю крови. Верю в высокий дух людей на этой земле. Верю в силу созревающих колосьев. Верю в человека, пашущего землю. Верю в предков этого человека. Верю в воинов, оберегающих труд и плоды его, - в глазах инквизитора явственно читалась ненависть, когда он говорил словами человека из ушедшей эпохи, - и я верю в своего врага, ибо без врага моего нет моей жизни.
Культист явно не был великим проповедником или оратором. Ему, пожалуй, до среднего богослова даже было далековато. Да и культ Воина явно не уважал любые проявления болтовни, больше склоняясь к физическому доминированию.
Поэтому Йозеф ничего не ответил, лишь покосившись на Рихарда ничего не понимающим взглядом, да сплюнув себе под ноги.
Их привели в комнату, увешанную оружием. Оно было старым и явно поизносившимся, но инквизитор уже успел прикинуть, сколько он сумеет порешить демонопоклонников, если ему удастся завладеть арбалетом и топором.
Их остановили. Все окружающие еретики были вооружены огнестрельным - не довоенным, конечно, но тоже не самое дешевое вооружение. Наркоторговля явно помогала местному культу процветать.
- Приготовьте их к обряду вознесения! - гулким голосом произнёс один из культистов в капюшоне.
Йозеф отошел к нему и, приблизившись, прошептал несколько слов. Судя по его лицу - он говорил о каких-то качествах пленников.
Наступила тишина.
У Рихарда билось сердце. Он ждал. Представлял, что если к нему подойдёт культист с кинжалом - надо будет ударом лба в лицо ошеломить его, затем выбить оружие из рук, упасть на кинжал, перерезать веревку, спутывающую руки, а потом... А  вот потом по всем прикидкам, даже самым оптимистичным, выходило десять на одного. Десять пушек против одного кинжала. Расклад явно далёкий от честного. Хотя кто вообще вспоминал о честности в эти дни?
"Никто не обещал легкой работы" - подумал Рихард.
"Но и такой опасной она быть не должна". - тут же ответил он сам себе.
А через несколько мгновений один из культистов с большим мешком подошел к ним. Сзади подошли еще двое.
Еще мгновение. Рихард сгруппировался, готовый действовать. Стволы самопалов смотрели на них с Евой.
И вдруг - почувствовал, как с запястий спадает веревка.
Моргнул от недоумения.
Культист спереди достал из мешка длинный старый меч. Положил на пол перед инквизитором. Перед Евой с тем же почтением положили классический лук и колчан со стрелами.
Вперед вышел Йозеф. Ухмыльнулся.
- Дернетесь как-то подозрительно, и получите пулю, - он обращался сразу к обоим, - Не предупреждение, не вопрос - сразу пулю. А теперь поднимите своё оружие и ступайте на встречу с Великим.
Инквизитор поднял меч. Взвесил в руке. Оружие было тяжелым, неудобным, по сравнению с привычной шпагой. Ни о каком фехтовании теперь, разумеется, не могла идти речь. Удар, отбив, уход в сторону или назад. Никаких танцев, никаких парирований и контратак - слишком непривычный вес мог стать фатальным при неверном движении.
Он поднял глаза на окружающих. Опустил меч в руке.
"Троих я убью сразу. Еще двоих - если мне чуть-чуть повезет. А там..."
В его глазах явно читались подобные расчеты, так что Йозеф решил не мешкать - по приказу в комнате открылись другие двери и их повели по длинном наклонному пандусу - до тех пор, пока они не оказались в небольшой комнате-тамбуре. За ними закрылись железные двери.
Наконец, их оставили одних.
- Девочка, ничего не бойся, - быстро проговорил инквизитор, пока еще была возможность, - Ничему не удивляйся. Эти люди - сектанты. Мы будем сражаться за свою жизнь. Мы победим. Помни об этом.
Он попытался ободряюще улыбнуться, вселить уверенность в Еву. Сложно сказать, получилось ли. Он был уверен только в себе, а что могла показать девчонка с луком - даже представить не мог. Возможно, она его даже натянуть не сумеет.
Раздался гул. Скрежет.
Железные листы, которыми была заделана дыра в стене, разъехались в стороны, открыв вид на огромное помещение, когда-то бывшее одним из залов аэропорта. Ныне же это место было превращено в украшенную черепами и костями арену - на мезонине, превращенном в вычурный балкон, восседал на троне лидер культистов с мелкими глазками. Весь первый этаж вокруг арены и все ступени вокруг были заняты людьми.
Рихард шел перед Евой, внимательно осматриваясь.
Завидев их, толпа взревела с новой силой.
- Blod! Blod! Blod! Blod! Blod! - скандировали они, стуча ногами по полу, взвизгивая и подвывая на все лады. Лишь голос главаря успел выделиться - он явно отдал какую-то команду. И скандирование продолжилось, теперь еще более истеричное и устрашающее.
Дверь напротив отлетела в сторону, как от удара ковша бульдозера.
Инквизитор ссутулился, опустив меч в руке и отведя его чуть в сторону.
К ним, с гигантских размеров двуручным мечом, шло существо, которое можно было назвать человекообразным. Пожалуй, если вырастить мужика высотой в три метра, накачать его стероидами до отвала, отрезать нос и уши, лишить волос везде, где возможно, да, вдобавок, напоить ведром водки, а утром не дать похмелиться для пущей злобности - то получилось бы то, с чем сейчас Еве и Рихарду предстояло сражаться.
Координатор инквизиции ухмыльнулся краем рта. Воину не были угодны безмолвные жертвы. Он любит славную смерть в бою. Против них вышел не сам Воин, но один из его слуг. Высшего нельзя было бы внешне отличить от человека, Рихард это знал.
Демон, подняв морду к потолку, дико взревел, и понёсся на них, занося огромный меч.

+2

22

- Дернетесь как-то подозрительно, и получите пулю. Не предупреждение, не вопрос - сразу пулю. А теперь поднимите своё оружие и ступайте на встречу с Великим.
Всё походило на дурной сон: вот они зашли пару минут назад в комнату, прозвучали над ухом слова о приготовлении к обряду; теперь же перед ней лежал лук и стрелы, мягко сияющие в свете свечей.
Ева наблюдала за собой словно со стороны - как она наклонилась, с напряжённой спиной и каменным лицом подняла оружие. Как под пристальным взглядом людей в капюшонах затянула ремешок колчана на груди. Как Рихард взвесил в руке клинок и как сталь отразилась в его глазах.
- Вы... вы заставите нас драться друг с другом, - хрипло спросила девчонка, избегая смотреть на лидера полиса "Аврора" - боялась. В Стокгольме было пару мест, так называемой "Боевой Арены", где люди за деньги выходили на смертельные поединки. Где ставились огромные ставки на исход боя, где были свои местные знаменитые "гладиаторы", которые, когда кто-то заплатит за их поражение, весьма бесславно погибали. Неужто теперь её ждала такая участь? Рихард, без сомнения, разделал бы её как цыплёнка.
- Нет, - Ева едва не выдохнула от облегчения, - Идём. Время.
Двери перед ними распахнулись и люди расступились, пропуская капитана и торговку вперёд. На лицах их играли улыбки и неприкрытая радость, словно то, что предстояло совершить Еве и Рихарду стало бы для них отдушиной от мирских забот. Девушке отчаянно хотелось обернуться, попросить Йозефа прекратить издеваться и объяснить, что происходит, но она прекрасно понимала, что всем и дела нет до того, что она боится и ничего не понимает.
"Глаза боятся, а руки делают", - пришла на ум старая поговорка.
Наклонный пол вёл вниз. Окончился коридор небольшим помещением, обшитым металлом. Ни намёка на дверь вперёд. Позади них пронзительно завизжала опускаемая решётка и Йозеф, улыбнувшись в последний раз, поспешил наверх. Ева, в отчаянии приложив голову ко лбу, воззрилась на Рихарда.
- Девочка, ничего не бойся, - упредив её вопрос, затараторил мужчина, - Но...
- Ничему не удивляйся, - перебив её, продолжил он, - Эти люди - сектанты. Мы будем сражаться за свою жизнь. Мы победим. Помни об этом, - грубое лицо лидера "Авроры" тронула кривоватая ухмылка.
- Кто? Победим? Кто такие - сектанты?
Даже если Рихард хотел ответить, то не успел. С шумным лязгом разъехались алюминиевые створки перед ними и взгляду Евы предстала самая настоящая арена, та, о которой она уже успела подумать. Руки дрожали, когда девушка наконец-то соизволила проверить лук, что ей выдали: натянут хорошо - не слишком туго для неё, в самый раз; но рукоятка неудобная. Выхватив стрелу из колчана, она последовала за капитаном, выходя на ярко-освещённую площадку. Сощурилась, задирая голову и оглядывая взглядом зал.
Они были зрелищем для них. Развлечением. Эти люди, что кричали, свистели и ревели, требовали крови. Схватка насмерть - вот их досуг. "Кровь, кровь, кровь" - отзывалось в ушах с каждым ударом сердца. Девушка покосилась на Рихарда. Пожалуй, с ним в команде они и вправду могли дать зрелищ толпе! Ева помнила его в действии - быстрый, хладнокровный, расчётливый - мужчина был убийцей и профессионалом, в отличие от неё. Если бы их противником были люди...
С зубодробительным грохотом вылетела дверь-пластина напротив. На один удар сердца над местом схватки воцарилась идеальная тишина, а затем, яростный рёв неведомой твари разорвал хрупкую плёнку молчания. Люди подхватили этот крик, улюлюкая и визжа, словно бесноватые. Рихард незамедлительно встал в стойку и Ева, подчиняясь его самообладанию, крепко сжала в ладони оружие, выравнивая дыхание; отступила назад.
К ним навстречу шло нечто. Описать это "нечто" можно было как уродливый генно-инженерный эксперимент, лысый, страшный и до жути мускулистый. В руках у существа была огромная двуручная смерть, чью мощь он весьма играючи продемонстрировал, взмахнув куском стали, как девица веером.
Нервы Евы не выдержали первой и она, не дожидаясь пока эта тварь ринется на них, выстрелила навскидку.
Стрела просвистела у правого уха монстра и он, осклабившись и перехватив меч поудобнее, тараном понёсся прямо на них.
"Blod! Blod! Blod! Blod!" - отбивали такт люди на помосте.
Ева, шипя от досады, выстрелила повторно - удачно. Стрела со свистом устремилась к твари, вонзаясь возле левой ключицы и уходя вглубь едва ли не по оперение. Обычный человек бы пошатнулся, вскрикнул от боли, замешкался, но безносое страшное создание лишь ускорило свой бег, целясь больше не в Рихарда, а в саму Еву.
Перехватив лук, девушка дала дёру в другой конец арены, чтобы занять выгодную позицию и оторваться от преследования.
Сердце глухо стучало в груди, адреналин добавлял картинке невиданную чёткость и красочность, словно усиленную наркотиком. На трибунах свистели, призывая её перестать кружить и схлестнуться с неведомой бестией. Ева показала толпе всем известный жест и вновь натянула лук, внимательно следя за схваткой между чудищем и Рихардом. Выдох - третья стрела отправилась в полёт.

+2

23

Рихард вдохнул. Выдохнул.
Он сейчас был предельно спокоен и сосредоточен. Как будто кто-то другой только что дрожал от перевозбуждения предстоящей схватки за жизнь. Как будто не на него прямо сейчас с диким рёвом нёсся огромный демон, способный раскатать любого простого человека в тонкий кровавый блин.
"Представление начинается. Занимайте свои места согласно купленным билетам" - злобная мысль пронеслась в его голове.
Прямо сейчас, в эти мгновения для инквизитора как будто перестала существовать арена. Исчезли культисты, демон, Ева. Остался только он сам и ненависть, что поднималась из глубины души. Всепоглощающая, слепая и страшная. Ненависть в нём и вокруг него.
Демонопоклонники явно не подозревали, кто ныне вошел на их арену. Это можно было бы сравнить со встречей огромного тарантула, которого боятся все, даже люди, и небольшой осы-каликурга, от одного взгляда на которую у паука рождается такой ужас, что он не в состоянии даже напасть на неё, будучи вооруженным смертоносными клыками и ядом.
Координатор пришел в себя. Мир обрёл звуки и краски. Демон, явно наплевав на стрелу, что мгновением раньше вонзилась ему возле левой ключицы, размахнулся и уже собирался располовинить его надвое вертикально, не останавливаясь.
Рихард мгновенно ушел в сторону, в самый последний момент. Сконцентрировался и, взмахнув мечом, чтобы не потерять равновесие от столь резкого ухода, просверлил спину демона тяжелым взглядом.
Смерть, ненависть, презрение.
Демон, споткнувшись, с грохотом обрушился на разбитый пол арены. Культисты захлебнулись удивлённым воем.
Рихард, прыгнув к твари, тут же рубанул мечом - тугие мышцы расступились перед сталью, на ребрах красовался длинный кровоточащий надрез. Демон, не медля, вскочил на ноги. Рана его если и беспокоила - то он точно не обращал на неё внимания. Он рассчитывал на регенерацию.
Но регенерации не было. Кровь не останавливалась.
А человек, так дерзко ударивший его мечом, стоял рядом, вновь уклонившись от огромного двуручника.
"Ты не сдохнешь быстро, тварь. Не теперь."
Проскочив под ногами монстра, Рихард снова рубанул, добавив концентрацию ненависти.
Демон зарычал, падая на колени и тут же поднимаясь. Он не понимал, что с ним происходит.
Не понимала и толпа, что уже не скандировала, а просто орала и материлась на все возможные лады. Доселе не бывало и случая, чтобы Великого удавалось кому-то ранить. А сейчас - пленник просто издевался, кружась рядом со ставшим странно неповоротливым и неуклюжим древним. Великий падал на ровном месте, будто приложенный огромным невидимым молотом, а человек, игнорируя возможность серьёзной атаки в горло, шею или голову, делал новый надрез на здоровенном теле.
Вскоре двуручник упал на бетон. Демон попытался руками поймать инквизитора - и Рихард рубанул ему по запястью.
Старый меч дошел до кости, сталь застонала и, не выдержав удара, лопнула. Железные осколки, позвякивая, разлетелись по полу.
Толпа вопила, рычала, орала и завывала. В руках у координатора остался обломок меча и рукоять.
Демон с трудом поднялся на ноги. Угрожающе зарычал. Тут же, будто из ниоткуда, в него прилетела еще одна стрела - и засела в груди, прямо рядом с тем местом, где у людей находится сердце.
Рихард смотрел на него пристально. Смотрел прямо в нечеловеческие глаза. И сделал шаг вперед.
Затем еще один. И еще.
Древний, который, казалось, не знал, что такое "страх" - попятился. Он не боялся людей. Но перед ним теперь был не человек. Это читалось в глазах.
Инквизитор шел вперед. Он шептал, не отводя взгляда.
Но каждое его слово, неслышное за диким рёвом толпы культистов, раскаленным гвоздем вбивалось в сознание твари.
Демон упал на колени. Пополз назад.
Рихард лишь немного возвысил голос. Слова, что он произносил, не имели смысла. Смысл имело лишь то, что было в нём: ненависть и злоба, столь сильные, что не оставляли место человечности. Не было пощады, не было и пути назад.
Демон завыл, присвистывая через отверстие, что у него было вместо носа. Закрыл голову огромными ладонями, перепачканными в собственной крови. Но это не помогало - внутри, в сознании уже роились раскаленные слова, сталкивались друг с другом, гулким эхом разлетаясь по всему его существу и ранили, обжигали, уничтожали.
Инквизитор шел медленно. Тварь даже не пыталась защитить себя. Она выглядела жалко - но жалости не было в глазах палача. Жалость - удел людей. А в Рихарде сейчас не оставалось почти ничего людского.
Он вызвал в памяти образы родителей. Убитых, лежащих в собственной крови. Крики убийц. Отчаяние. Ненависть.
- Abyssus invokat! - резко и злобно крикнул Рихард, разведя руки в стороны.
Голова демона взорвалась осколками черепа, брызгами крови, лимфы и мозгов. Тело, скрюченное на бетоне, дернулось и застыло, разливая кровь из порванной гортани.
Тотчас же половина культистов попадала на пол, крича от жуткой агонии.
Капитан Авроры бросил на пол обломок меча. Огляделся, понимая, что надо бежать, пока еретики не опомнились.
Но не успел.
Раздались выстрелы - со всех сторон.
В бессознательном порыве метнувшись к Еве, инквизитор, схватив девушку за руку, заскочил с ней за большую квадратную колонну, что поддерживала мезонин.
И только сейчас понял, что стреляли не по нему и не по девушке с луком.
Звучали отрывистые команды - стреляли не из примитивных самопалов, а из серьёзного нарезного оружия. Орали умирающие культисты. Мелькали незнакомые бойцы в полном снаряжении - со шлемами и тяжелыми противоосколочными нагрудниками. Это была явно не команда Авроры и не охрана Стокгольма. Наёмники.
Вскоре одиночные выстрелы затихли.
Вниз, по лестнице, к ним спускались несколько вооруженных людей.
Инквизитор вышел из-за колонны. Взглянул на женщину, что шла впереди.
- Татьяна, - впервые за долгое время на суровом лице мужчины просияла искренняя, не искаженная ехидством улыбка.
Женщина сделал знак наёмникам оставаться на месте и опустить оружие. Быстро и решительно подошла к Рихарду. Только сейчас было заметно, что она на полголовы ниже капитана Авроры.
Повисшую тишину разорвал хлесткий удар пощечины, что женщина-инквизитор засадила координатору.
А Рихард, даже не мотнув головой, продолжал кривить губы в улыбке.
- Ты идиот! Безумец! Дурак! - Татьяна крепко обняла его, прижавшись головой к груди. Затем снова оттолкнула от себя, - А что, если бы я не вела эту толпу уродов последние полгода?! Что, если бы меня рядом не было?! А? Ты мозгой хоть шевелишь иногда?!
Рихард хрипловато засмеялся.
- Признаю, план не был идеален...
Где-то рядом послышался тихий шум перекатываемых кусков бетона и скрип металлической двери. Все окружающие, в том числе и оба инквизитора, повернулись на источник шума. Рихард, не медля ни секунды, выхватил из набедренной кобуры Татьяны пистолет и прицелился на звук. Женщина никак не отреагировала на его неоднозначное действие.
- Не стреляйте! - раздался подозрительно знакомый голос, - Я сдаюсь! Не убивайте!
Рихард узнал Йозефа. Этот голос нельзя было забыть.
- Выходи с поднятыми руками! Ме-е-едленно! - скомандовала Татьяна, оглядев своих людей.
- Хорошо! Я сдаюсь! Я безоружен!
Через несколько мгновений наркоторговец показался из-за ржавой двери, куда явно сбежал во время "антракта" представления. Руки он держал над головой.
Рихард нажал на курок. Грянул выстрел. Горло Йозефа брызнуло кровью, орошая стены и дверь. Тело, содрогаясь в конвульсиях, сползло по стене.
- Что ты творишь! - накинулась на него женщина-инквизитор, - Он же сдавался, еб твою мать!
- Он сдавался слишком медленно, - злобно усмехнулся координатор, - Я ему немного помог.
Татьяна тяжело вздохнула и закрыла ладонью лицо. Затем, успокоившись, вспомнила про Еву. Смерила её подозрительным взглядом - так, как только может одна девушка смотреть на другую, если бы обнаружила своего мужа в её компании. Особенно если учесть, что между Татьяной и Рихардом никогда ничего не было.
- А это кто? - сухо спросила она.
Рихард перевел на девушку взгляд.
- Она сама сможет представиться, я полагаю.

+2

24

Последняя стрела нашла свою цель, несмотря на дрожь в пальцах, на страх попасть не в монстра, а в Рихарда.
Замерев с опущенным оружием в руке, девушка потрясённо глядела на фантастическую картину, что разворачивалась прямо перед ней.
То, что высокий и угрюмый мужчина делал дальше, то, как он добивал огромного рубцованного урода, выглядело... нереально.
В том мире, где жила девушка, было место торговле, выживаю, наркотикам, мелким и крупным проблемам, нехватке денег, интрижкам и прожиганию своей молодости. Мистике, магии, паранормальности нечего было делать в её скучной жизни. Тем жутче и противоестественней казалось ей то, что творил лидер независимого полиса "Аврора".
Беспрестанно бормоча какие-то непонятные слова, от которых у девушки пробежали мурашки по коже, мужчина надвигался на чудище. Дело было не в том, что он говорил, а в том, как. Его низкий голос из монотонного бубнения перешёл в резонанс. Прожигая взглядом противника, что превосходил его в три раза по размерам, он неумолимо приближался. Безносый отползал, шипел, выпучивал глаза, мотал своей лысой башкой, словно хотел заткнуть этот поток ранящих слов. Казалось, что они звучали не только снаружи, но и клеймом выжигались на его мозгу, такая гримаса боли и отчаяния была на его морде.
- Abyssus invokat! - разведя руки в стороны, прогремели последние слова Рихарда над затихшей ареной. Уродливая башка демона, взорвалась как переполненный воздухом воздушный шарик, заляпав капитана с ног до головы.
Ева отрешённо стояла у трибун, сжимая рукоятку лука так, что костяшки пальцев побелели.
Над ареной повисла гробовая тишина.
Удар сердца. Вздох.
Крики и выстрелы наполнили воздух. Девушка растерянно подняла голову к трибунам. Пожалуй, если бы стреляли в неё, шансов остаться в живых у неё не было бы - она была совершенно дезориентирована. Рихард подбежал к ней, схватил за руку, увлекая за собой в безопасное место. Она бросила лук на землю - он только мешался.
Всё казалось страшным сном.
Прижавшись спиной к колонне, плечом к плечу с этим странным человеком, способным словами убить, девушка часто-часто дышала. Тысяча и один вопрос роился в голове, но она, откровенно говоря, боялась их задать. Боялась, что услышит какую-то дикую правду, что начисто разрушит её привычный мир. Боялась непредсказуемой реакции капитана "Авроры". Не время для вопросов.
Пальба прекратилась.
Рихард, оглядев из-за укрытия приближающихся людей, первым вышел навстречу.
- Татьяна, - искренне и доброжелательно звучал его голос.
Ева показалась следом, держась позади капитана и исподлобья, настороженно, словно дикарка, разглядывая женщину с неё ростом. Названная Татьяной не церемонилась и вообще, судя по поведению, особой была эмоциональной. Залепив Рихарду звонкую оплеуху, тут же обняла его, ругая за глупости и беспредел, что сотворил мужчина.
Девушка не могла не согласиться с ней. Что характерно, на резкие слова своей знакомой, капитан никак не прореагировал и, более того, ответил не грубо, как ожидала сама Ева. Наверное, они друг друга очень давно знали и такое обращение было в порядке вещей.
Но всё равно было странно видеть, что такой "высоко сидящий" человек позволяет женщине вольности на глазах кучи наёмников. Она бы не стерпела.
"Мутанты, взорванные головы, "мы вели их последние полгода"..." - походило на какую-то тайную организацию, что занималась... Чем? Убийством сектантов? Кто вообще эти сектанты?
Отвлёк их шум и лязг, а затем до боли знакомый голос попросил: "Не стреляйте! Я сдаюсь! Не убивайте!"
- Йозеф? - Ева и вовсе про него позабыла. Думала, что паренька пришибло где-то во время поголовного расстрела личностей, которым Рихард дал определение "сектанты". Татьяна милостиво разрешила ему сдаться, зато вот капитана такой расклад совсем не устраивал. Стоило снабженцу сделать пару шагов к ним и вынырнуть из укрытия, как грохнул выстрел, оборвав жизнь бедного парня.
Девчонке не было его жалко: он собирался принести их в жертву, так с какого хрена проникаться к нему любовью?
Евка, отведя глаза от Йозефа, что ещё с несколько секунд трепыхался на полу арены, поймала холодный взгляд Татьяны. Женщина весьма недвусмысленно оглядела её с ног до головы, оценив по всем параметрам и сделав какие-то свои, только ей известные, выводы. Торговка покосилась на Рихарда.
"Неужели она подумала, что...?"
- А это кто?
Капитан повернул голову к ней.
- Она сама сможет представиться, я полагаю.
- Ева, - коротко ответила девушка, - Работала на них, - она кивнула куда-то в сторону трибун, где раньше сидел глава всей сетки наркодельцов. Упоминать то, что из-за неё капитан корабля оказался тут, она не стала. Чувствовала, что за такое Татьяна ей заживо шкуру спустит. И чтобы пресечь дальнейшие злобные взгляды с её стороны, пояснила, - Мы познакомились по стечению обстоятельств, вчера. Рихард помог мне, за что ему спасибо.
"Но больше моей ноги рядом с ним не будет".
Честно говоря, "помощь" его была очень спорной, но дерзить двум эмоционально-нестабильным личностям было ещё глупее, чем только одной.
- Эдди, - Ева обратилась к капитану, - До сих пор сидит в камере, наверное. "Но ты же вытащишь его?" - завис немой вопрос в воздухе.
Девушка расстегнула ремешок колчана, что до сих пор болтался на груди и скинула его на землю. Нахмурилась, неуверенная, как отреагирует на её любопытство капитан, потому обратилась непосредственно к Татьяне.
- Можно вопрос: кто вы такие? И сектанты... кто? Что они делают? - она чувствовала, что увязает в трясине болота, из которого выхода уже не будет, - Вы... - Она запнулась, поочерёдно поглядев на Рихарда и Татьяну, - Вы же отпустите меня, так? Я никому ничего не расскажу. Обещаю. Да мне никто и не поверит!
Честно говоря, пленных она и вовсе не видела. Может быть, именно потому, что их и не оставляли?

Отредактировано Ева (2016-03-16 13:13:00)

+2

25

- Мы познакомились по стечению обстоятельств, вчера. Рихард помог мне, за что ему спасибо.
Слова Евы звучали так, будто она объяснялась перед Татьяной, отвечая на вопрос не "кто ты", а "какого черта ты делаешь рядом с Рихардом".
Сам координатор не сразу уловил эту интонацию. А затем, посмотрев сперва на выражение лица женщины-инквизитора и на лицо наркоторговки, понял, в чём дело. Едва удержал себя, чтобы не засмеяться, сильнее нахмурив брови. Бабы даже в момент смертельной опасности норовили устроить межличностные разборки, а о минутах затишья и говорить было нечего.
Татьяна повернула голову. Посмотрела на Рихарда не менее подозрительно.
- Она говорит правду?
Инквизитор кивнул, всё-таки не сдержав ухмылку. Старая знакомая вела себя так, как будто была минимум его невестой, а то и женой.
- Эдди, - Ева сказала это уже в сторону координатора, быстро замяв тему со знакомством, - До сих пор сидит в камере, наверное.
- Хороший вопрос. Вы обыскивали карцер? - Рихард обратился к сестре по ордену, - Половина остова самолета. На краю аэродрома, рядом с воротами. Там наверняка была охрана.
- Обыскивали, - кивнула женщина, - Трое культистов убили. Но больше там никого не было.
Рихард прищурился.
- Старик. Единственный старик тут, пожалуй. В лохмотьях, худощавый, жидкая бороденка, - он в общих чертах описал внешность бывшего боцмана, - Такого не видела?
Татьяна кивнула в сторону мезанина.
- Был такой. Стоял по левую руку от трона из костей. Схватил пулю одним из первых. А что?
Координатор осекся. Он знал, что Таня не могла ему врать. А это значило лишь одно - Эдди был одним из культистов. Сразу же сложилась в его голове мозаика случайностей - взгляды, слова, восторженные крики. Он сидел в карцере не потому, что его взяли по ошибке. Он проверял очередных жертв на пригодность к поединку. И его громкие крики о "капитане Авроры" явно были слышны снаружи карцера - а там информация уже шла по цепочке. Когда они с Евой шли на допрос - их участь уже была решена.
"Эдуардо. Верно говорят - кто предал один раз, тот предаст и второй. Ссучился, подлец."
- А что, знакомый твой? - спросила женщина.
- Был когда-то. - предупреждая следующий вопрос, Рихард добавил, - Об истинной сути моих занятий он не знал. Это гарантированно.
Они замолчали. Каждый думал о своём. Почему-то, когда давно не видел человека, то тебе всегда кажется, что у вас накопилась целая куча тем для обсуждения. А встретил его - и внезапно понимаешь, что на самом-то деле и говорить не о чем. И наступает странное и неловкое молчание. Впрочем, в этот раз его нарушила Ева.
- Можно вопрос: кто вы такие? И сектанты... кто? Что они делают? - Ева говорила сбивчиво, видно, понимая, насколько щекотливую тему она завела в присутствии вооруженных людей - Вы... Вы же отпустите меня, так? Я никому ничего не расскажу. Обещаю. Да мне никто и не поверит!
Татьяна взяла Рихарда под руку. Они отошли несколько шагов в сторону, будто проигнорировав вопросы Евы.
- Она всё видела, - то ли спросила, то ли констатировала женщина. - И что ты думаешь делать?
Рихард недобро ухмыльнулся.
- Что и всегда.
Рука с пистолетом начала подниматься. Татьяна схватила его за запястье.
- Нет!
- Ты смеешь мне указывать? - Рихард спросил вроде бы спокойным голосом. Но из его взгляда, которым он сверлил лицо женщины, еще не ушли смерть и ненависть, с которыми он уничтожал демона.
Она отпустила его руку. Непроизвольно сделала шаг назад. Тут же взяла себя в руки и, поджав губы, зашептала:
- Рихард, послушай меня. Хоть раз. Так дела не делаются.
- Я так делал всегда, - отрезал он, - Ты знаешь.
- Она не культистка! Она никого не убила!
- Она свидетель. Утечка информации.
- Чушь! - прошипела женщина, - Ты забыл, ради чего мы всё это делаем. Ты забыл, с кем и чем мы сражаемся!
- А ты забыла, какими средствами, - спокойно парировал координатор её выпад.
- Но меня ты не убил когда-то. Ты создал это всё. Ты убедил меня сражаться! И многих других. - её слова звучали отчаянно и тихо, - У неё есть право выбора.
- Никто еще не выбрал смерть, - с сожалением произнёс Рихард. Он уже понимал, что не сможет спорить с Татьяной. Она явно умела убеждать.
Выхватив у капитана Авроры из рук пистолет, женщина вернула его в набедренную кобуру.
- Иди и говори с ней. Ну же! - последние слова были сказаны без упрека, почти умоляюще.
Рихард вздохнул. Повернулся и подошел обратно к Еве. Стук его тяжелых сапог о бетон, казалось, отражался гулким эхом похоронного марша.
- В общем, мир не такой, каким он кажется, - без предисловий начал он, глядя Еве в глаза, - Ты понимаешь, что вляпалась уже крепко. И дальше у тебя пути два. Либо ты идёшь со мной и начинаешь новую жизнь. Без лжи. Либо остаёшься здесь навсегда. Полагаю, намек понятен.
Он пожал плечами. Это не был его выбор. Но почему-то инквизитору казалось, что Еве действительно можно дать шанс. А ошибался он на её счет или нет - время покажет. Сейчас всё зависело от ответа девушки. И, кажется, её слов ждал не столько сам Рихард, сколько Татьяна, вставшая рядом с одним из своих людей, напряженно наблюдая за ходом разговора.

+2

26

"Эдди - тоже "сектант"?"
Пожалуй, это было неожиданно. Старик ей понравился. Он казался участливым и добрым, впрочем, так оно и бывает - волк таится под овечьей шкурой.
Татьяна, в очередной раз перехватив стальной взгляд Рихарда, многозначительно поглядела ему в глаза, а затем, взяв под локоть, повела в сторонку. Ева нахмурилась, обернулась через плечо. Женщина тихонько что-то заговорила капитану, косясь на неё. Раздражённо фыркнув, торговка клацнула мыском окованного сталью ботинка о бетонную плиту арены, выбивая искры. Отвернулась от шепчущейся парочки.
"Что? Что это вообще было?"
Никто вообще в этом чёртовом мире не собирался с ней считаться и спрашивать её мнения.
Таким образом, за эти сутки она уяснила, что можно спокойно игнорировать её вопросы и уходить безнаказанным. Орать на неё, когда она просто хочет что-то сказать и даже применять грубую силу. Без предупреждения вваливаться к ней в планы и ставить ультиматумы о том, что "ночевать я буду на твоём диване". А её кто-нибудь, блять, спросил?
Она не видела, как дёрнулась рука лидера полиса, в таком простом намерении вышибить из неудобного свидетеля мозги. Не видела и упреждающий жест Татьяны, её искажённое праведным негодованием лицо. Ева стояла к ним спиной, молча разглядывая жестяной потолок ангара, в котором и была арена для кровавых развлечений культистов. Уперев руки в бока, она терпеливо ждала, когда же они наговорятся и соизволят (вот так одолжение!), поговорить с ней и посвятить в свои тайные планы.
Она не считала себя неправой в чём-либо и уж тем более не полагала, что заслуживает к себе настолько хамского отношения. Впрочем, Ева была мало знакома с лидером полиса "Аврора", а иначе, мысли у неё по этому поводу были бы совсем иные...
Наёмники Татьяны прочёсывали периметр. Заглядывали под трибуны, внимательно оглядывали тёмные углы и закутки. Где-то сверху раздался сдавленный вопль, затем - грубо прервался. Похоже, очистка помещений происходила весьма дотошно - никто не разбирался, правый ты или левый. Всех причисляли к этим неведомым "сектантам", значение слова которого она так и не узнала.
- В общем, мир не такой, каким он кажется, - раздалось над самым ухом. Ева развернулась на пятках, столкнувшись нос к носу с капитаном. Сделала шаг назад. Он бесстрастно смотрел на неё, словно судья, - Ты понимаешь, что вляпалась уже крепко. И дальше у тебя пути два. Либо ты идёшь со мной и начинаешь новую жизнь. Без лжи. Либо остаёшься здесь навсегда. Полагаю, намек понятен.
Молчание тянулось неприлично долго.
Рихард ждал. Ева краем глаза видела, что ждала и Татьяна, склонив голову и поглаживая подбородок.
На ум всплыли слова Андерса о будущем: "Выбирай жизнь. Выбирай работу. Выбирай семью. Выбирай хорошее здоровье, выбирай своих друзей. Выбери загнивание в конце всего, проебывая последнее в жалком доме, когда не остается ничего, кроме удивления, что это за эгоистичные ублюдки, которых ты породил, чтобы заменить ими самого себя. Выбирай будущее. Выбирай жизнь… Но зачем мне все это? Я не стал выбирать жизнь… Я выбрал кое-что другое… Причины? Какие могут быть причины, когда есть героин?"
- Хорошо, - она наконец-то ответила, отчётливо произнеся следующие слова, - Я выбираю жизнь. Что мне нужно делать?
С души будто камень упал. Ну что же, она проживёт ещё немного. А хорошо это или плохо - время покажет.
- А я могу пойти с ней, а не с тобой? - Ева покосилась на Татьяну, что уже не скрываясь, слушала их беседу и, кажется, была довольна тем, какое решение приняла девушка.
- Здесь всё чисто! - раздался голос сверху. Мужчина в хорошем бронежилете и с оружием наизготовку, спускался к ним.
- Очень хорошо, теперь - на выход. По пути проверить все этажи и комнаты. Всех посторонних - ликвидировать.
Приказы звучали со всех сторон. Рихард, Татьяна, Ева и с десяток наёмников двинулись по коридорам от арены до входа в аэропорт. Они точь-в-точь повторяли тот самый путь, что шла она с капитаном пару часов тому назад. Теперь же повсюду была кровь и трупы. В зале с оружием было не продохнуть - столько мёртвых тел, растерзанных, усеивало небольшую комнату. Такое ощущение было, что наёмники просто выбили дверь ногой и спустили курки винтовок - беспощадный расстрел.
- Это - суть того, что вы делаете? - тихо проговорила девушка, шагая между Рихардом и Татьяной, - Убийства... бойня. Ради чего? Что вы за организация? Кому вы служите?
Они миновали офисные помещения, кабинет, в котором сидел амбал с крысиными глазками - теперь уже мёртвый. Наёмники методично осматривали комнаты. Иногда слышались крики, что тут же стихали. Люди прятались, не хотели умирать - вот и Ева не хотела, хотя и не испытывала никакой радости от того, что ради жизни нужно было прогибаться под обстоятельства.
На первом этаже их ждала ещё одна группка людей. Эти, по всей видимости, обшаривали окрестности. Отряд состоял не из бандитов и мародёров: хорошее вооружение, строгая иерархия, чётко спланированный штурм. Откуда же у них столько денег и возможностей для таких операций?

Отредактировано Ева (2016-03-17 11:22:35)

+1

27

Ева думала некоторое время. Напряжение нарастало. Инквизитор уже начинал жалеть, что отдал пистолет обратно.
- Хорошо. Я выбираю жизнь. Что мне нужно делать?
Рихард едва заметно ухмыльнулся. Девушка даже не представляла, на что подписывалась. Но, пожалуй, смерть была действительно хуже.
- Пока - идти за мной. Слушать, что я говорю. Здесь не самое лучшее место для откровений. Нам стоит вернуться на Аврору.
Он вроде бы услышал, как сзади выдохнула Татьяна. Хотя, быть может, это ему лишь казалось. Гнетущая атмосфера, что прямо таки витала вокруг, начинала понемногу разряжаться.
Наёмники, что зачищали аэропорт, действовали слаженно и без колебаний. Контрольных выстрелов не было - патроны берегли. А вот горло вскрыли каждому, на всякий случай. И, судя по хрипам и бульканью, не напрасно - пережившие штурм всё-таки были.
- Хэй, командир, - один из наёмников обратился сверху к Татьяне, - У них тут оружейка обнаружилась.
Женщина вопросительно посмотрела на координатора. Он же не стал колебаться.
- Забирай. Твоя добыча. - пожал плечами, - Только верни мне моё оружие. И не забудь спалить тело.
Инквизиторы почти синхронно оглянулись на обезглавленного демона. Он не был высшим, хотя даже высшие не смогли бы регенерировать в их присутствии. Впрочем, никто не мог дать гарантии, что тварь не восстановиться после их ухода - а это означало бессмысленность всей операции.
Масло и огниво добыли быстро. Даже нашли немного керосина. И остатки демона были преданы огню.
- А я могу пойти с ней, а не с тобой? - Ева глядела в сторону Татьяны. Судя по всему, она уже успела разобраться, кто здесь более дружелюбен и не склонен к спонтанным убийствам.
- А ведь хороший вопрос, - Рихард сам обратился к сестре по ордену, - Почему она не может пойти с тобой?
Татьяна звонко засмеялась, отмахиваясь обеими руками.
- Рука полная, больше карт не влезет, - она задорно рассматривала кислую физиономию координатора, зная, что он не сможет теперь спихнуть на неё свои обязанности, - У меня и без того дел невпроворот. И, к тому же, как написано было - мы в ответе за тех, кого... ну ты понял мысль.
- Когда все древние отправятся в небытие - я найду тебя и застрелю, - почти с нежностью произнес Рихард.
- Не раньше, чем я отрежу тебе голову, - не менее ласково ответила Татьяна.
И они оба весело засмеялись, уходя из помещения аэропорта. Вслед за ними шли наёмники, двое из которых вернули инквизитору его шпагу, нож и пистолет, безошибочно определенные из всех других вещей в оружейной - им не нашлось места на полках и снаряжение попросту сложили сверху на один из ящиков.
Под ногами хрустели крошки бетона, куски стекла. Они оставляли за собой смерть и разрушение, но лишь затем, чтобы избежать гораздо более худшего сценария развития событий.
- Я не сказала сразу, - чуть замявшись, тихо произнесла женщина, - Герцог погиб.
- Это точная информация? - так же тихо спросил Рихард.
- Да. За него уже отомстили. Но нас не становится больше. Теперь понимаешь, почему ты должен был её взять?
Координатор ничего не ответил. Он давно уже не выходил на частоту инквизиции. А они умирали - и это не могло быть хорошей новостью. Оглянулся на Еву, мельком осмотрел с ног до головы. Девушка была явно сильнее, чем казалась с виду. Не упала в обморок при виде огромного демона, не стала орать или умолять о пощаде. Возможно, она действительна была достойна шанса.
Они прошли мимо еще нескольких трупов сектантов, что валялись рядом.
- Это - суть того, что вы делаете? - произнесла Ева, шагая между Рихардом и Татьяной, - Убийства... бойня. Ради чего? Что вы за организация? Кому вы служите?
- Она же не отстанет, верно? - с усталой покорностью в голосе, спросил инквизитор у своей соратницы.
- И не надейся, - усмехнулась женщина, поправляя винтовку, что висела на плече.
Рихард повернулся к Еве, не останавливаясь.
- Ради спасения человечества. Каждый из тех, кто здесь погиб, был сектантом - все они поклонялись той твари, с которой мы столкнулись на арене. Считали её божеством. А эта тварь - часть губительных сил, цель которых - установить на земле свою власть, ввергнуть остатки человечества в хаос, лишить людей свободы. Мы не служим никому. Мы - орден инквизиции.
Татьяна не смогла сдержать ухмылки.
- А пафоса-то сколько, - она сама обратилась к Еве, проигнорировав испепеляющий взгляд Рихарда, - Но он всё верно сказал. Нас называют инквизиторами. Мы убиваем таких вот кровожадных тварей, которым здесь не место. Спасаем людей. Уничтожаем нелюдей и преступников. И всё - в тайне, иначе...
- Об остальном поговорим на Авроре, - перебил её координатор.
Они уже вышли за пределы базы наркодельцов. И внезапно пришло осознание, что им пора вновь расходиться - каждому идти своим путём.
- Останешься здесь? - спросил инквизитор у Татьяны.
- Нет. Не теперь. Нужно заметать следы, а лучше всего это делать издалека, не отсвечивая, - она улыбнулась, - Не помнишь, который раз я спасаю тебя?
- Второй.
- Пятый. Но кто считает? - она обняла его, так, как только сестра может обнять брата, считая, что может больше никогда его не увидеть, - Постарайся выжить, ладно?
- Я и из преисподней выберусь, - пошутил Рихард.
Татьяна ушла, на прощание помахав рукой. За ней ушли и наёмники, забирая с собой взятую в бою добычу. А капитан Авроры обернулся к Еве. Нужно было убираться из этого места.
- Если хочешь что-то забрать из дома - сейчас самое время. Если есть родные - попрощайся. Мы уходим.

+1

28

- Ради спасения человечества. Мы не служим никому. Мы - орден инквизиции.
- Мы убиваем таких вот кровожадных тварей, которым здесь не место. Спасаем людей. Уничтожаем нелюдей и преступников. И всё - в тайне.

Как-то раз Еве в руки попал комикс. Старый, потрёпанный и с парой безбожно выдранных страниц. Был он про мужика в чёрном плаще, что жил на улицах Готэма и занимался чем-то подобным, только в одиночку. Он передвигался на странной штуковине, что называлась "машиной", хладнокровно расправлялся с преступниками и творил справедливость. Это была сказка. Плод чьей-то богатой фантазии.
Примерно так же дико для неё звучали слова Татьяны и Рихарда об ордене, что именовал себя "Инквизицией". И походило это на выдумку, да только как объяснить то, что она видела? Мир определённо был не таким простым, как казался.
Честно говоря, радости от поспешного вступления в "борцы с тварями, сектантами и прочей швалью", девчонка не испытывала. Мало того, тихонько надеялась где-то в глубине души, что сможет ускользнуть от Рихарда, избежав взваливания на свои плечи груза непомерной ответственности, о которой она не просила.
Рихард и Татьяна прощались, а Евка мечтала только о том, как бы забиться в угол и пережить последующий день.
- Если хочешь что-то забрать из дома - сейчас самое время. Если есть родные - попрощайся. Мы уходим.

Сложно сказать, была ли девушка, что нервно собирала свои немногочисленные вещи в старую дорожную сумку, весьма довольна тем фактом, что её призрачная мечта исполнилась. Вчера утром она любовалась из окна на крейсер "Аврора" и представляла, безо всякой надежды, что когда-нибудь покинет Стокгольм и отправится на нём смотреть мир. Побывает дома, в Таллине.
И вот, чёрт возьми, желание исполнилось, но как-то криво и косо. Через кровь, кишки, Рихарда и вступление в Инквизицию, о которой она абсолютно ничего не знала. Усугубляло ситуацию стремительно просыпающееся сквозь пальцы время: зависимый организм требовал то, к чему привык за три года - дозы.
Ева менялась с каждым часом, из вполне нормальной, превращаясь в слабую тень себя. Ощущение складывалось, что от аэропорта до квартиры над Akkurat'ом, девчонка успела простыть и теперь лихорадила. Под глазами темнели почти чёрные круги, а руки совсем безбожно дрожали. Раздражительность её достигала предела и каждый раз, когда живой и здоровый пёс скакал вокруг хозяйки, радостный от того, что она вернулась домой в целости и сохранности, девушке хотелось его пнуть со всей силы и сжаться в комок на диване.
Но дома ничего не осталось, совсем.
Рюкзак с той злополучной партией амфетамина, деньгами и пистолетом, захватил с собой Йозеф и что с ним сталось дальше - она не имела понятия.
- Я собралась, - сухо оповестила Ева, растеряв всё своё любопытство относительно того, куда и зачем тащит её Рихард. Пустой трёп бесил, Рихард бесил, собака бесила, - Спущусь вниз. В бар. Попрощаюсь с Марией.
Без пояснений, Ева, даже не посмотрев на капитана, бросила ему свою сумку. То, что за такое поведение он с неё три шкуры должен был спустить, она даже не думала. Иная потребность молоточком выстукивала в голове навязчивый мотив, и чувство здравой оценки ситуации у молодой наркоманки здорово хромало.
Не дожидаясь комментариев, девушка сиганула на лестничную площадку, перепрыгивая через три ступеньки. Не обернулась посмотреть, последовал ли за ней Рихард.

Днём бар был закрыт. Ева, едва попав в замочную скважину, ключом открыла заднюю дверь. Запирать её не стала - Мария закроет после её ухода. Сунув ключ в карман, она прошла в тёмное помещение, щёлкнула рубильником.
Барная стойка, разномастные стаканы и столики, ржавые высокие железные стулья, с потрёпанной обивкой и диванчики со столами у окон - в довоенное время это была типичная забегаловка.
Впереди раздались шаги и навстречу ей вышла сонная и растрёпанная женщина, с ружьём в руках.
- Ева! - шведка едва не задохнулась от возмущения, - Ты где была? Какого хрена ты не вышла вчера в смену, я всю ночь одна справлялась с клиентами - думала помру... Эй. Детка, ты в порядке?
- Нет, - девушка тряхнула головой, ладонью вытирая мокрый лоб, - У тебя есть что?
- Может перекусишь сначала, начнёшь с лёгкой закуски. Хлеба с чесноком?
- Нет, спасибо, я сразу перейду к внутривенным инъекциям тяжёлых наркотиков.
Мария поджала губы. Толкнула дверь в помещение для персонала, поманила за собой Еву.
- Да ты совсем плоха. Деньги есть? - Ева мотнула головой, - Хорошо, подсоблю в долг. Пойдём. Сегодня чтобы вышла на работу.
- Мария... Я...
- Ну? - женщина повесила ружьё на стенку, пропустила вперёд лихорадящую девчонку. Они зашли в небольшую комнату с кроватью и спящим на ней мужчиной - партнёр Марии и бармен по совместительству. Шведка начала рыться в ящиках, выуживая пакетик толчёным порошком. Бросила его страдалице, - Так что там у тебя случилось?
Высыпав немного на кофейный столик, Ева принялась ровнять дорожку, - Я вляпалась в одно дерьмо... - любовно утрамбовав порошок, девушка склонилась над ним, зажав одну ноздрю и вдохнула всё, перепачкав кончик носа. Должно скоро отпустить, - В общем, уезжаю сегодня из Стокгольма.
- Шутишь? Куда? А кто мне деньги вернёт? - Мария нависла над рыжей. Просить вернуть то, что соплячка уже "вдула" было бессмысленно. Хитрая шельма только что бросила её на золотишко и даже не поморщилась, - На чём? И деньги у тебя откуда?
- На "Авроре", - Ева сверкнула в полутьме улыбкой, - Подцепила вчера мужика оттуда, сказал, что протащит. Бесплатно.
- Ты в курсе, что там строгий досмотр? Ты знаешь, что на крейсер никто не смог протащить наркоту, а те, кто смог - отправились плавать за борт?
Девчонка промолчала. Новость паршивая, да только толку от неё... "Я пойду вперёд, по прямой дороге и выберу нормальную жизнь...", - А не дашь-ка мне с собой один пакетик?

Обнявшись на прощание с Марией, девушка едва сдержала слёзы. Всё же её работодательница была святой женщиной и дело было не только в том, что небольшой пакетик дури соседствовал с её левой грудью в лифчике... Шведка бескорыстно помогла ей встать на ноги после смерти Андерса и не поощряла то, как менялась под воздействием препаратов Ева, но запереть её где-нибудь и насильно избавить от зависимости, не могла. Возможно, Аврора была её последним шансом.
- Этого ты мужика себе подцепила? - Мария тихонько шепнула на ушко девушке, поглаживая её по волосам, - А он точно на "Аврору" тебя поведёт, дочка, а не в подвал насиловать? Морда у него криминальная...
Ева улыбнулась, отстраняясь, - Точно. Я навещу тебя, как только получится. И всё-всё отдам! Спасибо!
- Не навестишь, кому ты врёшь, дурёха, - женщина звонко чмокнула её в щёку, шепча последнее наставление, - Чуть что - сдавай добровольно.
- Спасибо. До встречи.
Мария хлопнула дверью, оставив Еву и Рихарда наедине на залитой дневным светом улице Стокгольма. Вывеска бара тускло светилась.
- Не злись! Пожалуйста! - упреждая возможную атаку со стороны капитана, выпалила девушка, миролюбиво поднимая руки, - Мне просто нужно было попрощаться с ней наедине. Это личное, понимаешь? Больше не повторится, - не поведя бровью соврала капитану. Пожалуй, когда её отпустит и начнётся настоящая ломка, Рихард очень удивится и вряд ли обрадуется. Пока же у неё вновь было время для того, чтобы жить и дышать полной грудью, на всю катушку.
Пёс кружился рядом и лаял. Выбежал следом за ней, не иначе, когда она стремглав полетела к Марии. Ева, подхватив его за ошейник, покосилась на лидера полиса, - Его придётся оставить, да?

+1

29

Рихард не был слепым, не был он и идиотом. Он отлично видел, что происходит с девушкой - и так точно не могло происходить с человеком, который едва ускользнул от смерти и теперь собирался начать новую жизнь. Она подрагивала, уголки губ периодически дергались, глаза приобрели безразличное выражение. Ева больше не задавала никаких вопросов - и уж точно не потому, что он ей запретил. Казалось, наркоторговке вовсе плевать на то, что с ней будет дальше.
Инквизитор вырос на улицах Питера. Не раз и не два видел наркоманов. А сложить два и два не составляло труда - Ева не только приторговывала наркотой, но и еще явно ею не брезговала. Плохой торговец, и она бы точно плохо кончила - в лучшем случае присягнула бы тому же демону за очередную дозу, в худшем - сдохла бы под забором сама или была бы убита за то, что употребила весь товар, вместо того, чтобы его продать.
Координатор ничего не сказал. Он просто внимательно наблюдал. Это раньше она была для него никто, девка с переулка, за жизнь которой он не дал бы и грязной золотой монеты. А теперь ему предстояло изучить её, разобраться во всём и сделать из этого куска никчемной плоти с вагиной - инквизитора, которого не способны сломить или остановить ни ярость адского огня, ни смертный страх разложения, ни лживые посулы вечного блаженства и умиротворения. Задача была непростая. Но ничего, с чем бы Рихард не мог справиться.
Они вновь пришли в квартиру Евы над баром. К тому времени девушка уже стала совсем плоха. А инквизитор всё так же молчал, упорно делая вид, что не замечает изменений в её поведении.
- Я собралась. Спущусь вниз. В бар. Попрощаюсь с Марией. - Рихард шагнул в сторону, уклонившись от брошенной сумки. С лидером полиса никто еще не обращался, как с дешевым лакеем. Но инквизитор промолчал. Всё так же внимательно следя за каждым движением девушки, которой сейчас, похоже, не была нужна даже её собака.
"Ты явно не с Марией прощаться пошла, девочка. По крайней мере, не только ради Марии".
Рихард, перешагнув через сумку, вышел из квартиры. На улице перед баром остановился. Ева определенно за последние двенадцать часов пережила многое. Даже слишком. Кто-то другой бы её даже пожалел, утешил. Но инквизитор жалости не знал - ни к кому и никогда. Причиной его молчания было не желание сохранить хрупкие нервы девушки. Он просто хотел узнать её поближе - лучше, чем в быстрой круговерти событий, связанных с охотой на целый побочный культ Воина.
Через некоторое время из бара вышла Ева. Девушка, казалось, чуть ли не светилась удовольствием. Зрачки были расширены - и это бросалось в глаза капитану. Он сохранял совершенно спокойный и отстраненный вид.
- Не злись! Пожалуйста! - быстро произнесла она, поднимая руки, - Мне просто нужно было попрощаться с ней наедине. Это личное, понимаешь? Больше не повторится.
"Дура веснушчатая. Обмануть инквизитора. Могла бы что получше придумать, кроме прощаний наедине".
- Конечно, я понимаю, - он говорил слишком спокойно и даже несколько отрешенно. Любой, кто был знаком с Рихардом, уже начал бы бить тревогу, - Твои вещи там, где ты их бросила. Собаку можешь взять с собой.
И координатор спокойно развернулся на месте, где стоял, двинувшись по направлению к месту, где пришвартовалась Аврора. Он знал, что Ева пойдёт за ним.
Они дошли быстро. В конце концов, на дорогах не было интенсивного движения, чтобы чего-то ждать. Аврора предстала перед ними во всём своём великолепии. На борту, на палубах, да и снаружи кипела жизнь.
Рихард шел впереди. Ева - за ним.
Капитан поднимался по длинным сходням на борт, а по всему кораблю уже точно прошел слух, кто возвращается. Возле самого борта крейсера их встретили четверо бойцов, что охраняли вход в полис. Мимо них нельзя было пройти просто так, если ты не гражданин Авроры.
При приближении один из них, старший по званию, сделал три шага вперёд. Взял ружьё с примкнутым штыком "на караул", Бодро отрапортовал, что-де он старший по пропускному контролю, третья претория, фамилия Митцен, и в полисе происшествий за время отсутствия капитана не произошло. Рихард принял доклад, позволив парню опустить оружие.
- Это - со мной. - он кивнул на Еву. - Но входной досмотр проходить будет.
Митцен кивнул. Рихард прошел на палубу и тут же затерялся в закоулках корабля. А Еву один из бойцов проводил в помещение входного досмотра - это была процедура, обязательная для всех людей, кто не являлся гражданином полиса и желал подняться на борт крейсера.
В помещении Еву попросили положить все вещи в специально отведенный железный ящик. Затем - девушке предстояло раздеться догола и также сложить одежду в ящик - в досмотре участвовали одни женщины, так что каких-то этических причин не подчиниться у девушки просто не было.
Когда на наркоторговке не осталось никакой одежды - её тщательно осмотрела пожилая женщина-врач. Заглянула и в глаза. Осмотрела кожу, в том числе и на сгибах рук, ног, лимфатические узлы - словом, это был действительно профессиональный медицинский осмотр, по результату которого выяснялось, болела ли желающая взойти на борт заразными болезнями, которые могли бы оказаться фатальными на корабле во время плавания - ведь вакцинацию проводить было практически невозможно, а предотвратить возникновение эпидемии было значительно проще.
Никто ничего не сказал по поводу её состояния здоровья. После осмотра девушке вернули все вещи. Кроме наркотиков, которые изъяли по предварительному приказу капитана Авроры. И только когда Ева оделась, её проводили до каюты Рихарда.
Каюта выглядела вычурно и богато - тут присутствовали многочисленные золотые украшения мебели, стен и предметов. Присутствовал и шкаф, полностью забитый древними книгами, а на полках, ограниченных специальными бортиками против качки в открытом море, находились артефакты былых времен - один только сохранившийся в целости граммофон чего стоил. Сам капитан сидел за дубовым столом и, ехидно ухмыляясь, смотрел на Еву.
- Запомни этот день, Ева - он щелкнул зажигалкой, поджигая самокрутку и выдыхая дым, - Ведь этот день ты будешь вспоминать как самый беззаботный и приятный в своей жизни.
Аврора отчаливала. Черный дым, взвившийся из её труб, устремился в небо, грозя затмить свет солнца.

+1


Вы здесь » Ржавый Север » I Дивный новый мир » Большие проблемы в маленьком городе