Вверх страницы
Вниз страницы


ОРГАНИЗАЦИЯ

Объявления администрации — ◄●●●►
Вопросы и предложения — ◄●●●►
Оформление профиля — ◄●●●►
Поиск партнера по игре — ◄●●●►
Хронология эпизодов — ◄●●●►
Закрытие эпизодов — ◄●●●►
Отсутствие — ◄●●●►
Связь с администрацией — ◄●●●►

Новости форума

Мы живы, в лучших традициях постапокалипсиса.
Пишите посты, леди и сэры.
И да направит нас всех Отец Понимания.
p.s. экран прокручивается вправо :)

АДМИНИСТРАЦИЯ



Ржавый Север

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ржавый Север » Истории и байки » [A] Добро пожаловать на борт.


[A] Добро пожаловать на борт.

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

● Название Добро пожаловать на борт.
● Место и время Unknown.
● Участники Ева, Ярга, Маркус Лейн, Вольгаст(В лице мастеринга)
● Описание Что же произошло с нашими героями? Как эти три независимые линии, линии судьбы, могли смочь прорезать пространство и время? Связаны ли они отныне? Либо это всё злая шутка? Фантасмагория? Бред? Но ведь это всё реальность. Абсолютная реальность. Каждый попал сюда своим путем, но каким - он не помнит. Возможно время даст ответы на все эти вопросы? Возможно знакомые лица, или предметы смогут помочь разгадать загадки? Какова здесь главная задача? Решение всегда остается за вами. Вы - хозяин своего выбора. Вы - последний рубеж перед реальностью. Доброе утро, последний герой. Не забудь свой цвет и имя.


No-Role-Play
Информация для администрации.

Ув. Администрация, данная тема - является игровой, в которой по сути идеи мастерингом займусь с вашего позволения я. Прошу вас не реагировать на броски, странности которые тут могут кидаться и прочее, ибо альтернатива ведется по немного измененной боевой системе форума, со своими элементами. Они сами подписались на это. Спасибо за ваше внимание и терпение.

Информация для игроков.

Ув. игроки, любые вопросы, которые возникнут у вас по любому элементу игры - смело задавайте мне в приват, либо социальную сеть, либо иными другими способами. Я хочу вас предупредить о том, что любой спорный момент, который на ваш взгляд, будет иметь место быть в игре - я с удовольствием пересмотрю, но только при условии наводки от вас самих. Я обещаю быть конструктивным, справедливым и безусловно - реалистом, но сразу же хочу, что бы вы познакомились с главным правилом всей игры : Мастер всегда прав. Позволю себе старый баян в виде фразы : Правило второе, если мастер не прав - смотри правило первое.
Итак, несколько особых элементов игры, которые вы должны уяснить. Вся наша игра ведется по кругам. Круг это поочередность ходов в роли которых будут выступать ваши посты/постов. Вы можете ничего не делать, описывая лишь мысли и переживания своего персонажа, тогда это будет считаться пропуском хода. Не забывайте, что иногда лучше ничего не делать. А можете совершить действие, но в пределах разумного.
Второе по значимости правило этой темы, в том, что за ход/пост вы можете совершить только один бросок кубика. Это распространяется и на боевку, в том числе.
Теперь я хочу более подробно расписать вам возможные броски. А именно, на что можно бросить кубик помимо "Выстрела", и "Укрытия". Начнем с ранее известных.
1. Огонь/Удар с бонусами, которые прописаны в ваших биографиях.
2. Укрытие. (Не забывайте, что тут нельзя одновременно укрыться и совершить удар/выстрел, только одно из двух. Вы можете в первый ход - занять укрытие, а во второй ход(он же пост), уже открыть огонь. И это будет считаться огонь из укрытия. Ваша выносливость, как и раньше дает бонус к действию "Укрытие". И дает определенные бонусы, которые будут отмечены уже в игре. Вы спросите, что если враг стреляет по мне, а я в свой ход совершаю укрытие. Ответ : Если бросок вашего укрытия очень даже достоин, то скорее всего враг не попадет по вам, если нет - обратная ситуация.)
3. Внимательность (Увидеть то, что незримо сразу. Маленький элемент, который наведет на новую идею, или вариант, новый виток, новую возможность. Внимательных не любят, запомните это. Именно Внимательность вы кидаете, когда пытаетесь раскрыть кого-то в Скрытности. Или именно Внимательность позволит вам заметить ловушку, которую никто не увидел в помещении, а возможно - тайный ход.И именно бросок внимательность во время боя, поможет вам раскрыть слабое место противника, выстрел, или удар куда, даст дополнительные бонусы)
4. Скрытность. (Это самый стандартный бросок из всех бросков, просто попытка спрятаться. Раствориться в тени, забиться под постель, не важно. Когда вы в скрытности - вас никто не может увидеть, если только вашу скрытность не победят внимательностью, или если вы не покажете где вы спрятаны членам своей команды, сами. !!! Если вы хотите спрятать какой - то предмет, то бросайте скрытность)
5.Обыск. (О, как много героев любит этот бросок. Он позволяет найти в помещение, или на теле врага( а иногда друга, если он спрятал от вас некий предмет скрытностью) что - то, что этот человек пытался спрятать. То, что доступно не каждому, то что найдет лишь только счастливчик. Очень важный бросок.)
6. Ораторство.(Иногда так сложно договориться с охранником, что бы он тебя пропустил, иногда сложно сбить цену, иногда так сложно запугать кого - то, выход есть - ораторство. Навык позволяющий убеждать, торговаться и запугивать. Действует только на НПЦ (NPC/No-Player-Character). Иными словами только на персонажей мастера, не действует на Игроков, т.е. друг на друга этот навык вы применить не сможете. Только лишь в спорных моментах, для разрешения конфликта и одобрения на использование этого броска на другого персонажа, обращаться к Мастеру)
7. Воля. (Бросок позволяющий сопротивляться, не сдаваться и прочее. Вас пытают - надеются сломать вашу Волю. Вы сидите в замкнутом пространстве много суток, значит надо не сойти с ума. Здесь тоже играет свою роль Воля. Она поможет вам сдержаться, и она поможет вам не испугаться, (Есть монстры, которые будут кидать на вас испуг одним лишь своим внешним видом), а так же стоять на своём)
ПЫ-СЫ Тот, у кого есть навык/бросок "Пси-Сопротивление" будет суммировать их к показателю Воли.
8. Медицина. (Узко-профильный бросок. Хочешь попытаться спасти жизнь своему другу? Хочешь узнать анатомические особенности убитой твари? Хочешь понять, как был убит человек? Чем болел? Хочешь остановить кровотечение? Ну ты понял, какой навык тебе поможет в этом деле. И этот же навык поможет тебе разобраться с биологическими особенностями препаратов и много чего другого)

Штрафы, дефицит, минусы и прочее. Ты боец с карабином на +1, но взял в руку автомат? Получи-ка штраф в минус 1, к своему показателю. Теперь у тебя ноль. Ты владеешь ножом на +2, но взял в руку одноручный меч, или кинжал? Вот тебе минус 1, теперь у тебя лишь +1, а если ты взял двуручный меч, или топор, то вот тебе штраф на минус 2, вот теперь у тебя чистый 0.
Ваши персонажи не жрали целый день? Вот вам по минусу к каждому броску. Ваши персонажи не спали? Вот вам по минуту к каждому броску. Ну вы поняли, вся игра максимально приближена к реальности, не переживайте я буду писать вам, и помогать с штрафами и бонусами.
Ну и последнее моё наставление вам : думайте головой.

После прочтения информации для игроков.

Ярга. Белый.

Нож:+2
Кинжал:+1
Карабин:+1
Взрывные вещества:0
Укрытие:0
Внимательность:0
Скрытность:0
Обыск:+1 (От поисковика)
Ораторство:0
Воля:+1 (Волк-одиночка, знающий цену страху)
Медицина:-2

Ева (Хорошо, что не Браун) Красный.

Лук Композитный : +2
Укрытие:+3 (Бонус от Выносливости)
Нож : 0
Внимательность:+1 (Инквизиция не дремлет)
Скрытность :0
Обыск:0
Ораторство:0
Воля:+1
Медицина:-2

Маркус Лейн. Зелёный.

Пистолет:0
Укрытие:0
Внимательность:0
Скрытность:0
Обыск:0
Ораторство:+1 (Услышь меня, сын мой)
Воля:+2 (Моя вера крепка)
Медицина:+2 (Острый скальпель, пам-пам, пора порезать)
Пси-Сопротивление:+1 ("Во имя отца, сына и...")

Игровая последовательность : Мастер, Ева, Маркус Лейн, Ярга. Ожидайте поста.

Отредактировано Вольгаст (2016-08-18 20:07:21)

+3

2

Ева.

Это ощущение было сродни процессу отмокания в ванне. Все мышцы расслаблены до предела, а теплая нега обволакивала тело настолько плотно, вызывая неподдельное ощущение комфорта, что ничто не могло сравниться с этим приятным чувством. Такие ощущения человек может испытать лишь только находясь в полу-дреме, окутанный мутью горячей воды. Все медиаторы удовольствия головного мозга работают по полной, именно по этой причине секс в горячей ванне считается извращением, ибо создается имитация материнской утробы. Так и сейчас, мир снаружи был залиты чем - то теплым и липким. Но времени не осталось, настала пора пробуждаться от этой бесконечной круговерти. Сознание вернулось неожиданно, последнее, что помнила женщина это шум прибоя и волны, которые бросало море на борта Авроры. Ослепительные лучи рассвета, бьющие по глазам с такой силой, что напоминают скольжение острия бритвы по зрачку.
Это вспышки воспоминаний - единственный возможный вариант вспомнить, как она очутилась здесь. Ах, да...Здесь.
Тишина обволакивала настолько плотно, что даже объятия матери невозможно назвать любящими, настолько они были сильны. Тишина нарушилась едва уловимыми, глухими звуками. Так звучит ракушка, если поднести её к уху, так звучит весь окружающий мир, если зажать нос и окунуться с головой в наполненную ванну.
Эти звуки напомнили треск, но имели отчетливую ритмичную. Так, словно бы кто - то постучал длинными ногтями по твоему маленькому стеклянному мирку-шару, где - то из вне. Словно бы это были нервные постукивания "Бога" по планете.
Глаза резко защипало. Где - то вдали раздался механический женский голос, между слов проскакивал треск радио, помехи.
- Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...- Механический треск то усиливался, то глох, но эта фраза попала в нейронную ловушку, и она будет звучать ещё очень долго, словно пленка на повторе.
Если бы Ева открыла глаза, то смогла увидеть розовую муть. Черт подери, это была огромная стеклянная пробирка, расположенная вертикально. Во рту тут же появился кисло-соленый привкус, легкие были заполнены этой же розовой жидкостью, но при этом она могла дышать. Такую оксигенированную жидкость использовали давным - давно дайверы, для глубоководных погружений, погружений глубже тех на которые рассчитаны кислородные балоны. Стенки её "аквариума" были стеклянными и сквозь розовую муть жидкости, виднелось помещение. В глазах начало щипать сильнее.
- Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...Эвакуация объекта начата...- Магнитофонная запись продолжала своё вещание. Резко, дно её капсулы открылось, и девушка могла почувствовать, как притяжение просто выманивает её вниз, вместе со всем розовым содержимым.
До пола было примерно полтора метра, покрытие было холодным, настолько, что тут же обожгло теплую кожу. Сталь. Холодный, стальной паркет.
Это было крупное помещение, стены и пол были черными, гладкими, словно на шлифовку не жалели ни сил, ни времени.
Тут же затошнило, организм захотел избавиться от накопленной в легких и желудке оксигенной жидкости, а глаза продолжало щипать с такой силой, что на мгновение могло появиться желание вырвать их к чертовой матери. Вдоль всего позвоночника чувствовался явный дискомфорт.
И лишь, когда 5 литров жидкости выйдут из ротовой и носовой полости, девушка сможет понять, что это нечто в роде лаборатории. Примерно в десяти метрах впереди виднелась стальная, двустворчатая дверь без ручек, а справа от неё, на стене мерцал индикатор на котором виднелись две лампочки, красная и зеленая, а сейчас - горела красная.
Только сейчас можно было заметить, что позади - открытая на дне капсула, а по левую и по правую руку ещё такие же, по две штуки, но все они пусты. Кроме одной. Одна была залита зеленой, гнойно-болотной жидкостью, настолько высокой концентрации, что не видно было даже и миллиметра внутрь пробирки через стекло. В дальнем-правом углу виднелась панель.
И наконец - то, девушка была полностью обнажена, если не считать белой синтетической ткани, то есть двух предметов гардероба. Один - это топик, прикрывающий грудь, а второй - обтяжка вокруг бедер, выполняющая роль трусов.
Липкая жидкость, напоминавшая гель, а если быть точным - слизь, скомкала волосы, слепила ресницы, оставляя на всём теле девушки свой тонкий слой.

Три мощных удара, вот откуда этот звук, слышимый несколькими минутами раньше, тот, что напоминал легкий стук, пока женщина была частью пробирки. Три мощных удара, прямиком в дверь напротив, но снаружи. Настолько мощные и нечеловеческие, а затем раздался вопль. - Уа-а-а-а...- Он было похож на крик человека, смешанный с ревом медведя и стрекотанием кузнечика. Мгновение, и тяжелые, как топот слона, но быстрые, как бросок ягуара, шаги двинулись влево (для девушки), и затихнув - пропали вовсе.
- Эвакуация объекта закончена. Пожалуйста, соблюдайте все меры предосторожности, правила асептики и антисептики...-
Механический, женский голос угас, оставляя за собой легкой эхо, которое отражалось от полистальных стен помещения. Раздался звук нескольких последних капель оксигенной жидкости, что рухнули за стальной пол за спиной Евы. Это были последние капли её капсулы, и тишина, вновь обступила всё вокруг.

Дискомфорт вдоль позвоночника усилился. А если бы девушка закинула руки за спину, то почувствовала бы какую - то стальную модификацию, что - то в стиле тонкой трубки, которая была вживлена в тело. От копчика, прямиком до затылка. Легкая боль заколола плоть...

Ярга.

- Ты слабак! - Эхом откликнулись слова мужчины, который тут же занес свой крупный кулак, обтянутый черной кожаной перчаткой, и нанес удар в область челюсти. В его словах слышался какой - то неотличимый акцент, словно раньше Ярый никак не мог его услышать, этот акцент был похож на какую - то смесь акцентов, таких языков как английский, немецкий и немного испанский. Лицо мужчины было крупным, скулы выточенные, серо-голубые глаза на выкате. В этих битых зеркалах души виднелась открытая ненависть ко всему живому. - Говори! Где он!?  - Ещё один удар тут же настиг челюсть одинокого волка, но на этот раз уже с левой стороны. Свет яркой лампы, которая висела прямиком над головой жертвы, ударил с новой силой. Ярый мог почувствовать, как что - то влажное набралось в глаза. - Куда ты дел сферу, ублюдок!? - Рокочущим голосом зарычал избивавший. Тонкая белесая пелена наконец - то начала сползать "с глаз", пленка разорвалась и вот лицо ублюдка, который намеревался выбить из жертвы весь дух стало более отчетливым. На нем виднелся черный камзол, с расписными серебряными пуговицами. На плечах виднелись два погона. Две крупные галки и одна шестиконечная звезда.
- Отставить, штабс-ефрейтор...- Раздался чей - то голос со стороны, и наконец - то на территорию света ступил ботинок неизвестного. Это были черные лакированные туфли, начищенные до такого блеска, что в них можно было увидеть отражение. - Он теряет сознание, - Запротоколировал неизвестный. Штанина неизвестно командира так же показалась на свет, вдоль шва виднелась серебряная полоса. Явно руководящий состав.
- Но, господин Капитан...- Было начал протестовать дознователь, но экран начал угасать.
- Вы чуть не убили наш единственный шанс, штабс-ефрейтор...
Вспышка, вспышка напоминающая взрыв солнца, такая необъятная и яркая, что может выжечь глаза. Эти кадры, как они могли остаться в воспоминаниях?
Ничего не болело, лишь только руки затекли. Ещё бы, сидеть на стуле, при этом со связанными руками за спиной, неизвестно какое время, это почти тоже самое, стоять на голове сутки. Куда уж больше?
Придя в сознание, первым, что мог увидеть Ярга был мрак. При чем необъятный мрак, который может возникать только в самые темные дни. Придется немного потерпеть, что бы привыкнуть к этой темноте. Но это проходит достаточно быстро, аккомодация это такая великая вещь, и не каждый может знать это, пожалуй лишь человек искушенный медициной, что любой прямоходящий может видеть в абсолютной темноте так же хорошо, как и на свету. Просто нужно дать глазам время.
Спустя N-ое количество минут, пока рассудок ещё не пришел в себя, наконец - то можно было понять, что здесь происходит, и каким образом устроен этот мир.
Воздух казался спертым, словно это помещение не проветривали уже очень много - много лет. Помещение было достаточно крупным, стул, какой - то навороченный, невидимый ранее, и пластиковая петля - утяжка, заменяющая веревку. Она перегнила. Руки свободны.
Прямой длинный стол, полностью заляпанный кровью, от одного края до другого, посреди которого лежит оторванная человеческая рука, уже сдавшаяся разложению и гниению, а рука - прибита ножом, что воткнул в стол. Кому - то явно не повезло.
Пыли в помещении было настолько много, что она просто напросто парила в воздухе. Единственный источник света был рядом с дверью, у стены напротив. Дверь была без ручек, а справа от неё горел индикатор. Две лампы. Красная и зеленая. Сейчас мелькал красный цвет, во всю.

Резкий приступ боли, тут же разломил мужской череп. Вспышка, и кажется он возвращается назад.
- Что это за татуировка, заключенный? - Прохрипел всё тот же штабс-ефрейтор.
- Змея, как банально...- Раздался голос откуда - то из - за его спины.

А что же было раньше? Ещё одна вспышка. Кажется это вылазка, небольшой дом на отшибе, судя по всему регионы Карелии. Из выбитых и полу-сгнивших окон льется сияние, белый мягкий свет, который манит. Что привело сюда поисковика, а что было раньше, или позже? Только время знает правду и сможет дать ответы.

Вспышки сменились вновь этим безжизненным темным экраном, придется попривыкнуть к темноте, что вновь начать различать силуэты пыточной камеры, но единственное что успел приметит Ярый помимо двери и индикатора, это огромное зеркало вдоль всей стены по левую руку. А что же надето на нём? Не понятно, но ткань мешковатая.Плотная. И штаны, и рубаха. Даже некое подобие удобных чешек было на ногах.

Татуировка змеи на руке Ярги противно заныла, словно ожог. И гулкая тишина.

Маркус Лейн.

Этот звук, как он надоедает. Это растянутое пип-пип-пип. Как будто что - то намекает на то, что тебе ещё рано срываться с неба и падать звездой на землю. Пип-пип-пип. Эхо оттягивало этот звук на долгое расстояние, Маркус мог почувствовать, как в глотке пересохло, но что - то постоянно мешало ему сглотнуть. Так же ужасный дискомфорт где - то в районе полового члена, локтевых сгибах, наверное не существовало на всем белом свете человека, который чувствовал себя более неловко, нежели сейчас себя старый проповедник. И что - то продолжала разносить этот непонятный звук, пип-пип-пип.
Легкая боль тут же растянулась прямиком от впадинки между ключицами до начала живота, прямая, длинная линия боли, словно бы его вскрывали, а возможно даже не один раз.
Когда Маркус откроет глаза, а он их обязательно откроет - в лицо ударит ослепительно белый свет, при чем настолько мощный, что духовный наставник сможет задуматься о варианте куда он попал. Это была комната, ослепительно белая, с двумя крупным окнами, но они были укрыты белыми простынями со стороны самого Маркуса, настолько плотными, что кажется и капля света не прорвется наружу из этого помещения. Комната была не очень большой, здесь имелось всего лишь два койка-места и одно было занято самим Маркусом.
На наконец - то, теперь было больше понятных и ясных элементов. Марку был установлен мочеполовой катетер, отсюда дискомфорт в области полового члена. Судя по всему, где - то под белой постелью, обтянутой крайне приятной белой нео-синтетикой, что напоминала на касание хлопок, а на вид - кожу, имелся пакет с мочой. Второй, венозный катетер был воткнут в вену локтевого сгиба, а его шланг уходил к опустевшей ампуле, стоявшей на штативе. Кажется какой - то препарат, но придется подойти ближе, что бы разобрать надпись.
Ну а во рту стояла система ИВЛ, иными словами искусственная вентиляция легких. Вдоль всей груди виднелся длинный, коричневый шрам. Медик знал и без всего прочего, это шрам после вскрытия грудной клетки, судя по всему проводили открытую операцию на его сердце. Несколько присосок на груди, ведущие к какому - то предмету. Этот предмет, он - то как раз и пикал так надоедливо и протяжно, был накрыт белой простынёй.
Сердце резко заколотилось, а вспышка в глазах унесла духовного лидера в дебри воспоминаний.

- Скальпель...-
Тихо пробубнил мужчина. Он был одет в белый халатный комбинезон, на лице виднелась фильтрационная стальная маска, наверняка она служила нео-заменой марли и одноразовых масок. Женщина, одетая в точно такой же костюм, с точно такой же маской на лице протянула острый скальпель в руку хирурга. Врач утонул в груди пациента, совершая несколько точечных надрезов.
- Как там, доктор? - Раздался тонкий голосок женщины в чепчике, в нем, кстати, был и мужчина.
- Прекрасно, Джени. Подключай его к "Сэйву", пускай остальную работу доделает он.
- Как скажите, сэр. - И тогда женщина отошла в сторону, выпадая из поля зрения. Вскоре она вернулась и наложила несколько липучек на раздвинутую грудную клетку, - Сэйв! - Звучало это, как приказ. - Активация!

Вспышка белого света. И как же такое могло произойти с мистером Маркусом Лейном? Сыном священника и врача? Очередная паства, проходившая в одном из храмовых комплексов никогда в жизни не могла так закончится. Вспышка. И огромный крест с изваянием Исуса, что висел на стене, упал. За спиной, святой отец мог услышать истошные вопли прихожан, кто - то кричал, что в церковь пробралась ведьма, кто - то говорил о конце света и апокалипсисе, но Маркус точно мог увидеть, точно, как глаза статуи всебога подняли на него глаза, а правая рука, прибитая к части креста, с силой потянулась прочь, что бы вновь раскрыть стигматы. Мгновение и живые, карие глаза длинноволосого сына Божьего, смотрели так неотрывно на лицо чернокожего мужчины, что даже время вокруг могло остановиться на краткие мгновения.
Раздался чмокующий и хлюпающий звук, и кажется длань Ишуа наконец - то была оторвана от креста, он поднял свой дрожащий перст, указывая его концом прямо на Маркуса.
- Плач...Еремии...- Он показал три пальца своей правой рукой, а в это мгновение из карих очей брызнула кровь, - Тридцать восемь...
И вновь белесая вспышка, очертившая весь диапазон виденья. Он вернулся в это белое помещение в мгновение ока, сердце колотилось, как бешеный мотор, но где - то внутри своей головы Маркуса, сидела уверенность, что оно - его моторчик, справится. Да и не только.
В помещении была дверь, белая, двустворчатая, но она была полностью открыта. За открытой деврью виднелся темный коридор, в котором едва - едва поблескивал свет от мерцающей сверху лампы.
Нео-шкафы, такие же белые, как и вся комната - застилали всё помещение. Их было три, три высоких шкафа, наполненный неизвестно чем.

Центр правой ладони Маркуса чуть прижгло, но на ней он бы ни нашел и следа ранения.

Отредактировано Вольгаст (2016-08-17 19:21:20)

+3

3

Липкая жижа стремительно застывала на полу, на коже, стягивая её паутиной узора... Так обсыхает шликер на руках, скатываясь в комки и крошкой осыпаясь вниз. Странный, непривычный запах заполнил собой лёгкие в буквальном смысле.
Ева попыталась сплюнуть последние капли слизи, но лишь размазала розовую дрянь вперемежку со слюнями по губам и подбородку, едва ли отличаясь сейчас от умалишённой идиотки или вконец поехавшей героинщицы.
Ей было так хорошо, так сладостно, а теперь что-то вырвало её наружу из объятий бесконечного удовольствия, оглушило и заставило ползать на карачках, выблёвывать на стальной пол, казалось, килолитры жидкости, хоть это и не могло быть правдой.
Утирая влажные губы, девушка путалась в мыслях, что смешивались с обрывками воспоминаний и дикой реальностью, подменяя одно на другое, калейдоскопом меняясь друг с другом.
Её зовут Ева, и она живёт на крейсере Аврора. Жила? Ева, которая нажравшись самопальной дряни с мужиком по имени Рихард, устроила облаву на демонов? Или это было взаправду?
За дверью раздались три удара - каждый отзывался в груди у новорождённой взрослой женщины, заставляя её вздрагивать в такт и цепенеть от душераздирающего вопля: "Уа-а-а-а..."
Словно разочаровавшись в безуспешной охоте "нечто" гулко отдалилось от её клетушки, оставив наедине с самой собой, с липким холодным потом и судорожными глотками пощипывающего ноздри воздуха.
Стоять на коленях было невыносимо холодно, к тому же глупо и страшно. Щурясь, шипя на пронзающий болезненный холодок в спине, но неумолимо поднимаясь вверх, словно заправская пьянь, да и чувствуя себя соответствующе, девчонка опиралась на дрожащие колени, колбу позади и на тревожный набат внутри себя, что зациклило с завидной частотой.
"Эвакуация объекта начата" - с запозданием повторяли мысли, эхом вторя давно замолкшему пластиковому голосу.
- Э... ва... - кашляя гелем засипела в тишине Ева, - ...кция... начата...
В глянцевой комнате, непохожей ни на что виденное ранее, слова её мялись и казались неуместными. Услышать свой дребезжащий голос, чтобы унять дикий пляс сердца в ушах оказалось недостаточным.
Вдоль позвоночника стелилась ледяная змейка и похолодевшими пальцами Ева медленно прикоснулась к копчику. Округлившиеся глаза, озноб по телу, тихий всхлип и ладони, закрывающие и мнущие лицо, лишь бы не потекли слёзы то ли от резкого света, то ли от инстинктивного, животного ужаса. Что же с ней сделали?
Плёнка на коже и не думала слазить, а каждый неуверенный шаг между пустых цилиндрических колб отдавался противным чваканьем. Рука скользила по толстому стеклу, оставляя на каждом разводы, пока, наконец, не остановилась напротив резервуара, в котором вихрилась зелёная масса, плотная настолько, что приложив ладони лодочкой и прильнув носом Ева не увидела абсолютно ничего.
Но она продолжала вглядываться, видя в бликующей поверхности лишь свои испуганные глаза*.

*Заявка

[dice=19360-1:20:1:Бросок с проверкой на Внимательность на колбу с зелёной жидкостью, с надеждой разглядеть там второго Чужого :3]

Отредактировано Ева (2016-08-18 00:28:53)

+3

4

Что может быть страшнее боли перед границей неизвестности? Когда ты не можешь ответить точно – что с тобой сейчас и что будет потом, через пару десятков дискретных мгновений, никак не связанных между собой. А что дальше за неизвестностью? Никто и никогда не давал ему четкого ответа. Рай? Ад? Пустота? И именно рядом с неизвестностью нога в ногу шагала ее извечная подруга, которая втягивала людей в жутчайшие неприятности. Любопытство. Оно заставляет совать свои руки в темный ящик из которого доносятся ужасающие звуки, заставляющие танцевать сердце чечетку, отстукивая каблуками по мозгам, вискам и барабанным перепонкам.
   Этот свет… Он безумно слепит. И одновременно тянет к себе, манит. Действует, словно лампа мотылька. Он такой чисты и невинный. Это место. Что это? Неужто это то место, где свет, находящееся за гранью?
«Неужели я в Раю?» - В мгновение ока пронеслось в голове святоотца. «Неужели все мои старания не прошли даром?»
Пип-пип-пип.
Бум-бум-бум.
Кровь стучала в висках синхронно с ударами сердца. Отче повел глазами из стороны в сторону, окончательно приходя в сознание. Только сейчас до него дошло, что уже какое-то весьма длительное время он попросту лежал с открытыми глазами, то проваливаясь в воспоминания, то возвращаясь к здравому рассудку.
Внезапная полоса боли вспорола тело от паха до макушки, словно мужчину резали скальпелем «по-живому». Костлявая старуха запустила в падре свои костлявые пальцы, играя на тонких струнах нервов, ускоряя его мотор. Но мотор выдержал и не заглох. Маркус тяжело дышал, броским взглядом оценивая свою грудь. Огромный шрам украшал его черную кожу, явно свидетельствовавший, что его вскрывали.
Спустя столько времени, Лейн осознал, что он находится в обычном стерильном помещении, напоминающее помещение больницы. К нему был подсоединен ИВЛ, мочевой катетер, еще один венозный катетер и кардиомонитор, что исправно попискивал, в очередной раз подтверждая, что священник жив.
«Черт. Тогда где же я?»
Умело отключив от себя аппараты, старый хирург встал, слегка покачиваясь. Головокружение одолело его, словно он попал в водоворот, к тому же, казалось, что уж очень длинное время он пробыл в лежачем состоянии. Мышцы попросту отказывались слушаться его
Вновь вспышка света и чернокожий паладин падает на колени, хватаясь за голову.
В очередной раз. Лицом к лицу.
- Плач Иеремии. Тридцать восемь.
    Маркус томно открывает глаза, стоя на четвереньках.
- Изъ ýстъ вы́шняго не изы́детъ злó и добрó, - лишь проговорил губами, не издавая ни единого звука.
Кардиомонитор, лишенный своей работы, противно верещал, разрезая воздух, назойливым жуком залезая в ухо и щекоча мозг. Лейн поднялся на ноги и, шатаясь, подошел к аппарату с силой оттолкнув его к стене, заставляя заткнуться на век.
- Прости,- на английском;
Тяжело вздохнув, капеллан выпрямился во весь рост, осматривая помещение. Мозг начал работать более активно, словно во время операции. На самом деле, каждый день, оказываясь в разных ситуациях, приходится думать быстро, словно у стола со скальпелем в руке. И любой неверный жест может обернутся полнейшим крахом. И ладно – если в твоих руках – чужая жизнь. Будучи хирургом – ты полностью к этому привыкаешь. Но вот когда твоя жизнь оказывается в твоих руках… Оная кажется такой хрупкой и нежной? И ты со всех сил стараешься ее сберечь. Как можно дольше.
« Не столь важно – где я. Главное суметь защитить себя.»
Хирург двинулся к трем ящикам, надеясь найти в них что-то полезное.

*Заявка

[dice=17424-1:20:0:Обыскать ящики. Желательно найти еду и оружие. В любом случа - хоть что-то полезное. В крайнем случае - хоть ладан от черта.]

+3

5

Голова безвольно мотнулась в сторону от очередного удара, Ярга уже не чувствовал этих ударов, боль была постоянной. Голос донесся откуда-то издалека, гулким эхом, слов поисковик разобрать не смог. Да даже если бы и разобрал, вряд ли смог бы ответить, рот был наполнен кровью, а лицо болело настолько сильно, что разомкнуть губы для ответа было пыткой, получше той, которой его подвергали сейчас. Тут же еще один удар, какие-то обрывки фраз, Волк и рад был бы ответить этому извергу, но просто не успевал прийти в себе после ударов.
-Г..о..ри … он?! – тут же удар.
И когда я должен успеть ответить?
Мысль, неизвестно каким образом посетившая голову поисковика тут же вылетела со следующим ударом. Который оказался последним, в комнате появился кто-то еще, кто-то прервавший эту экзекуцию. Глаза щипало, их заливало не то кровью, не то потом или слезами, впрочем после последнего удара картинка прояснилась и щипать глаза стало немного меньше. Голова не поднималась, Ярга видел только туфли, начищенные до зеркального блеска, да штанину с серебряной полосой. Они о чем-то говорили, но поисковик их уже не слышал, в глазах потемнело, на секунду он даже подумал что его сейчас стошнит, но в этот момент вспышка яркого света заставила зажмурить глаза и тошнота, кажется, отступила.
Боль ушла, зато пришло ощущение нереальности происходящего. Волк открыл глаза, но увидел перед собой лишь непроглядный мрак.
Я что ослеп? Или умер? Или все вместе?
Дышать было тяжело, спертый воздух просто отказывался проникать в легкие, связанные за спиной руки затекли. Хотя петля, которой были связаны руки, при первой же попытке дернуться рассыпалась. Глаза тем временем привыкли к темноте, и уже можно было различить кое-какие детали комнаты.
Какой-то странный стул, длинный стол, посреди которого лежит уже полусгнившая рука, в которую воткнут нож. Рядом с дверью мигает красная лампочка, чтобы это могло значить?
Резкий приступ боли заставил согнуться пополам, вновь вспышка яркого света, и какие-то голоса, слов не разобрать, кажется что-то о его татуировке.
Снова вспышка, какой-то небольшой домик, судя по пейзажу что-то похожее на Карелию, хотя черт его знает, перегруженный мозг просто отказывается обрабатывать информацию. Снова яркий свет и эта темная комната с ужасно спертым воздухом. Полный мрак, как будто во время этих яркий вспышек он и вправду ослеп.
Быстро ощупывает себя, на ногах какие-то тапки на тонкой подошве, легкие и невесомые по сравнению с его любимыми ботинками. Штаны и рубаха, или что это вообще на нем надето из плотной ткани, рубаха висит мешком.
- Где это я? – хриплый голос разрывает тишину, отражаясь от стен, гулко звучит где-то внутри головы, отдаваясь болью в висках и затылке. Попытка встать, затекшая спина отвечает на это ноющей болью в пояснице, которая впрочем, вскоре отступает. Ноги налиты свинцом, поэтому шаги даются с огромным трудом. Несколько метров до стола, в который воткнут нож, даются с огромным трудом, но как только пальцы обхватывают его рукоять, сразу же, становится как-то легче, спокойнее, даже чувствуется прилив сил. Рывок, и клинок с легким звоном покидает свои импровизированные ножны.
Теперь добраться до двери и попытаться выйти. Идти уже легче, мешает только головная боль, которая просто разрывает череп изнутри, не дает нормально думать. Удар плечом, дверь не поддалась, два более сильных удара ногой с тем же успехом и  разочарованный крик в пустоту. В памяти всплывает то, что вдоль всей стены идет огромное темное стекло, кажется оно даже непрозрачное, где-то Ярга слышал,, что раньше до того, как люди уничтожили свою цивилизацию, они умели делать стекла прозрачные только с одной стороны и использовали их в пыточных камерах. Нужно найти что-то тяжелое и попытаться разбить это зеркало, нужно покинуть эту комнату.

Заявка

[dice=9680-1:20:0:Обыскать помещение, найти что-нибдь тяжелое]

+3

6

Ева.

Какая - то липка тишина, вновь вернула ощущение мистерии. Сердце Евы медленно приходило в норму, возвращая к обычному ритму самого существования. Выброс адреналина в кровь вылущивал время в длинный, бесконечный тоннель, позволяя с полной обоймой страха насладиться этим местом и всем происходящим. Индикатор всё так же мигал красным, протяжно и лениво. Когда девушка обходила вертикальные капсулы, то безусловно могла заметить новые элементы всех этих хитросплетений. Вьющиеся, рельефные шланги-трубы вели к каждой из капсул, а затем сплетались в один большой комок, часть из них уходила куда - то в пол, а вторая часть - присоединялась к той самой неизвестной панели, которая всё так же стояла в углу, покрытая пылью. Издалека на ней виднелось несколько тумблеров, какие - то диаграммные экраны, разделы для пульсовых волн. Единственное, что было понятно абсолютно и бесповоротно, всех кнопок и тумблеров хватало ровно на пять капсул. Кажется этот прибор позволял наблюдать, контролировать и осуществлять, процессы жертв, или пациентов засунутых в капсулы.
Когда пальцы Евы прикасались к каждой стеклянной пробирке-капсуле, то она могла почувствовать холод, обжигающий кожу. И наконец - то, внимание женщины оказалось приковано к наполненной пробирке. Признаться, что долгие мгновения рассматривания содержимого не привели ни к чему. Ева могла увидеть лишь только свои собственные испуганные глаза в отражении стекла, и несколько крупных пузырей, появившихся из неоткуда, они побежали вдоль стекла, прямиком у лица Евы, куда - то в верх капсулы. Показалось, что муть гнойной жидкости едва потянулась в сторону, словно бы это был водоворот. Крайне быстро это всё кончилось, и вновь субстанция стала статичной, безмолвной. Чертово болото.
Что же касается помещения, освещение изливалось только от маленьких световых платформ, которые были установлены под каждой из капсул, позволяя провести первичный осмотр, как и раньше.

Совершенно неожиданно раздался дикий гул, где - то высоко над головой девушки. Он был едва различим, едва уловим, но всё же был. На это мгновение, когда гул появился, а напоминал он движение воздуха по воздуховоду. Подобно сильнейшему ветру, петляющему по вентиляции. В это мгновение, а весь этот процесс длился не дольше десяти секунд, загорелись основные лампы помещения, полностью освещая его. Все цистерны, кроме наполненной, забурлили, раздался щелчок, повествующий об открытии, какой - то задвижки, и Ева могла заметить, как точно такая же оксигенная жидкость начала наполнять все цистерны заново, помимо той, из которой вылезла она сама. Эта же цистерна отъехала назад, возвращаясь в изначальное положение, её створки замкнулись.
- Энергопитание восста-а-а-а-ау...- Заверещало было по помещению, но после вновь всё померкло, а намагниченный женский голос затух, как жёваная пластинка. На удивление индикатор двери, как горел красным, так и продолжал гореть, а звук "гула воздуха по вентиляции" замолк. Наполнение цистерн остановилось, они успели налиться лишь на 1/4, основной свет потух...И вновь вернулась эта печальная тишина в объятии с полу-мраком.

Ярга.

Как только клинок лег в руку, жить сразу же стало спокойнее, дай неандертальцу в руку камень и палку, позволь ему покорить тех, кто не успел взять палку и камень, и тогда ты увидишь, как спустя множество веков, его потомки, будут сидеть все в золоте, всё так же держа в руках палку - скипетр, и камень - державу, повелевая людьми смертными. Движения ног давались тяжело, было ощущение ваты в костях, мышцы словно бы забыли, как правильно сокращаться, но скоро это ужасное чувство пройдет, вернется резвость и бодрость.Удары в двери не принесли плодов, лишь только гулкое эхо разнеслось по коридору. Ярый мог поклясться, что услышал чьи-то шаги за стеклом. Вот он начал движение вглубь, в этой кромешной темноте, а глаза питали предметы, видели, как их силуэты становятся более отчетливы и разборчивы. Ярга мог почувствовать, как его чуни пнули что - то под своими ногами, а это что - то отдалось стуком твердого о пол, при чем достаточно протяжно. Поверхностный обыск помещения ничем не помог Ярому, здесь не было ничего, кроме миллиарда пылинок, воткнутого в стол ножа, привинченного к полу стулу, длинного стола...И кое-чего ещё...Но что же это? Что было под ногами?
Резкий удар, напоминающий удар огромного гаечного ключа о стекло, но где - то под ногами, странный звук. И после этого, появился этот дикий гул, протянутый. Напоминал он свист самолетный турбины, так, словно бы она была прямо под ногами Ярого. Звук был настолько сильный, что закладывало в ушах. Громкий женский голос, тявкнул, как можно громче, перебивая эхом гудения.
- Энергопитание восста-а-а-а-ау...- Но эту пластинку зажуёт, десять секунд подачи питания в это "здание", дает определенную фору. Итак, свет в допросной зажегся. И наконец - то ему открылась вся правда. Первое, что мог заметить Ярга это нож, лежавший в его руке. Он был далеко не таким, каким их привык видеть поисковик. Сам клинок был черным, но обладал белым лезвием, с прекрасно сточенной кромкой. Нож был остер, как лезвие бритвы, рукоять, упорная гарда, в виде косой рогатины, позволяющая сделать прекрасный упор при колющем ударе. Это был неизвестный металл, и даже прорезиненная рукоять, скорее напоминала высочайшего качества силикон, но не такой липкий, и не вызывающий потливости рук. Так же, на этом ноже была видна засечка, знакомый с огнестрельным оружием мужчина, сию же секунду мог понять, что это разъем, что бы прикрепить нож на ствол, обратив его штыком, и ещё, на ноже была кнопка, это уже более тонкая система, но Поисковик мог догадаться, что при нажатии на неё, лезвие - вылетает из рукояти. Нож был не просто потенциальным штыком, так ещё и являлся баллистическим. Иными словами, это было оружие другой эпохи. Порядком более качественной эпохи, где войны ведутся совершенно иным образом. Следующее, что бросилось в глаза Ярге это самое помещение.
Итак, здесь было настолько пыльно, что каждый шаг поднимал полуметровый столб грязи в воздух, то, что билось под его ногами - являлись костями. Да, это был чертов скелет, полностью. И тут же в голове всплыло воспоминание, уже знакомое поисковику, он увидел эти лакированные туфли, изъеденные временем и уже не такие блестящие, как в памяти. Тут же лежали изъеденные пылью погоны офицерского чина, офицерская шинель, и другие предметы гардероба. В это же мгновение, он сможет увидеть себя, когда внимание будет отпущено зеркалу. И это его повергнет в шок.
Помимо своих собственных глаз в зеркале, он увидит пуританина, одетого в оранжевые тюремные одежды, на нашивке на груди будет зиять цифра 13, порядковый номер. Длинные космы-волосы, достигшие середины спины, и такая же борода, колючая, покрывая пылью, она будет спускаться до середины мужской груди. Сколько прошло времени? Сколько он здесь? Словно бы целую вечность.
И тут, предстает выбор, которым может воспользоватся каждый в сознании. Эти десять секунд блаженства. Индикатор, при включенном десятисекундном потоке электричества, выдал зеленый цвет. Ты успеешь за оставшиеся секунды, пока есть электричество, выбежать из помещения? Или может стоит использовать этот свет более продуктивно?

Маркус Лейн.

Мочеполовой катетер вышел из члена с неприятным чавканьем, простой бы человек, не владеющий знанием медицины вряд ли смог бы изъять его из себя без труда, но Марку повезло порядком больше. Следом вышла система ИВЛ, и только сейчас чернокожий мужчина понял, какое это облегчение выдернуть из себя трубку, что дышала до этого за тебя. Венозный катетер - самое простое, вытащить иглу из вены, совершенно не составит труда ни для кого, и даже капля крови не выступила на поверхность кожи, а сама игла так долго пробыла в сосуде (а может быть и причина не в этом), что выползала из тканей нехотя, лениво и медленно.
Мышцы оцепенели, но достаточно быстро вернулись к исходному состоянию, сразу же после того, как Маркус пал на четвереньки, в преддверие увиденного. И первая странность, что заприметил Маркус, как пришел в сознание, были его руки. Ни одной морщины, словно бы ему вновь было двадцать один год.
Аппарат и правда протяжно выл, когда кардио-присоски были сняты с тела, а вот когда Марк пихнул кардиомонитор, который как известно, был накрыт бельевой простыней, то писк тут же прекратился, а ткань начала медленно сползать в верх.
О чудо, шнуры кардио-присосок стали втягиваться к кардиомонитору, ну как сказать, назвать кардио аппаратам это тоже было сложно. Ткань упала.
И темноглазый хирург смог увидеть это. Это, напоминало человека, но только по формам и структурам. Голова в виде шара, с двумя диагностическими выпуклыми линзами, которые напоминали глаза. Недлинное тело, сделанное из прочной полиморфной стали. На "груди" этого робота-медика была надпись, крупными буквами, гласившая : S.A.V.E.
Сэйв, тут же чуть дрогнул. Присоски спрятались в боку, как шнур от пылесоса, линзы-окуляры загорелись приятным синим цветом. Сам робот был выкрашен в ласково-белый.
- Ваши извинения приняты, сэр. - Протянул кибернетический голос. - Активация процессов, 30 процентов, 50 процентов, 75 процентов. Активация завершена. Дамп памяти переполнен, требуется перезагрузка всех систем. Пациентам сохранять спокойствие и не вставать с постелей. Если вам потребуется помощь, вы можете обратиться к человеческому медицинскому персоналу при помощи нажатия кнопки возле постели. Примерное время перезапуска систем, шестьдесят земных минут...- И голубенькие глаза Сэйва погасли, а стальной жбан опустился вниз.
Сейчас мед-дройд издавал легкий шум, напоминающий мотание VHC пленки в магнитофоне. 
К сожалению конкретный обыск шкафов не привел, к каким - либо полезным находкам. Но и пустыми шкафы тоже не были. Тут лежала лигатурная стерильная нить в упаковке, и три каких - то коробки разных препаратов, а так же, одна шприц-ампула. Судя по всему какая-то военное медицинская разработка, позволяющая ввести стерильный медицинский препарат быстрым уколом в квадрицепс, иными словами в бедро, прямиком во время боевых действий.
На удивление сигнала о включении, или выключении электро-питания не было. Только свет в коридоре, зажегся и перестал мелькать.
Тут-то Маркус и мог увидеть это искалеченное тело мед сестры, которая лежала прямиком напротив выхода и медицинской общественной палаты.
Её тело "сидело" не полу, облокотившись спиной на стену. Нижняя челюсть была вырвана с мясом, глазниц не было, вместо их зияла пара кровавых сгустков. Медицинская форма была разорвана в клочья, Маркус мог увидеть посиневшую от времени грудь, которая вывалилась из разорванной формы. Есть ещё немного времени, пока свет в коридоре будет гореть.
Резко раздался звук, похожий на топот слона, но он был на несколько этажей ниже. В пугающей тишине, это звучало как падение метеорита в стену, но вскоре звуки пропали.

+3

7

Низкое урчание, затем едва различимый стрёкот пробуждения "чего-то", систем, о которых Ева никогда не слышала и никогда не предполагала об их существовании. Обострённые полумраком, обнажённые от дикого стресса все рецепторы молниеносно реагировали на любой внешний раздражитель.
Девушка вздрогнула, отлепившись от колбы, обернувшись, пригнувшись, дыша через рот и определяя, откуда шёл незнакомый звук.
Всё вокруг пришло в движение, сбивая с толку, но ошибки быть не могло. Томный гул пришёл сверху.
Задрав голову, она едва не ослепла от яркого света и, прикрыв слезящиеся глаза ладонью, лишь мельком смогла оглядеть помещение до того, как оно вновь погрузилось в блаженный полумрак. Ха, а ведь этот приглушённый свет, выуживающий из темноты пустые баллоны, ещё несколько секунд назад казался сопоставимым с дневным! Сколько же времени её глаза не видели ничего, кроме красноватой темноты собственных век?
- Энергопитание восста-а-а-а-ау...
Едва ощутимый поцелуй ветерка всколыхнул волосы, пробежался по обнажённой коже и затих, напоследок подарив глоток свежего воздуха. Похоже, кислород в камере теперь не вечен.
Металлический заслон, возле которого раздражающе помигивала красная лампочка, не думал распахиваться перед ней и выпускать на волю. Будучи спасителем от угрозы извне, эта дверь теперь могла превратиться в её убийцу, и кто знает, какая смерть лучше.
Скользя взглядом по помещению, Ева едва не застонала от разочарования - бесконечные трубки, провода, переплетения чёртовых корней пластиковой дряни. Вот бы выхватить из потока непонятных устройств хоть что-то полезное!*
Всё больше манила к себе панель, объединяющая в себе все шланги, все капсулы, которые более не были порожними. Тускло мерцал экран, погребённый под толстым слоем пыли.
Потакая своему любопытству, девушка осторожно подошла к ней, пробежалась взглядом по экрану, каким-то диаграммам, непонятным графикам. Бесцельно потыкала в кнопки и щёлкнула тумблером одной из капсул, ни на что, однако, не надеясь.
Если подачи энергии нет, то вряд ли электроника заработает. Странно, что система до сих пор жила, возможно, где-то здесь был локальный генератор.
А с каждой минутой, утекающей сквозь пальцы, индикатор около двери казался исчадием ада, издевающимся над ней.

*Заявка

[dice=7744-1:20:1:Бросок на Внимательность на помещение, в надежде понять, чего куда смотреть и тыкать.]

+3

8

Это все напоминало глупый сон. Фантасмагорию. Морок.
Маркус стоял, держа в своих помолодевших руках разные препараты и шприц. Мысли крутили хороводы, плясали, пели, словно мелкая ребятня, не желая ни разу собраться в единую кучку и слушать его, Лейна. Хозяина этого тела.
- Ваши извинения приняты, сэр.
Священник отшатнулся от роботического голоса, словно от самого дъявола. Это было что-то странное и незнакомое. Его фигура напоминала человеческую, но весь он был из металла. Сам шевелился. Сам поддерживал жизнь старого хирурга. Или не сам?
Перед глазами вновь возникла картинка, а незримый колдун вонзил иглу в куклу-вуду в виде Маркуса, заставляя его страдать. Ему казалось, словно сам дикобраз поселился в его черепной коробке и сейчас, словно испугавшись чего-то, он выставлял свои иглы.
- Прекрасно, Джени. Подключай его к "Сэйву", пускай остальную работу доделает он, - донеслось сквозь глубины подсознания, гулко отражаясь от стен проводящего коридора.
- Сэйв… - Маркус поглядел на робота, разглядывая его. На его груди красовалась надпись S.A.V.E.
Как расшифровать аббревиатуру, капеллан и понятия не имел. Да и не время было разгадывать подобные ребусы.
- Так значит ты все это время меня…- Мужчина осекся,- но где же тогда, - и словно давая объяснение его словам, в коридоре перестал зловеще моргать свет, зажигаясь на полную мощность. То, что предстало перед глазами старика, было ужаснейшей картиной. Мертвая девушка в форме медсестры лежала возле выхода с оторванной нижней челюстью, а в том месте, где должны были быть глаза, он мог разглядеть лишь кровавые потеки.
- Дева Мария… - но она не ответила ему. Не отозвалась. Эта самая Мария забилась в дальний угол при виде этой картины маслом, не желая выдавать своего присутствия. Пусть разбирается сам.
Руки трусились все так же сжимая найденные препараты, но автоматически сунули их в карман. Точнее, в то место, где они должны были быть. Опустив взгляд, пастырь обнаружил, что оных нет, да и вообще он щеголяет с голой задницей. Тяжело вздохнув, но продолжая держать найденное в своих руках, мужчина двинулся  к мертвой девушке, неодобрительно поглядывая на застывшее изваяние «Сэйва».
У страха глаза велики. Ты не знаешь, что может произойти в следующую секунду. И ты попросту не догадываешься, как именно тебе действовать дальше.
Под ногами громыхнуло. Да громыхнуло так, словно сам Везувий решил извергнуться на это помещение, выталкивая расплавленную лаву из недр земли. Лейн уперся рукой в стену, инстинктивно согнув ноги в коленях. Что-то ему подсказало, что в таком положении ему проще будет устоять и не свалиться в очередной раз.
«А вдруг потухнет свет в коридоре?» Зрачки расширились от очередного выброса адреналина. Обыскать труп? Нет. Он слишком чтит мертвецов, чтобы поступать с ними, словно мародер, обирая до последней нитки.
Пока еще было светло, Лейн все же решил оглядеть себя, особо никуда не высовываясь. Любопытство что же с ним произошло перебороло страх и интерес совать свой нос в неизвестные коридоры, где происходило непонятно что. Но, рано или поздно придется это сделать.

*Заявка

[dice=27104-1:20:2:Осмотр себя нового. Постараться понять, что, курва дери его, произошло с телом.]

Отредактировано Маркус Лейн (2016-08-19 23:42:56)

+3

9

Плечо противно заныло после ударов в дверь, но сейчас Ярга старался не обращать на это внимания. Шаги за стеклом были настолько близкими, что Волк не помня себя кинулся к нему и ударил что было сил рукояткой ножа. Стекло отозвалось упругим гулом, но разбиваться и не подумало, чем вызвало еще один разочарованный выдох.
- Тяжелое… нужно что-то тяжелое… выбить…стекло. – поисковик повторял эти слова словно мантру, изучая каждый миллиметр комнаты. Глаза хоть немного и привыкли к темноте, но он все равно видел лишь силуэты предметов, да и то не всех.
Наощупь изучать немаленькое помещение было не очень-то удобно, к тому же он чувствовал под пальцами какой-то песок. Поисковик даже предположил что он в каком-то подвале, иначе, чем объяснить такое количество этого песка. Впрочем, и это объяснение было слабым, а комната  - пустой. Неожиданно он что-то пнул. Это что-то отозвалось протяжным стуком чего-то твердого и возможно даже достаточно тяжелого. Тут же появился этот протяжный гул, похожий на завывания ветра в огромной трубе. Он закладывал уши, выдувал все мысли из головы. На мгновение, Ярый даже испугался и немного присел, но тут же собрался. Что же было под ногами?

Мгновением позже это стало неважно.
- Энергопитание восста-а-а-а-ау... - Свет в комнате зажегся, неприятно резанув по глазам, заставляя прикрыть их, теряя драгоценные секунды. Волк не знал сколько свет будет гореть, но то, что бодрый по началу голос внезапно затих, говорило о том, что недолго. Первое что увидел Ярга это клинок,  лежащий у него в руке: заточенный до бритвенной остроты клинок с белым лезвием, то, что он остер было ясно даже без прикосновения к кромке. Металл из которого изготовлен этот нож Ярга не знал. Рукоять лежала в руке настолько удобно, что нож казался продолжением ладони. Покрытие рукоятки поисковик тоже не смог определить. Разъем для крепления под ствол автомата или карабина. И самое главное кнопка. Для чего она мужчина не знал, но что-то заставило его предположить, что при нажатии на нее, лезвие вылетит из рукояти. Оружие совершенно другой эпохи, созданное теми, кто умел создавать вещи для защиты и нападения. Теми, кто умел воевать, настолько качественного оружия Ярге в руках держать еще не доводилось, разве что его «Вепрь», он был близок к этому.  Потом быстрый взгляд на комнату, времени восхищаться оружием не было, нужно было спешить. В комнате и вправду ничего не было. Стол, привинченный к полу стул, все покрыто таким слоем пыли, что именно его поисковик принял за песок. Каждый шаг поднимал в воздух такой столб пыли, что дышать становилось еще тяжелее. Тут же взгляд на пол, что же он пнул? Первое что бросилось в глаза это лакированные туфли и штаны с серебряной полосой, а уже потом Ярый понял, что это скелет. Чертовы истлевшие останки.
Если он выглядит вот так, то как же выгляжу я, ети его в дышло?!
Ответ на вопрос крылся прямо перед глазами, нужно было их только поднять. Длинная борода достающая до груди,  покрытая пылью и спутавшаяся. Длинные волосы достающие до середины спины. Оранжевая тюремная одежда цифра тринадцать на груди вызывает усмешку. А вид в целом легкий ступор. Сколько он здесь просидел? Больше чем несколько часов это уж точно. Волосы и борода были покороче, когда его били, да и офицер выглядел более живым. 
Еще одни взгляд на комнату, в попытке найти хоть что-то ценное, потерпевшей крах, пальто могло бы пригодиться, но выглядело оно так, будто возьми его Ярга в руку и оно тут же осядет мелкой пылью на пол. А вот зеленый индикатор на двери, наверняка означал то, что эту дверь сейчас можно будет открыть, значит нужно бежать к ней.
Больше времени терять было нельзя. Кивнув сам себе, поисковик рванулся к двери, что-то в его голове подсказывало, что времени остается не так уж и много. Рука касается стола, ноги уже оторваны от пола, не прошло и секунды, как он оказался по ту сторону стола, еще несколько метров и он покинет это помещение, где уже, кажется, нет воздуха. Пыль, взметнувшаяся после рывка, медленно оседает обратно на пол, а Волк снова врезается плечом в эту чертову дверь.  В надежде глотнуть хоть немного свежего воздуха, и разобраться в том, что же здесь происходит.

Заявка

[dice=38720-1:20:1:Попытка добежать до двери и выйти из помещения]   

Отредактировано Ярга (2016-08-20 09:12:32)

+3

10

Ева.

И наконец - то, кто - то сделал первый верный ход, во всей этой бесконечной круговерти, ибо движение - иногда может означать смерть. Удача сегодня всё же улыбнулась Еве, сорок минут, что были проведены в этой ужасной лаборатории не прошли даром. Внимательный осмотр, произведенный девушкой наконец - то смог принести плоды трудов.
Тишина, тишина вновь обняла это треклятое место, и кажется сейчас женщина могла почувствовать какое - то легкое прикосновение к своим плечам, нет, нет. Позади никого не было, но плечи покрылись мурашками, ибо в это самое мгновение она заметила очень важную вещь. Видеокамеру, установленную в темном углу комнаты, как раз слева от двери, и, в этом можно было не сомневаться, именно в это мгновение её окуляр чуть сузился, словно бы кто - то там, на той стороне электрических провод и электроимпульсов, поправил четкость изображения, совершив зум.
Но это было не всё, окуляр камеры застыл, словно бы и не двигался вовсе, как будто и не было здесь ничего, ни пугающего, ни ужасного. Лишь только эта беспечная тишина, закрывающая все остальные страхи.
Итак, помимо этого, самое интересное, что теперь поняла дама, при детальном осмотре комнаты, это связь двери и панели с индикатором. Как мог догадаться даже самый недальновидный человек, красный свет означал запертое состояние двери, зеленый - обратную ситуацию. Двери были автоматическими, полностью, но работали лишь только при горящем зеленом индикаторе. Но, так как девушка была на глаз остра, то и заметила ещё кое - что, это электронная полоса для карт. Сразу же можно было догадаться, что эти двери могут открыть люди, которые имеют доступ в виде ID карты, у кого бы могла быть такая карта? Неизвестно. Но дверь можно открыть именно таким способом.
Так же была отмечена, вентиляционная панель, прямиком в потолке помещения, но радости этого не принесло. Проем был равен примерно двадцати квадратным сантиметрам, туда могла пролезть разве что белка.
Ну и безусловно догадка о локально генераторе была абсолютно верной, когда девушка начала осматривать ближе панель, прямиком позади неё стоял небольшой блок, который в данный момент был выключен, а включить его можно было простым нажатием кнопки на лабораторной панели.
Благо извне не было никаких проявлений, кажется всё было крайне тихо, настолько, что даже можно было услышать, как вешаются мыши, в обнимку с крысами.
Что же касательно панели, она была отключена, и только подача питания может вернуть её к жизни.
Кап-кап-кап...Тишина.

Ярга.

Иногда движение это смерть, но понять этого косматого поисковика можно было. Пожалуй любой, кто оказался бы на его месте - поступил именно так же, и возможно в последствии это и стало финальным элементом, почему жизнь в этой "базе", повернула именно таким ключом, каким развернется после. Когда Ярга начал набирать скорость, что бы выскочить к чертовой матери из этой допросной, пыль столбами поднималась под его ногами. Человек выставил вперед плечо, для таранного удара в дверь, но как только он приблизился к ней на расстояние метра, двустворчатая электронная дверь распахнулась сама.
Несколько секунд, свет продолжал гореть, освещая помещение, и единственное, что успел заприметить Ярга, это длинный и широкий коридор, вдоль стен которых виднелись решетки.
Резкая боль лизнула левую ступню, и тут же угол обзора начал меняться, ибо бегун принялся лететь на лито-стальной пол. Судя по всему, электронная дверь в последнее мгновение, потеряв энергоснабжение захлопнулась, при этом прикусив ногу поисковика. Ничего страшного, урона это никакого не нанесло, единственной потерей была чуня с левой ноги.
Мужчина придет в себя через минут пять, но проснется он снова в кромешной темноте. По левую руку от той двери, из которой он вышел - горел ещё один индикатор. Да, парень был прав, за стеклом была вторая, наблюдательная комната, но индикатор горел красным цветом.
Длинный коридор, а вдоль него по левую и правую руку, решетчатые камеры. Всего их было двадцать, в конце коридора стояла потухшая панель и запыленный стул, и виднелся поворот влево, что дальше там - неизвестно, но кажется виднелся свет. Да, точно, из - за угла наконец - то горел свет, только он был красным. Судя по всему аварийное питание было включено, заставляя некую красную лампу моргать без остановки.
Раздался шорох, в какой - то из камер...Тонкий, протяжный скрип ржавых петель. И правда, одна единственная камера была открыта на распашку. Пыли здесь было меньше, хоть какая - то радость.

Маркус Лейн.
Итак, священник принял меры по обследованию своего тела. Первое, что он мог заметить это отсутствие каких - либо физических повреждений на своём теле, что достались "из прошлой" жизни. Иными словами, никакого шрама от падения в детстве, никаких оспин и прыщей на теле, ни капли намека на инфекцию, или другое заражение, даже пугающая мысль могла возникнуть в голове Маркуса, он был, словно бы стерилен. Безусловно это не касалось шрама на его груди, который остался от "недавней", ибо никто не знал время, операции. Но и тут, от острого глаза Маркуса не смог уйти один известный факт, даже шрам, кажется приходил в негодность. Он заживал, при чем заживал так быстро, что это могло показаться фантастикой.
Но было и ещё кое - что, тот самый острый укол, который он чувствовал примерно час назад на своей руке, свидетельство боли было зафиксировано. На правой руке красовался круглый шрам, стигмата, словно бы его, вместо всебога посадили на крест, вколотив гвоздь в руку.
Сэйв продолжал своеобразно журчать, шифру и сортируя дамп памяти. Прошло около двадцати минут, с момента, как мед-дройд запустил свой процесс.
Что же касалось самого Маркуса, как только тот прикоснулся к своей голове, то понял, что выбрит почти что наголо, а если он всё же посмотрит в какую - либо зеркальную поверхность, то обнаружит, что ему далеко не за сорок, и даже не за тридцать.
И в это же мгновение, чернокожий мог почувствовать, как соки молодой жизни возвращаются в тело. Где - то утянулась кожа, где - то восполнилась мышечная масса, дрожь в руках - пропала, боли в суставах и спине, так же улетучились.
А где - то внутри своего тела, мужчина мог почувствовать, какое - то необъятное тепло, но именно сейчас появилось желание съесть что - нибудь, при чем в таком объеме, что может позавидовать даже самый крупный великан.

+3

11

Едва слышное жужжание, ощутить которое можно только кожей, шестым чувством - Ева резко обернулась, встречаясь взглядом с небольшим прибором видеонаблюдения. Электронный глаз, казалось, с ехидством наблюдал за её действиями. Что, неужели на другом конце килотонн проводов кто-то есть, кто-то стоящий позади монитора и предвкушающий её хаотичные метания по комнате?
В два шага девушка приблизилась к камере, разглядывая её в ответ, без любопытства и страха, а с нарастающим гневом.
- Эй, - она помахала ладонью прямо перед окуляром, - Выпустите меня... Есть там кто?... Эй! Выпусти меня наружу, блять!
Тишина. Неужели показалось? Видимо она уже сходит с ума.
Всё вокруг казалось наглухо мёртвым, но ведь она слышала вопль, совсем рядом, за дверью. Слышала женский голос, вещающий поначалу о том, что "эвакуация объекта закончена", а затем о "энергопитании". Кто-то его пытался восстановить, но безрезультатно? Или это всё искусственный интеллект станции, точнее некого "объекта", доживающего свои дни?
Девушка с силой сжала виски, отходя от назойливой камеры и возвращаясь к приборной панели, глядя на неё и в то же время сквозь неё.
Матерь Божья, откуда она вообще знает про ИИ, если всю свою жизнь прожила в крысятнике Стокгольма даже без электричества? В черепной коробке противно гудело.
Тишина же действовала на нервы, несмотря на то, что она была нетипичной. С каждой минутой Еве всё больше казалось, что всё живое, что есть "тут" специально таилось, словно боясь разворошить то существо... Охотника?
- Что же у нас тут? - Невольно переходя на едва слышный шёпот пробормотала девушка, обходя панель и наклоняясь к энергоблоку, в полумраке нащупывая заветную кнопку.
Щёлк. И кнопка активации генератора с небольшим сопротивлением утопилась в гнезде.
Ева же отошла от панели, кусая губы и недовольно хмурясь. На время. Сколько бы его не было.
Наворачивая круги вокруг пробирок, девушка бесилась всё больше от собственной беспомощности. Как выйти? Ключа - странной пластинки подобной той, которой отпиралась дверь - нигде не было видно. Да и где её, в конце концов искать, когда в помещении есть только чёртовы колбы, килограммы проводов, пол, потолок и стены?!
Да, вентиляция ещё... Но туда пролезет только её рука по плечо - не больше.
Адреналиновое возбуждение спадало, окончательно сменяясь злостью на то, что каждый её шаг по лаборатории порождал в два раза больше вопросов, нежели ответов.
Проходя мимо одной из пробирок, частично наполненных жидкостью, Ева в отчаянии шлёпнула по гладкому стеклу ладонью, вновь ощущая этот мертвецкий холод.
- Нихрена не понимаю! - Хриплым голосом заявила девушка сама себе, пытаясь сформулировать скачущие мысли в монологе, - Чёртовы пробирки, чёртовы инкубаторы... Думай, думай...
Нежно-розовый цвет жидкости, которой были частично заполнены капсулы напоминал о материнской утробе и, прикрыв глаза, Ева вновь прочувствовала эту ласковую безмятежность, в которой она парила, пока была там, внутри. Но кое-что ей не давало покоя.
- Что же с тобой случилось? - открыв глаза, девушка направилась к баллону, что тревожил её с самого начала. Этот гнойный цвет не вызывал никаких положительных ассоциаций и дёргать рычаги на панели управления инкубаторами, пытаясь открыть ёмкость с сомнительным содержимым, было попросту страшно, - Сдох ты там, или что? Мутировал?
А человек ли там вообще?
Девушка безрезультатно пнула толстое стекло, ощутив только то, что ведёт себя как полнейшая идиотка, разговаривая с неодушевлённым предметом. Успокоилась, кладя ладонь на поверхность капсулы.
- Ладно, попробуем второй раз.

Заявка

[dice=13552-1:20:1:Лучше ничего не делать полезного и просто утолить своё любопытство, чем накосячить с оборудованием и напороться на херню на ножках, так что Внимательность на странную капсулу, дубль 2.]

Отредактировано Ева (2016-08-20 18:53:33)

+3

12

Наверное, в более глупой ситуации старый… ну, как старый, скажем, просто священник, не бывал. Ему было страшно. Страшно интересно. Какого беса тут происходит. Как он здесь оказался. И, что, в конце концов с ним сотворили? Его руки были совершенно, как тридцать четыре года назад. Словно ему вновь двадцать с маленьким хвостиком. Проведя по голове, Лейн осекся. Он лысый. Выбрит наголо. До скрипа. Отчего-то Марку казалось, что его макитра блестит, точно салом натертая, и если на него нападут, то он с уверенностью сможет ослепить своего врага, а уже после – разобраться с ним как следует.
Но дальше – веселее. Перепуганные глаза блуждали по новому телу. Мышцы приобрели рельеф, кожа потеряла вид апельсиновой корки и стала натянутой на его новый торс. Шрам. Чертов шрам от операции. Узрев своими зеницами это, дьякон чуть не наложил кирпичей на пол. Но чуть – не наложил. Он исчезал на глазах у мужчины. Просто смазывался на коже, будто бы буквы на промокшем листке. Точно его кожа была океаном, а шрам – волной от брошенного камня. И с такой же скоростью, как морская гладь разравнивается – восстанавливался тканевый покров. Кровь зашумела в висках, словно в голове его выросли деревья и там бушевал сильнейший ветер. На ладонях и лбу выступила легкая испарина. Любопытство в который раз брало верх над страхом. Глаза боятся, а руки – делают. Сжимаемый все это время в правой руке шприц начал медленно проникать под кожу, входя на полную глубину в предплечье падре. Алая капля крови проступила наружу. Стирать ее бритоголовый не стал. Решил подождать. В его голову поселилась совершенно иная мысль. Нужно что-то предпринимать дальше. Бросив косой взгляд на труп девушки, Лейн тяжело вздохнул.
«Нельзя так. Нельзя. Но… я должен? Должен, если хочу выжить.»
- О, Иисусе, за что мне это?
Алая жидкость медленно катилась по омолодившейся, словно по воле Божьей, чернокожей руке. Может Господь даровал ему Силу? Вдруг внимание его зацепилось за белесый шрам на правой ладони, как и Йешуа. Маркус - второй Иисус? Тогда почему он находится в таком странном месте? Все перевернулось с ног на голову.
Ватные ноги несли его к мертвой девушке. Ее лицо. Оно было ужасно изуродовано. Если бы проповедник знал усопшую при жизни – ни за что бы не смог ее опознать такой. Много ранений видел хирург. Рваные, резаные, колотые. От пуль. От гранат. От ножей.
Но что произошло с этой несчастной, Маркус боялся предположить.
Вот он подошел к ней, осеняя труп крестом. Вот мужчина берет закоченевшее тело на руки и медленно несет его к кровати. Сердце бешено стучит, отплясывая ритмы сальсы. И не столько от ужаса, сколько от сожаления. Положив усопшую на кровать, Лейн прикрыл ее грудь остатками одежды и по привычке попытался закрыть глаза, испачкав из в чем-то среднем между кровью и гноем. Дрогнули желудочные стенки, словно под натиском злостного врага, сдерживающие рвотные позывы, но – не подвели. Брезгливо отерев эту ужасную смесь, мужчина оглянулся на робота. Оный себе спокойно стоял и бурлил себе что-то спокойно кишочками, не подавая признаков жизни.
Кто же убил несчастную? Сейв, сошедший с ума, опекая своего подопечного? Но кто тогда его накрыл белой простыней? Или Сейв спас его от того монстра (Марк перевел взгляд на девушку) который сотворил это с несчастной? Но тогда опять возникает вопрос – почему он накрыт? Может, его просто не заметили и посчитали трупом? Вопросы напоминали пчелиный рой. Их было так же много. И они так же противно жужжали и засоряли сознание, не давая адекватно мыслить. Копаясь в клозете памяти, дьякон срывал прогнившие брезенты, скрывающие хоть какие-то воспоминания, но безуспешно.
Стоя над трупом девушки, он тяжело вздохнул, понимая, что иного выхода нет. Вспотевшие руки медленно потянулись к бренному телу, проникая в уцелевшие карманы.*
«Господь, помилуй мою грешную душу... Так же нельзя. Отче наш. Иже еси на небесех…»

*Заявулина

[dice=13552-1:20:0:Найти что-то полезное в карманах у трупа.]

Отредактировано Маркус Лейн (2016-08-22 15:11:58)

+2

13

Он рванулся к двери в поисках спасения, но почему-то не подумал о том, что те шаги, которые он слышал за дверью, могут принадлежать кому-то, кто настроен не очень миролюбиво. Бросив останки офицера не обследованными, хотя в них могло быть оружие или что-то еще, что помогло бы выбраться отсюда, из этого по-настоящему жуткого места. Места, которое вызывало страх, страх перед неизвестностью. Ярга помнил все, что было в его жизни до того момента как он попал в это помещение. Или не в это, а в похожее? И откуда тут этот нож, который создан явно не один десяток лет назад? Вопросов было куда больше чем ответов, и эти вопросы проносились в голове те несколько секунд, которые поисковик бежал к двери.
Выставить плечо вперед, слегка наклонить корпус, но ожидаемого удара о дверь не возникло, створки просто разошлись в стороны в тот момент, когда Ярый приблизился к двери. Не снижая скорости, он влетел в дверной проем, выбегая в длинный широкий коридор, с решетками вдоль обеих стен. Внезапно свет снова погас и потерявшая энергоснабжение дверь, резко захлопнулась за спиной поисковика, цепляя левую ступню, которую обожгло болью, и кажется, Ярга услышал хруст растягивающихся мышц. 
Полет был недолгим, стальной пол встретил поисковика своими совсем не ласковыми объятиями, отчего он на несколько минут потерял сознание.
Перед глазами разноцветными картинками, будто в калейдоскопе мелькали воспоминания. Домик на отшибе в Карелии, его окна мерцают каким-то странным светом, что вызывает у поисковика удивление и интерес. Резкая смена картинки и вот в его челюсть прилетает кулак. Воспоминания сменяют друг друга с такой частотой, что просто невозможно ухватить хоть какую-нибудь ниточку для того, чтобы хоть немного разобраться в том, как он здесь очутился.
Внезапно разноцветный калейдоскоп сменила темнота. Ярый даже не сразу понял, что он, наконец, очнулся. Сколько прошло времени? Минута, две, пять? Может несколько часов?  Временные границы, которые и так были очень размыты, стерлись окончательно. В голове поисковика мелькнула мысль, что он вполне мог пролежать в отключке еще пару лет. Точно так же как просидел неизвестное количество времени, привязанный к стулу в этой чертовой комнате.
Голова болела, ступня тоже немного ныла, а чуня с неё слетела став жертвой двери, поисковик даже метнулся обратно к двери неизвестно зачем, проверяя захлопнулась ли она полностью или мягкая обувь сумела хоть немного ее сдержать и остался небольшой зазор, позволивший бы открыть чертову дверь еще раз и обыскать тело офицера. Но дверь второго шанса не дала, захлопнувшись намертво, разочарования это, однако, не вызвало, скорее легкую досаду от того, что поддался панике и побежал на выход вместо того, чтобы обыскать офицера. Наверняка, при жизни у него были полезные вещи.
Скинув со второй ноги, ставшую ненужной чуню, Ярга поднялся на ноги и наконец, прищурившись, осмотрел коридор. Длинный, достаточно широкий и менее пыльный, чем его прошлое убежище. По левую и правую руку решетчатые двери, видимо служившие или служащие камерами для заключенных или пленников. Слева от той двери из которой он вылетел, была еще одна, ведущая, по всей видимости, в комнату для наблюдения за допросами, пытками или чем-нибудь еще, что взбредет в голову хозяевам этого странного места. Но индикатор на двери горел красным, и дверь была закрыта. Ярый даже попытался ее открыть не очень то надеясь на успех. Мужчина поудобнее перехватив нож двинулся вперед, вглубь коридора, попутно считая сколько всего здесь камер. Двери некоторых дергал, в открытые заглядывал, в поисках неизвестно чего. Ну что можно найти в камере заключенного? Но Ярый надеялся хоть на что-то, хотелось найти хотя бы засохшую хлебную корку, потому что опыт подсказывал, что скоро он захочет есть, причем настолько сильно, что позавидуют даже заядлые обжоры.
Всего камер оказалось двадцать, а конце коридора была потухшая панель, покрытая пылью и такой же стул, на котором никто очень давно не сидел. Из интереса Ярга щелкнул несколькими тумблерами и прислушался, но ничего не произошло.
В следующее мгновение шорох в одной из камер, а следом и скрип двери заставили поисковика резко развернуться. Одна из дверей была открыта нараспашку, эту камеру Ярый обошел стороной, лишь мельком бросив взгляд сквозь решетку. Пальцы сами собой вцепились в спинку стула, слегка наклоняя его для возможного броска в неизвестного, шуршащего там, в камере.
Эй, есть кто живой?! – поисковик нервно сглотнул. Страх липкими щупальцами охватывал его, подступая комом к горлу, затуманивая разум.
Так, спокойно. Там никого не было. А если и был, ты с ним справишься!
Несколько глубоких вдохов и более крепкие объятия рукоятки ножа немного успокоили, но Ярый не сделал и шага в сторону источника звука.

Заявка

[dice=7744-1:20:0:Обыск на камеры. Вдруг что полезной найдется]

Отредактировано Ярга (2016-08-20 22:52:49)

+2

14

Ева

Но окуляр лишь безжизненно замер, наблюдая так истомно и спокойно, как это делает самый лучший в мире снайпер перед тем, как спустить крючок. Кажется всё было тихо, настолько, что девушка могла услышать, как бьется её собственное сердце, отражаясь эхом и напряжением в висках. Крики оказались беспомощными, они не заставили индикатор переключиться, и не сдвинул проектор камеры с места. Могло показаться, что эта комната полностью заглушена от внешнего мира, да и вообще, есть ли что - то за этой двустворчатой, толстой сталью? Ведь именно так, может оказаться выход в эту бесконечную пустоту?
Кнопка была настолько холодной, что обжигала пальцы, и как только она утонула в гнезде, сразу же раздалось протяжное гудение, но крайне тихое, абсолютно не мешающее, в какой-то мере даже приятное. Наконец - то ощущение отчаянья начало покидать помещение, загорелись основные продольные лампы лаборатории, показывая сероватый цвет стен и монолитного стального пола. Радиопередатчики, встроенные в стены спокойно зашипели, уже не так пугающе, как делали это некоторое время назад.
- Энергопитание восстановлено. - Констатировал холодный женский голос, который тот же час исчез, разбавляя гул локального генератора приятным фоном тишины. Панель загорелась, обдавая свой уголок приятным неоновым свечением синеватого цвета. Итак, на ней были отмечены несколько априорных тумблеров и кнопок, которые были понятны без особого погружения в изучение. Первые пять кнопок позволяли выбрать капсулу, которые, как оказывается были пронумерованы. Наполненная зеленью цистерна, именовалось второй, та, из которой "родилась" Ева - носила цифру три.
Зеленая, мерцающая кнопка управляла процессом открытия выбранной капсулы, желтая, светящаяся, как глаза волка в ночи, кнопка была подписана достаточно просто : Sterilisa. Язык странный, напоминающий один из прародителей английской речи. И была так же ещё синяя кнопка, под которой виднелся круговой тумблер. На тумблере было три раздела : 1) Min. 2) Day. 3) Month.
Остальная часть панели была контактной, и могла бы оказаться полезной для девушки только при условии более глубокого изучения электроприборной доски.
Зеленая муть всё так же инертно отстаивалась в капсуле, этот цвет мог напоминать многие "земные" формы и элементы, например болотную жижу, но скорее всего так выглядел трехдневный гной, зеленый, и только сейчас было понятно, при включенном свете, что это был не просто зеленый цвет, он имел ещё и определенную синеву. Синева своего рода незаметная, смешанная с зеленым, но цвет в конечном счете казался достаточно интересным, можно даже сказать он подогревал любопытство. К сожалению попытка увидеть то, что было сокрыто в этом огромном круговороте рвотной на вид, жидкости, осталось вновь за кадром.
Совершенно неожиданно, лабораторная панель пикнула, и один из её тачскриновых индикаторов замигал зеленым цветом. Если бы девушка подошла к ней, и прикоснулась пальцем, что рано или поздно она сделала бы, то увидела бы текстовое сообщение, содержащее следующие символы : KJ1339
Безусловно это могло показаться странным, и пожалуй даже невменяемым с другой точки зрения, но факт оставался фактом. Вновь тишина, лишь отсвет панелей.
А затем, сердце зашкалило, как боевой барабан...

Ярга.

Тюремные камеры, так безмолвно. Только подумать, сколько здесь боли? Сколько отчаянья кроется за этими решетками, где каждый испытывает свои чувства. Если бы здесь всё было активно, это было бы страшно, но сейчас. Сейчас, это выглядело всё порядком страшнее, настолько, что сердце начинало биться вдвойне быстрее. Вопрос, заданный Яргой остался без ответа. Никого не было, там просто никого не было, в это хотелось верить, но единственное, что дало реакцию, это скрип двери камеры, которая была открыта.
Вскоре, Ярый решился на ход. Тишина волочила за собой вечность, вот единственный нацепной лежак над уровнем пола, покрытый извечной пылью, обшарпанный пол, залитый какой - то биологической жидкостью, на вид это напоминало слюну, либо сперму. Засохшие пятна была настолько старыми, что уже давно обратились в серо-черный развод. На постели не было ровным счетом ничего, но когда Ярый заглянул под постель, то можно было ознаменовать этот день удачным. Жрать пока не хотелось, и слава беспечной круговерти, и всему вечному. В хлопьях пыли и какой - то грязи, человек смог найти нечто, напоминающее наруч на предплечье, его ремни были сделаны из приятной хлопко-синтетической ткани, таковой она казалась на ощупь, но была крайне крепка. Итак, при детальном рассмотрении, вскоре, поисковик поймет, что то, что он сейчас держит в руках - активный датапад на руку. Поистине, грандиозная находка. Как только его пальцы коснулись экрана, он сразу же зажегся одобрительным синеватым цветом. Грубо говоря, персональный компьютер, который крепился на руку, позволяя получить доступ к многим аспектам жизни после изучения.
Голубой экран блекло светился, сейчас на маленьком мониторчике виднелась надпись : Waiting, activation process: 45%
При чем процесс цифр сменялся настолько быстро, что буквально через секунд десять, процесс активации подошел к концу.
Разбираться придется в этом электронном приборе, и на это уйдет время, но первое, что сразу же уловил Ярый - наличие светодиодного синего фонарика, который включился автоматически, тут же показывая всю комнату целиком. Жить становилось легче.
Неожиданный поворот событий, всё же вывел Ярого из своей тарелки...Бабах!

Маркус Лейн.

Острая игла с болью вошла в плоть, наверное это последняя стадия садизма, и где - то, в своём гробу перевернулся Маркиз Де'Сад, зная, что всё о чём он писал - истолковано так абсурдно. Игла вышла насквозь, и темно-вишневая струйка закатилась по коже, она вытянулась вдоль всей руки, замерла на несколько мгновений где - то в области локтя, а после - сорвалась. Капля рухнула прямиком на пол. Боль была. И рана не затягивалась, по крайней мере пока - что.
Вопросов было туча, это безусловно, но сами ответы на них никогда не найдутся. Их надо искать, Маркус.
Холодное, обезображенное женское тело лежало недвижимо, так спокойно, что может быть прекрасней этого забытия. Если ты умираешь в муках, то скорая смерть - это опиум для человека, и когда - нибудь смена мерного тела станет опиумом и для всего человечества. В складках халата не было ничего, кроме самого простого бейджика. На нём было написано следующее : Медицинская Сестра II ранга Дженифер Кофф, Фрея, Антанта. И самое удивительное, что смог обнаружить в её кармане мужчина, это была какая - то палочка, с фонариком "внутрь" на одном конце, и дырочкой с другой стороны. Как мог догадаться священник, туда нужно было вдувать, либо выдувать. На этом пожалуй находки были законченны, к сожалению при уважаемой Дженифер, больше не было ничего полезного. И да, наконец - то перед Маркусом встал новый пейзаж, он видел коридор в одну сторону, темный, с едва - мигающим светом. И три двери. Все эти три двери были такими же двустворчатыми, и с каждой стороны горели три индикатора. Все они были зелеными.
"Как пряму ехати - живу не бывати - нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному» . «Направу ехати - женату быти; Налеву ехати - богату быти»
Жизнь это хождение по кресту, священник. В месте укола чувствовалось легкий холодок, прошло всего лишь минут десять после обыска мертвяка, а кровь уже перестала кровить, и кажется даже рана перестала болеть и ныть. Надолго ли? Ужасно сильный голод прорезал тела чернокожего священника, и кажется, что - то внутри было не против, если он полакомится тем, что уже давно неживо. Возможно чернокожий принял бы такое решение, если бы не этот ужасный....

Все.

Это произошло настолько быстро и настолько неожиданно, что сердце каждого могло остановиться. Страх, переполнял всех в такие моменты, и каждому понадобился свежий глоток воздуха. Этот звук, он был сродни тому, что испытывают подводники, когда их субмарина сталкивается с подводной миной-ежом. Скрежет чего - то очень большого и грозного впился, словно бы в стену целого комплекса, это было настолько ужасно, что кажется даже мертвые готовы были приставить к своим вискам дуло пистолета.
Пространство искривилось на 35 градусов.
Сила притяжения потянула Еву от гнилостной цистерны, и она могла почувствовать свободное падение. Удар пришелся её спиной прямиком на двустворчатые двери, сознания она не потеряла, но шнуры цистерн потянулись на неё, так и не достав. Гнойная цистерна наклонилась, заскрипела. Кажется фиксирующие петли не были готовы к такой нагрузке. Они скрипели протяжно, и даже сейчас обещали вот - вот сорваться. И тогда, зеленая цистерна полетит на девушку, и кажется сейчас она могла заметить, как зеленая жижа вскипела, что - то прижалось к стеклу, появились очертания, но тут же пропали, так высока была скорость.
Ярга полетел прочь из камеры, этот удар пришелся порядком более сильнее. Стальные стержни впились в плечо, ибо упал он именно рукой, чуть провалились внутрь, сила притяжения жалила, вдавливая его плоть ещё сильнее в пространство между двумя стержнями клетки. В соседней комнате, иначе говоря допросной, послышался ужасный грохот. Что - то перевернулось, донеслись удары битых стекол.
Маркус, она заслужила эти объятия. Неживая женщина оплела тело мужчины за плечи и навалилась лицом на грудь, и вместе с ним улетела обратно в мед.помещение. Сильный удар пришелся на бритую мужскую голову, кажется засочилась кровь. Шкафы с медикаментами перевернулись, посыпались пустые файлы для документов, перезагружаемый Сэйв влетел в стену, что - то крякнуло. Гнилостный запах ударил прямо в мужское лицо, так близко она прижалась к нему, молясь, что заслужила поцелуй...Боль в затылке ударила прямиком в глаза.
Скрежет усилился, и вдруг, остановился.
Где - то наверху завопил стрекот кузнечика, перемешенный с медвежьим рыком. - Уа-а-а-а-к! - И его слышали все.

Отредактировано Вольгаст (2016-08-21 23:16:15)

+3

15

- Энергопитание восстановлено, - прожурчало в динамиках под потолком. Пыльная панель около неподдающейся изучению цистерны ожила, поманила к себе. Ева не стала сопротивляться.
"Итак, что мы имеем?" - рассуждала она, оглядывая россыпь кнопочек, как электронных, ставших кликабельными на тачпаде после активации генератора, так и совершенно обычных, но чертовски непонятных по предназначению и функционалу. Наверное, именно так ощущает себя пассажир самолёта, умудрившийся забраться в кабину пилотов и теперь с опаской, но любопытством оглядывающий поле действа перед ним.
"Sterilisa" - кошачьей желтизной светилась кнопка на приборной панели, обещающая, на взгляд Евы, провести очистку капсул; "Зелёная", безусловно, открывала саму цистерну, а "Синяя", заведующая числами 12, 30 и 60, позволяла настроить время нахождения внутри неё. Что-то ей подсказывало, что без верной последовательности, просто открыть и закрыть инкубаторы у неё не выйдет.
"Допустим, я попробую просто открыть", - и, конечно же, чтобы проверить работоспособность, девушка выбрала цифру "четыре" и нажала на зелёную кнопку. Пока компьютер обрабатывал запрос, девушка формулировала мысли дальше, - "А если мне нужно забраться внутрь, то сначала стоит избавиться от остатков той дряни..." - пальцы проделали путь от жёлтой кнопки до зелёной, применив нехитрую комбинацию к цистерне под номером "один", затем скользнули до синей кнопки, выставляя значение в десять минут.
В цепочке не хватало звеньев - активация анабиоза происходила моментально, не позволяя войти внутрь. Возможно, удастся разобраться во второй части терминала...
Причины желать вернуться в стеклянную колбу у Евы, казалось бы, и не было. Конечно, мысль выставить на панели Min./Day./Month. безумное число и послать весь мир к чёрту вилась надоедливой птицей, но разбилась о мрачные перспективы: выдыхающиеся со временем генераторы, аварийную ситуацию на неизвестной станции и о том, что бегство в безмятежность, как раньше, не выход.
Сталь пола холодила босые ступни, когда Ева перемещалась вокруг терминала, подходя ближе к гудящим цилиндрическим утробам. Прикосновения к металлу, стеклу и даже пластику, обжигало лишь поначалу, но мгновенно перенимало температуру её собственного тела, абсолютно не беспокоя почти обнажённую девушку...
Только сейчас собственная аномальность стала очевидной, смутной догадкой пронеслась перед её глазами, с очередным выдохом горячего пара.
"Насколько же здесь холодно?" - оглядывая себя, а затем помещение, Ева присела на корточки, приложив ладонь к полу. И вновь это бунтовство всех рецепторов, до шипения сквозь зубы, но проходящее моментально, словно ты касаешься раскалённого утюга и с удивлением обнаруживаешь, что позабыл включить его. Резонные вопросы, - "Где может быть так холодно?" и "Как я до сих пор жива?"
Пискнула панель, отвлекая женщину от ползанья на корточках, загорелся зелёным индикатор, уведомляя о сообщении. Оглянувшись на видеокамеру в углу, Ева подошла ближе, осторожно притронулась к экрану.
- KJ1339. "Идентификационный номер? Пароль? Кто послал?"
Времени развивать свою мыль у неё не оказалось.

Дикий скрежет и сердце, колотящееся о грудь, просящее выпустить наружу.
Дрожь сотрясла тело огромного комплекса, чьи масштабы Ева смогла оценить только сейчас, в момент паники и ужаса, ощущая, как гудит огромный металлический червь со всех сторон, раздираемый на части или принявший удар. Наклон земли поменялся и сила притяжения потянула девичью фигурку за собой, совершенно не заботясь о том, как скажется на ней болезненный удар о сталь дверей. Тянулись провода, шнуры цистерн, но ухватиться за них она не успела, не успела подготовиться, сообразить и сгруппироваться, с ужасом глядя на то, как инкубатор, наполненный гнилью, обещает размазать её по дверям, а может проломить их вместе с ней, ведь о прочности этого стекла ей не было известно.
Выдержал, тихо поскрипывая. Всё стихло.
- Уа-а-а-а-к! - тревожным эхом пронёсся сквозь вентиляцию голос старого знакомого. Неужели и он испугался?

Заявка

http://s4.uploads.ru/IEls7.jpg

Отредактировано Ева (2016-08-22 15:11:42)

+3

16

Ты никогда не знаешь, где ожидать подлянки. За углом твоего дома, где тебя ждет уже сосед с лопатой или от собственного нутра, которое порывалось и зарилось на пованивающий труп. Живот предательски заурчал, намекая, мол: «дружище, ты понимаешь, что я хочу есть? Значит и ты хочешь есть тоже, логично? А этой девушке уже ничего не поможет. Да и хуже ей не станет. Что? Говоришь церковные каноны претят, да и Всевышний по голове не погладит за это? Маркус, послушай меня. Бог под потолком не видит! Давай просто сделаем это. Keep calm and just do it, bro!»
Язык облизнул пересохшие губы, а глаза так и застопорились на открытом участке кожи нежно-синего женского плеча. И видит Йешуа, Лейн совершил бы очередной порок – чревоугодие. Если бы не одно мельчайшее «но»!
Помещение, где находился святоша резко дернула, отправляя хирурга в полет, который предвещали пророки и апостолы. «Однажды люди смогут летать, как птицы», говорили они. Хотелось верить, что этот момент настал, но, мечты разбились, словно хрустальная ваза на миллионы осколков, пущенная вниз с Эвереста. А вместе с мечтами грякнуло что-то еще во время этого неизвестного толчка и соприкосновения головы с неопознанным предметом. Висевшие далеко на небесной тверди звезды сорвались вниз, прочь, прямиком в очи чернокожего священника. О, как они были дивны. Каков красив их парад! Им можно было бы любоваться вечно, если бы Лейн не поднял веки, а в нос ему не ударил с силой Тайсона запах гнили, будоража сознание не хуже нашатырного спирта. Он смотрел в ее бездонные глазницы. Все содержимое вывалилось из них и теперь там была лишь пустота. Как-то хирург слышал, что если долго смотреть в бездну, бездна начинает смотреть в тебя.
Сдержав очередной позыв, мужчина прикоснулся к ноющему затылку, проведя по бритой голове – кровь. На ладони была его живительная алая жидкость, без которой он вряд ли смог жить. И сейчас она покидала его сквозь счёсанную кожу. Оставалось надеяться на то, что череп не был проломлен. Ибо милости-приятности будут ожидать его в самые кратчайшие сроки в виде тошноты, слабости, потери сознания, а без оказания мед. Помощи и должного ухода – смерть.
Заскрежетало. Метал взвыл сотней юных девиц и юнцов, старающихся выйти в фальцет, но ужаснейше фальшивя. Лейн скривился, затыкая уши, но это движение отдало очередной цыганской иглой в темя.
Но на этом весь этот бал-маскарад не завершился. Перед занавесом выпустили неведомого актера, который издал протяжный звук, некий медвежий гроул смешанный со скримом, одним словом – какофония.
- Уа-а-а-а-к! – верещало оно. А потом умолкло. Испуганная тишина поползла со всех щелей, заполняя собой пространство. Нервно оглядываясь она подкралась к Маркусу, окутывая и его. Мужчина брезгливо оттолкнул труп, уже даже не думая о нормах морали, лишь поминая всех святых и их родню до третьего колена.
Дьяк принялся аккуратно подниматься на ноги. Это оказалось куда-более непростой задачей, учитывая, что угол наклона помещения изменился до состояние - «не стояния.»
Возможно, если бы сейчас хирург принял примерно грамм сто пятьдесят горькой, ему было бы легче ориентироваться в пространстве. Но нет, он был трезв, как стеклышко. А жаль. Опираясь руками на стену, Маркус принялся брести к выходу. Плевать на робота. Плевать на труп. Нужно было разобраться, где же он и вообще что-то предпринимать.
Волоча ноги, ступая как можно аккуратнее, он добрался к выходу. Лампочка моргала, словно заигрывая к молодому и бритоголовому, но голозадому мужчине. От этого легче не было. Такая обстановка лишь накаляла чувство страха перед неизвестностью, забивая Любопытство ногами в сапогах с титановым носком в самый дальний угол сознания.
От чего-то в голове всплыла старая поговорка из сказок.
"Как пряму ехати - живу не бывати - нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному» . «Направу ехати - женату быти; Налеву ехати - богату быти».
Не зная, что же делать дальше, Лейн, стоя в дверном проеме мед.отсека, в последний раз обернулся назад, пытаясь оглядеть все внимательно. Может он что-то недоглядел? Может что-то выскользнуло из под его взгляда?

*Заявка

[dice=30976-1:20:0:Требование мастера] 

**Заявка

[dice=30976-1:20:0:Внимательность на мед.отсек (сложность:12)] 

Отредактировано Маркус Лейн (2016-08-22 17:41:53)

+3

17

Ответом на его крик был еще один скрип двери и гнетущая тишина за ним. Сердце всё еще колотилось, но поисковик смог взять себя в руки и даже отпустил спинку стула, ножки которого звонко ударились о стальной пол и грохот тут же разнесся по пустым коридорам.  Еще некоторое время Ярга бездействовал, слишком велика, по его мнению, была опасность попасть в лапы какого-нибудь зверя, или что еще хуже, человека.  Но действовать было нужно. Несколько шагов до камеры, растянулись в вечность, холодный стальной пол, обжигал босые ступни, но на это Ярый почти не обращал внимания. Какое имеет значение то, что изменить ты не можешь. Чуни он потерял, а другой обуви тут не было, разве что в одной из камер нашлось бы что-нибудь подходящее. Но нет, не нашлось, в камерах была лишь осточертевшая пыль, ощущение боли и безысходности, и тишина, гнетущая тишина, внушающая страх не хуже всяких завываний в лесу.
Ярга привык к этой тишине за годы работы. Практически на каждом выходе случалось попадать в такие места, куда звук, кажется, не проходит. Где ты остаешься наедине со своими мыслями, под аккомпанемент биения собственного сердца. Но тогда он контролировал ситуацию, тогда в его руках был верный карабин, а сейчас все было иначе. Сейчас в руках был нож, каких Ярга никогда не видел, сам он зарос так, будто не брился лет пять, а вопросов было куда больше чем ответов.
Камера встретила его все тем же противным скрипом и пылью. Чертова пыль уже скрипела на зубах. Нервно сглотнув, Ярый двинулся внутрь, сжимая нож в руке и всматриваясь в темноту камеры. Он был готов в любой момент дать отпор любому, кто решит на него напасть, а так же попытаться получить ответы.
Единственный лежак примерно в полуметре от пола. Обшарпанный пол, залитый какой-то дрянью,  от времени превратившейся в серо-черное пятно причудливой формы, и больше ничего.
Аккуратно наклонившись, Ярый заглянул под кровать. Ситуация там была ничем не лучше чем во всей камере, хлопья грязи, пыль словно перекати-поле понеслась вслед за порывом ветерка созданного поисковиком. Но в хлопьях этой грязи и пыли он увидел то, что заставило его чуть ли не вскрикнуть. 
- Что тут у нас? – пальцы сомкнулись на синтетическом ремне и выудили из под постели. Небольшой прибор, судя по всему крепящийся на предплечье. Прикосновение к экрану активировало прибор, и уж в этот раз поисковик не сдержал себя. С уст его сорвался такой поток отборной брани, что позавидовали бы самые отъявленные любители Петровских загибов.
Ярый слышал о том, что когда-то были технологии, подобные тем, что он держал сейчас в руках, да что там, он и сам не раз находил такие приборы, вот только все они поголовно были нерабочими. А сейчас, рабочий датапад, баллистический нож. Да и само это место видимо полностью работало без участия человека, даже женский голос, оповещающий о том, что энергопитание восстановлено был механически холоден.  Липкие щупальца страха вновь забегали по спине поисковика. Все это было настолько нереальным, настолько близким к его мечтам о возрождении некогда великой цивилизации, что просто не могло быть правдой. Он застегнул ремешки на предплечье и потряс рукой, проверяя не болтается ли.  Рукава тюремной робы пришлось закатать, и в тусклом свете стала видна татуировка.  Особого внимания на неё Ярый не обратил, лишь бросил взгляд, отмечая то, что в синем свете светодиодного фонарика она выглядит как-то странно.  В душе поселилась радость и надежда, с фонариком было куда легче и спокойнее. Тем более что он был достаточно мощным и способным осветить камеру целиком. Ярый еще раз осмотрел комнату в свете фонаря и не найдя ничего полезного, решил изучить датапад на предмет наличия в нём карты местности, но в этот момент все в прямом смысле слегка перевернулось.
Ужасный скрежет чего-то огромного разрезал тишину, которую Ярга уже перестал ощущать, комната внезапно изменила своё положение в пространстве, а пол ушел из под ног, а гравитация потянула поисковика вслед, за собой, навстречу ласковым объятиям стальной решетки.  Сгруппироваться Ярый не успел, со всего маху врезаясь в решетку, он вспоминал всех: богов, чертей, правителей земли и тех по чьей воле он тут оказался.
Решетка встретила плечо Ярого со всей доступной ей любовью. В глазах на мгновение потемнело, послушался грохот в допросной и соседней с ней комнатой.  Сжав зубы, он оттолкнуля свободной рукой от решетки, пережив вторую волну боли в пострадавшем плече и привалился к стене, собираясь с мыслями.
- Уа-а-а-а-к! – настолько громким и протяжным был этот вопль, что поисковик невольно втянул голову в плечи. Ситуация становилась всё хуже. Что же тут происходит?

Заявка

[dice=19360-1:20:1:Вспомнить всё. Воля]

Заявка

[dice=1936-1:20:0:От мастера]

Отредактировано Ярга (2016-08-22 14:07:58)

+3

18

Ева.

Как только девушка провела определенные манипуляции с панелью, лаборатория вновь ожила, словно её напитали все жившие когда - то в этом "комплексе" существа. Девушка могла увидеть, как в первую капсулу залилась желтая жидкость, с хлопьями какого - то неясного генеза. Заполненная на 1/3 капсула, забурлилась, но фонари этой цистерны моргнули красным, а спокойный женский голос принялся тихо извещать следующее : Стерилизация отменена. Для стерилизации, заполните капсулу. - Экран панели загорелся, предлагая Еве немного иной вариант развития событий. Сейчас лабораторная система предлагала открыть капсулу, что бы выпустисть оксигенную жидкость, наполненную на треть всего объема цистерн. Судя по всему, система работала так. Требовались полные капсулы, что бы провести стерилизацию, затем - следовало спустить жидкость, что бы выгнать стерилизующий раствор, который дарил ёмкости полные правила асептики и антисептики, и лишь только после этого можно было смело использовать её в своих нуждах. Тем временем четвертая капсула, которая была запрограммирована на простое открытие, распахнула свои жерла, и оксигенный раствор, столь знакомый Еве по своему запаху, растекся по полу, дополняя уже ту немаленькую лужу, которая была выпущена из цистерны Ева. Кстати, наконец - то розоватая жидкость засохла на женском теле, и уже теперь начала слетать плотными лоскутами, и вот именно те участки кожи, которые стали обнажены, начал обдавать холод. Термоустойчивый компот. После излития, капсула отъехала назад, жерло захлопнулось, и в ней забурлила жидкость. Сосуд начал наполняться. И только когда он наполнится, прогудит предложение совершить стерилизацию, либо сразу же запустить анабиотичную программу.
Но это всё будет после. Удар пришелся не сильный, но появилось ощущение, как вибрация прошлась по всему телу, и кстати, раздался лютый скрежет, кажется та модификация, установленная вдоль всего позвоночника женщины врубилась в дверь, но вряд ли пострадала. Появилось ощущение, что все внутренности захотели поползи наружу, что бы надышаться свежего воздуха. Это возобновило дискомфорт, прибавило тошноты. Зрительно, все предметы и вещи в лаборатории начали надвигаться на девушку, а вся излившаяся ранее жидкость, Ева это видела крайне отчетливо, словно розовый вал, волна, потекла на неё с достаточно быстрой скоротечностью, хотя на вид эта субстанция была как полу-компот, полу-гель, физические свойства явно были ближе к воде. И вот розовая рвота захлестнула её с ног до головы, опять таки скрепляя волосы в какие - то прозаичные куски.
Стяжки гнойной цистерны заскрипели, затихли на мгновение, и вроде бы всё успокоилось. Но совершенно неожиданно, а это уже было не избежать, девушка могла увидеть как к стеклу цистерны прилипла крупная морда. Она напоминала лицо, безусловно человеческое ранее, но какбуд-то полностью обтянутое кожей. Носа не было, он был натянул в "одно" слоем эпидерым, соединяя всё на лице, как резиновую маску супер-героя. Но это была не маска, таковым было лико. Огромная пасть, в прямом смысле огромная, напоминавшая скорее челюсти динозавра, настолько длинной она была, почти до ушей, распахнулась. Три ряда мелких, острых клыко-подобных зубов блеснули в зеленом фоне, и тут же изо рта вывалился язык. Он был настолько "накаченным" и толстым, что ужасал, а своей длиной достигал самого дна цистерны. 
Нечто лизнуло стекло с внутренней стороны, и этот язык выглядел, как змея, которая медленно ползла, и заползла в пещеру, скрываясь от внешних наблюдателей. Две крупные ладони, изъеденные гнойниками и язвами, прикоснулись к стеклу, где - то могла различаться длинная "линия жизни". Пальцы были чуть удлинены, утолщены, а когти, когти были настолько толстыми и крепкими, чуть загнутыми, что скорее напоминали толстые костевые отростки древних динозавров. Тварь распахнула пасть, и ультра-большие пузыри покатились из глотки. Существо сжало свою руку в кулак и тут же ударило по цистерне. И могло показаться, как качнулась вся комната от этого мощного удара. И наконец -то...Огромные, желто-красные глаза блеснули во всей этой безумной гнилостной жиже. Они были животные, либо человеческие, иного варианта не дано.
Петли вновь заскрипели...

Ярга.

А фонарь то был не простой, а золотой, можно сказать. Сейчас луч бил вперед примерно на два метра, но он мог быть усилен до пяти, это то, что Ярга смог прочухать сразу, помимо этого цвет светового луча мог меняться, доступны были такие цвета : Красный, синий, зеленый и соответственно "белый", судя по всему это было сделано для тактических маневров на боевом, ратном поприще. И скорее всего, можно было не сомневаться, у датапада было порядком больше функций, и они могли бы оказаться незаменимы в этой ситуации, но на это требовалось порядком больше времени. Сам гаджет был крайне удобен, держался как влитой, могло показаться, что он сам подтянул нужную длину своих застежек на предплечье. Так же Ярый успел изучить световую функцию гаджета, он мог рассеивать свет вокруг. То есть освещать не лучом, а сферой, подсвечивая всю область вокруг носителя, примерно на метр, или два.Когда же мужчина посмотрел на свою татуировку, что - то перевернулось в сфере его бытия, змей, ранее битый чернилами на руке, ныне был выжжен, при чем он был реален настолько, что Ярга мог испугаться, ибо показалось, как эта объемная (!!!) картинка, дрогнула, взвился хвост, высунулся язык, а после - быстро спрятался. Что это? Наваждение?
Удар был неизбежен и крайне силен, ещё чуть - чуть и он прорвал бы связки правой руки, на которую рухнул Ярга, но кажется обошлось. При чем падение было крайне удачным.
Пыль поднялась столбом, просачиваясь через ноздри и рот мужчины, захотелось чихнуть и кашлянуть, когда в лежачем положении, обросший тюремщик, обводил взглядом положение, что - то словно бы поменялось внутри него, при чем с таким ощущением, что даже мурашки побежали по коже. Сложно было сказать, чем вызван этот эмоциональный взрыв, чем он пропитан, да и вообще, как такое может происходить? Но всё здесь было реально, даже больше минувших дней всё еще пропитывала стены. Это ощущение было сравнимо с "де_жа_вю", будто бы здесь он был и не один раз, но это было ничто по сравнением с тем, что мир всё ещё был перевернут на тридцать градусов. Это значит, что к тому выходу, где мигала алая аварийная лампа придется ползти, взбираться, словно это неприступная гора.
- А,a,a,a,a...No-o-o, mommy! God, please...NO!!! - Раздался крик на каком - то басурманском языке, он был достаточно близко, словно бы буквально за поворотом, нет-нет-нет, словно бы это было в пяти метрах от него, крик и все дальнейшие звуки рвали перепонки, что захотелось заткнуть уши...

После этого душещипательного возгласа послышался какой - то легкий взрыв, словно лопнул арбуз. Это было так быстро, и так внезапно, что у Ярги вновь забегали по спине мурашки.
- Выпустите меня... Есть там кто?... Эй! Выпусти меня наружу, блять! - Вновь услышал мужчина, голос был женским, а речь знакомой и родной. Но...Кажется все эти голоса, они были рядом. Или, просто находились в его голове? Тишина...Ну что, Ярга? Что будешь делать дальше, может хотя бы попытаешься не сойти с ума?


Маркус Лейн.

Да, удар был болезненным. Кажется доку повезло меньше всех, и сейчас в глазах зарябило, настолько что стены начали плавиться, они изливались горячими ядрами наружу, рвотный комок подступил к горлу, всё начало кружиться и виться беспечными кругами, настолько сильно, что рвота пошла в верх. Всё. Это сотрясение, тут не стоило обладать никаким глубоким навыком, что бы понять, что мозг побился пару раз о стенки черепной коробки, благо ничем более плачевным это не закончится, придется только посидеть немного на обезболе, что бы смочь нормально функционировать. Вид того, как все начало обращаться в верх дном - пугал, склянки падали на пол, разбивались, медицинские жидкости растекались во все стороны, а Сэйв влетел в стенку с такой силой, что даже сама мертвая мед сестра испугалась за сохранность казенного имущества. Боль пробила виски так мощно, что казалось, будто его собственный череп поместили под мусорно-машинный пресс, и вот это тонкое мгновение, когда пневмомолот медленно прикасается к черепу, сжимая стальной стеной со всех сторон, давит, и череп лопается. Как арбуз...Как арбуз...Слышишь Ярга? Как арб...
В глазах Маркуса померкло, словно бы свет выключили в комнате, он был дезориентирован, кровь полилась с затылка порядком сильнее, но иногда, такие моменты порядком более ярче, чем скучная нуга рутины, которая имеет свойство жвачки - тянуться до бесконечности и рваться в самый ненужный момент, но новый ракурс зрения, а именно - почти лежащий, позволил заметить то, что было изначально сокрыто.
Как только щека Маркуса коснулась холодного пола, остатки зрения увидели самое что ни на есть настоящее чудо, без которого пожалуй не смог бы обойтись любой амнезист. План. План четвертой палубы эсминца класса "Фрея" (Freya). Сознание потухло, а последнее что услышал святой врачеватель, были лишь обрывки фраз.
- Дамп памяти восстановлен, S.A.V.E. возвращается к выполнению поставленных задач.

+3

19

[dice=7744-1:10:0:Отрыв цистерны и её падение на Еву. (1,2 - Большая боль для женщины)]

0

20

Что ни шаг, то дурацкая ошибка.
В разум Евы липкими пальцами закрадывался Страх, шепчущий, что совсем скоро наступит тот самый конец и он ей не понравится. Женщина продолжала стоять, вжавшись спиной в дверь, не в силах пошевелиться по нескольким причинам. Первой было то, что под ногами хлюпало розовое болото – остатки экспериментов с инкубаторами.
Второй причиной... Лучше бы она оставалась в блаженном неведении.
За стеклом, копошась в мутно-зелёной жидкости обитала её Смерть: изуродованный скелет, с натянутой как на барабан язвенной кожей; узловатыми когтистыми руками; выпученными кроваво-жёлтым зенками; ряд бритвенно-острых клыков прятал за собой отвратительно длинный язык. Разбуженный, не до конца понимающий о том, где он... Монстр конвульсивно подёргивался, шевелил змеем-языком, словно изучая им свою тюрьму изнутри. А затем, сфокусировав взгляд и увидев Еву, осознанно ударил по стеклу. Девушка вздрогнула синхронно с толчком из глубины цистерны, моргнув и тихо пискнув. Задрожали руки.
Был ли он до этого человеком? Могло ли то же самое произойти с самой Евой?
Откуда ей было знать это! Испуганной в край девчонке, что уже два часа металась по своей клетке, тщетно ища выход, а понявшей только сейчас, как бездарно истратила отведённое время.
Нужно было попробовать отключить капсулу, пока была такая возможность, нужно было не тратить минуты на то, чтобы понять, кто её сосед поневоле, стоило действовать сразу решительно, по-мужски, ведь у неё не было здесь никого, кроме неё самой. Но был ещё последний шанс найти спасение другим способом - так думалось ей.
Мелко дрожа всем телом и выстукивая зубами лихорадочное стаккато, Ева в панике оглянулась на панель. Что толку теперь с неё!
Противно ныла модификация в позвоночнике, минуты назад подарившая поцелуй стальной двери позади. Не сейчас, нет времени заниматься собой. В голову ворвались чуждые желания: искоренить эту мерзость, убрать с глаз долой, выжечь, разрубить на куски!
Похоже, когда-то давным-давно, она сталкивалась с чем-то подобным, с чем-то инородным. Иначе объяснить эту странную ненависть, приглушающую даже страх, Ева не могла. Влажные ступни скользили по наклонному полу, руки не хотели цепляться за гладкую поверхность стен, но двигаться нужно было, делать хоть что-либо. Слушать похоронное скрипение расшатанного крепления было выше её сил.
- Если я умру, то только вместе с тобой, - пообещала сущности Ева, открывая все капсулы, кроме второй и четвёртой, для того, чтобы слить остатки жидкости и запустить их наполнение сызнова. Если времени будет в обрез, если она ничего не придумает и не найдёт... Убьёт ли неведомую бестию антисептическая жидкость?
Передвигаться было тяжело - то нога соскользнёт, то рука, но девушка упорно цеплялась за пол и стенки, сдирая с себя второй слой розовой плёнки и ощущая на кончиках пальцев лютый холод.
Стальные двери казались прочными, так же, как и стены. Когда цистерна упадёт (Ева не сомневалась, что так и будет - это был лишь вопрос времени) стекло треснет, залив всё в округе гноем и высвободив монстра? Или окажется прочнее?
Может быть, есть возможность проконтролировать угол падения так, чтобы не повредить колбу? Или есть иные варианты?
- Хоть что-нибудь, ну хоть что-нибудь! - отчаянно шептала девушка, шаря глазами по углам, чувствуя, что по щекам стекает не только соль кислородного коктейля. Вытерев пощипывающие глаза, Ева продолжила оглядывать помещение.
[dice=19360-1:20:0:Обыск на помещение : 12]

Отредактировано Ева (2016-08-23 10:29:15)

+3

21

- Курва мать! – Ярга выпрямил ноги и закинул голову назад. Плечо ныло, противно и невыносимо. Эта боль единственное реальное ощущение, на ровне с холодом стального пола, помогала не сойти с ума. Позволяла цепляться за остатки сознания и доказывала что это всё не страшный сон, что все это происходит наяву. Вот только ответа на вопрос: как он тут оказался, ни эта боль, но обжигающий холод пола не давали.
Несколько прикосновений к экрану и потухший фонарь снова зажегся.
Давай посмотрим, что ты можешь. – цвет фонаря можно было менять, а так же менялась его мощность и способ освещения. О таких технологиях Ярый и не слышал. Выбрав одну из настроек он увидел что вокруг него появилась сфера, диаметром около метра-двух, но поспешил отключить эту функцию, лишнее внимание к своей персоне привлекать не хотелось. Выбрав белый цвет фонаря, он еще раз осмотрел свою руку с татуировкой.  В синем цвете ему почудилось невесть что, но сейчас он увидел то, что заставило видавшего многое поисковика вздрогнуть и потрясти головой. То что раньше было набито чернилами, сейчас было будто бы выжжено на коже.
- Как, итить тебя через шерстяное коромысло, такое возможно?! – только и смог прошептать Ярый, на ощупь змея казалась объемной, и ему даже показалось, что она дернулась и зашипела. Поисковик одернул руку и тряхнул головой, сбрасывая наваждение. – Так пора двигаться дальше. – с трудом поднявшись на ноги, все еще опираясь на стену он продолжил копаться во внутренностях детпада. Было бы куда проще, если Ярга немного больше понимал в технологиях прошлого, но он никогда не видел работающего смартфона, а это устройство было куда сложнее в программном плане, так что полагаться приходилось исключительно на свою интуицию.
Несколько минут прошли в тишине, казалось комплекс, переживает последствия столкновения с чем-то, точно так же как и люди, пострадавшие от этого, зализывает раны, пытается прийти в себя. Ярга копался во внутренностях компьютера, силясь разобраться в его тонкостях, как вдруг совсем рядом, кажется, метрах в пяти раздался крик, кажется на английском. Полный ужаса и боли. Ярга вскинул голову, коснулся кнопки блокировки детпада и вслушался в тишину. Только сейчас он осознал, что остро ощущает ту атмосферу боли, что царила здесь долгие месяцы, а может быть и годы. Практически переживает эти ощущения заново, словно бы это уже было с ним. Когда-то давно, один бритый наполовину наемник уже говорил ему об этом, он говорил что это внушает страх. Ярый ответил, что это не страшно, всего лишь игра воображения. И вот только сейчас он понял насколько он был неправ. Страх и так не отходивший далеко, бродивший поблизости вновь кинулся в объятия поисковика, охватывая своими холодными лапами и вдруг снова, совсем близко, крик, но уже не испуганный, а скорее возмущенный, злой.
- Выпустите меня... Есть там кто?... Эй! Выпусти меня наружу, блять!  – поисковик приложил к вискам пальцы, казалось эти голоса звучат прямо в голове.  Неужели он сходит с ума?
- Кто ты, блять, и откуда тебя выпустить? – Ярый выкрикнул это и сделал шаг вперед, ответа он дожидаться не собирался. Нужно было двигаться, уходить отсюда искать выход и хоть каких-нибудь живых людей. Если он слышал какие-то голоса, то значит, есть кто-то еще живой. Несмотря на то, что это место покрыто огромным слоем пыли и пустое, словно древние руины.
И если носитель первого голоса, судя по интонации уже вряд ли жив. То второй, наверняка,
живой, к тому же голос этот показался ему смутно знакомым. Нужно выбраться отсюда.
Цеплясь за стены, пол, за панель, которая была бесполезна, Ярга поднимался вверх, в тот коридор, где моргала алая лампа, и двигаться в таком режиме ему было еще очень долго.

Заявка *

[dice=36784-1:20:1:Мастерский (9)]

Заявка**

[dice=21296-1:20:-3:Идентефикация детпада (8)]

+2

22

Ева.

Огромный поток жидкости рухнул с верхов, сосуды освободились, успев наполниться лишь на одну треть, и только сейчас Ева могла понять, как масштаб влаги оно высвободила. Волна розовой рвоты накатила с такой скоростью и мощью, что позавидовали бы самые отъявленные моряки всех вольных просторов. На мгновение женщину накрыло розовой, липкой жижей с головой. Захлестнуло всё тело, с головы до пят, и лишь когда вода лишилась волновой силы, она откатила назад. Залило всё, почти по грудь, длинная ножка, на которой была установлена панель, погрузилась в жижу почти на половину. Компот затормаживал движения. Склеивал пальцы, но в нем были и свои плюсы. В нем нельзя было замерзнуть, в нем можно было дышать, и им можно было питаться.
Всё начало накаляться, атмосфера, страх, все чувства принялись обостряться до такого немыслимого предела, что появилось ощущение взрыва где - то внутри, сейчас всё рванет. Рванет настолько сильно, что может разнести половину этого злоебучего корабля, вместе со всем дерьмом, которое оно несло.
Тварь распахнула пасть, и вроде бы попыталась взвизгнуть, но розовая жижа не была воздухом, она не позволяла произнести и "слова". Существо вновь прильнуло к стеклу, вжимая свой левый глаз в стекло пробирки, и Ева могла заметить, как это крупное жёлтое око усиленно захлопало, всматриваясь желтой радужкой и черным зрачком прямиком в лицо Евы, глубоко, так низменно. Могло возникнуть ощущение, что своим взглядом монстр окунался вглубь, кто бы это мог быть? Древний? Или...Что за тварь, что за тварь? Холод вырвался наружу в тоже мгновение, когда существо сжало свою огромную лапу в кулак, и вновь раздался ещё один удар, прямиком по стене-стеклу огромной цистерны.
Но даже такой плачевный опыт был определенно приятен, потому, что девушка смогла с легкостью гениального философа и математика, понять, что эта розовая жидкость не протекает в дверь. То есть, вывод был очевиден - помещение герметично до абсолюта, и судя по всему даже воздуховод  здесь мог перекрываться, но это лишь домысел, который может сыграть на руку...Либо...Против.
Глаза вновь залила ебучая жижа, она настолько была надоедлива, что её хотелось поджечь. Жидкость сбивала ориентир, прямой, обычный ориентир, не позволяя с должной легкостью внимать своим чувствам осязания, зрения, и даже слуха. И резко, девушка могла почувствовать какой - то предмет, ибо её пальцы нащупали какую - то непонятную коробочку. При более подробном осмотре, девушка смогла понять это, на этой коробочке, сделанной из легкого, очень приятного на ощупь, нео-металла, были заметны четыре кнопки. Одна, изображала стрелочку влево, вторая стрелочку вправо, на третьей был перевернутый треугольник, вершиной обращенный на право, на последней кнопке был изображен круг. Коробочка имела несколько неясных разъемов.
Находка, конечно вряд ли поможет женщине выжить, но может она смогла бы помочь в чем - то ещё?

Ярга.

Но вопрос Ярги канул в пустоту, кажется ничто и никто не мог отозваться на его вопрос. Лишь только стены молча вторили мужским словам, отражаясь эхом во все уголки пространства. И вновь наступила эта тишина, а по груди начало разливаться приятное тепло. Можно сказать Ярга сорвал Джек-Пот, и был пожалуй в самом лучшем что ни на есть положении, которое вообще только могло сложиться. Пока тепло разливалось по телу, словно он смог кого - то победить, а чувство это было как раз сродни вкусу победы. Учеными когда - то даже было доказано, что на победителе раны заживают быстрее, нежели на том, кто потерпел поражение. Каким образом, Ярга-неандерталец смог это сделать, а голову над этим вопросом ломают даже Боги, но всё же датапад подчинился удачи косматого, ну или уровню его интеллекта, но скорее первое, просто потому что эта нео-технология была слишком далека от той эпохи, где привык жить поисковик.
Помимо фонарика, вроде бы самой банальной функции, датапад так же имел подробную карту всего корабля, а она была достаточно крупна, но это было всё не просто, иными словами вся эта карта корабля отображалось голографической проекцией в верх, и была интерактивна. Можно было приблизить любое место, любой отсек, любую схему строения и прочее, прочее, прочее. Красной моргающей точкой, даже, отмечалось его нынешнее местоположение. Помимо карты, в датападе находился какой - то дневник, вереница записи, которую можно было воспроизвести в формате аудио, либо прочитать путем зрительным в виде текста, но и это было ещё не всё. На краю датапада был вытяжной шнур, который был придернут к катушке, то есть после отпуска этого шнура он автоматически закатывался обратно. На конце этого шнура был своего рода штепсель, он мог подключится к любой бортовой панели, какую только можно было найти среди стен отсеков, то же касалось бортовых компьютеров и технических ядер. То есть скорее всего, этот комлинк принадлежал члену офицерского состава, видно что техно-борт-механика. В правом углу панели горела отметка, всё было написано на русском языке, при чем датапад автоматически разобрал вид языка, определив его, как : Древнерусский, и перевел всю систему на родной для пришельца, язык. Наверное в момент, когда он крикнул в ответ кому - то там, из своей головы.
Датапад требовал прошивки, и указывал точки, где это можно совершить. А совершить это можно было лишь в одном месте, - от основного бортового компьютера на капитанском мостике. Это была просто бриллиантовая находка, потому, что в полной мере, после прошивки, можно было подключиться от любого места энергопитания, правда сейчас его не было, к любому электронному аппарату корабля, и дай Бог, что бы это касалось ещё и дверей.

Пелена резко застелила мужские глаза, конечности задрожали до такой степени, что захотелось их переломать самому себе. Последнее, что понял Ярга, как его глаза закатываются вверх, а видимый мир покрывает темная пелена.
В воздухе появился запах сырой земли, где - то вдалеке раздался клекот птицы, при чем настолько приятный и как могло показаться Ярому, родной, что не захотелось покидать этих мест. Было до радости тепло, вокруг слышался легкий гул. Запахи витали повсюду, жженая трава, немного смолы, запах каких - то дурманящих трав, которые пьянили рассудок. Вокруг слышалась своеобразная речь, речь настолько интересная и забавная, что сложно было её разобрать, но даже она казалась родной. Вдруг глаза распахнулись.
Мужчина мог увидеть перед собой старое, краснокожее лицо, это был преклонных лет мужчина, его длинные белые волосы тянулись до середины спины, вились они как змеи, были приятные на вид, белесые, выжженные палящим солнцем. В волосах старца торчала вереница перьев, вот соколиное, вот несколько вороньих. Он держал в руке деревянную плошку и окунул в неё палец.
- Ваку-а-та...Нату, лако васса...- Пробормотал старец, улыбаясь своей белоснежной улыбкой. Шаман окунул палец в плошку, а после прикоснулся к лицу Ярги...Яргиуа...Ягиура...Ягуа...
Финальные краски были нанесены, и резко шаман развернулся к мужчине спиной, отходя дальше. Это были умеренные джунгли, делившие мир напополам с степью, и тут Ярга увидел толпу людей. Индейцы. Они радостно вскинули руки в воздух, приветствуя своего нового воина, что прошел ритуал посвящения, и отныне получит шкуру. Какие - то женщины, все красивые и добрые на лицо, заплакали, вытирая слезы с глаз. Один мужчина средних лет, сжимавший в руках костяное копье и щит, плетенный из веток какого - то дерева, одобрительно качал головой. Даже он был горд.
Толпа людей расступилась, и неожиданно из зеленой заросли выскочил пятнистый кот, он вытянул хвост трубой, и резко прорычав бросился прямиком на Яргу. Зверь был мощным, крупная особь и двигался с такой скоростью, что ему могли позавидовать все остальные четвероногие здешних мест. Люди верещали от счастья, а время начало замедляться. Ярга мог насладится этим предсмертным моментом. Он видел всё так медленно, видел как комья грязи и песка вылетают из-под мощных звериных лап, как животное настигает Яргу. Вот обезумевшие глаза, налитые кровь. Запах дурман травы усилился. Существо резко совершило бросок, острые лапы тянулись до его груди так медленно, что худшей смерти нельзя было ожидать. Но вместо боли, горячая струя, разлившаяся по всему телу. Ягуар, подобно духу, просочился внутрь...

Открыв глаза, Ярга мог почувствовать, как его сердце бешено колотилось, и силы налили тело заново, словно бы он раскрыл один из древних секретов, но перед тем, как осознать это полностью, тихий шепот, скорее напоминавший ласкающее дуновение ветра, закрался в ухо.
- Бойся, великого змея Кетцалькоатль...

Маркус Лейн.

Темнота, и только. Сложно было назвать это пробуждение тяжелым, всё обошлось малой кровью, но звуки, которые слышались со стороны оказались настолько новыми, что сразу же могли привести тело молодого чернокожего мужчину в стрессовую позицию. Влажный пот проступил на лбу, а рядом слышались какие - то механические-шуршания. Маркус пришел в себя, ровно там же, где и очнулся часы назад, рядом стоял Сэйв, который сливал отброшенные материалы в желтый крафт-пакет. Там был биомусор, окропленные кровью повязки, игла, и нитки. В голове Маркуса противно ныло, но он мог понять, когда притронется к голове, что она перебинтована, и кажется нет даже и малейшего следа повреждения.
- Операционное поле было обработано по всем нормам асептики и антисептики, - Отчитывался мед.дройд, - Рана обработана антисептическим спреем и зашита согласно всем установленным межгалактическим стандартам, высшего медицинского корпуса трех крестов. - Рапорт был окончен, на удивление в помещении было даже немного убрано. От разбитых склянок не осталось и следа, всё было чинно, как по струнке. Трупа мед сестры видно не было, куда он его дел - неизвестно, а как только Сэйв понял, что пациент пришел в себя, то тут же подъехал к мужчине, начав издавать какие - то непонятные звуки.
- Неизвестный, раны обработаны и заштопаны. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и не покидайте помещение для вашего же блага. Мы ожидаем возвращения доктора, для заключительного осмотра и вашей выписки. Отдыхайте. - И Сэйв потух, словно лампочка, которая действует только на движение.

[dice=11616-1:10:0:Падение цистерны на Еву. 1,2 - Цистерна падает.]

[dice=29040-1:20:3:Пробитие стекла инкубатора, монстром. Сложность : 18.]

Отредактировано Вольгаст (2016-08-23 19:38:32)

+2

23

Иногда нужно просто действовать, а не думать, пытаясь найти вариант, приемлемый для всех. Не то, чтобы Еву волновала сохранность жизни лупоглазой лягушки, но вот целостность её тюрьмы была задачей приоритетной важности.
Тварь продолжала методично бить изнутри, расшатывая крепление капсулы и доводя саму инквизиторшу до неврастенического припадка.
О, взвинченная до предела, Ева воистину выглядела как истеричка на грани ссоры с неверным муженьком: заламывала руки, терзала костяшки пальцев, хмурилась, накручивая себя ещё больше.
Спектакль продолжался вплоть до того момента, как розовая волна не захлестнула её с головой. Мягко покачиваясь на поверхности окси-геля, ощущая его словно продолжение самой себя, Ева блаженно откинула голову назад, рассматривая под причудливым углом Зубатика. Ласковое прозвище для самого страшного кошмара в её жизни, пришло само собой, напрочь оседая в памяти. Милый, несчастный Зубатик, от одного взгляда на которого хотелось выблевать всю себя. В лаборатории раздался нервный смешок, затем ещё один, пока вся комната не пропиталась истерическим хохотом своей пациентки - Евы, что, окунувшись в тягучий кисель с головой, давилась смехом, выбулькивая на поверхность стайку пузырей.
Ладонь нащупала что-то на полу и Ева, моментально заткнувшись, вынырнула на поверхность. Она не делала судорожный вдох кислорода, как если бы плавала в воде. Розовая жидкость свободно вытекала из носа на подбородок, освобождая место другому источнику жизни. Кашлянув и вытерев ладонью лицо, девушка покрутила в руках гладкую, но в то же время приятную на ощупь безделушку, пальцем убирая с знакомых значков на ней излишки оксигена.
- Гляди, Зубатик, - девушка продемонстрировала чудовищу пластинку, - Я что-то нашла. Немного музыки к нашему свиданию?
Кассетные и дисковые магнитофоны для поисковиков были редкостью, даже изломанные mp3 плееры, из которых использовали в быту только платы, встречались раз на раз. Но эти символы она узнала - они теплотой отозвались в памяти.
Нажав на "плей", девушка поднялась, наконец, в полный рост и подошла к панели управления, решая, что же ей делать с Зубатиком. Выпускать к себе его не хотелось, нет-нет. Отчего-то каждый раз, когда глаза касались кнопки "Sterilisa", Еву терзала интуиция. Может врала, но устраивать "большую стирку" Зубату было ещё рано.
Выставляя значения на максимум в панели месяцев, дней и часов, Ева с улыбкой обернулась к чудовищу.
- Будь паинькой, Зубатик...Заткнись хоть на час, а?
Шмякнула ладонь по синей кнопке, с надеждой обойтись малой кровью и унять бестию на некоторое время, пока она наконец-то начнёт действовать.
Четвёртая капсула была почти заполнена, остальные (кроме второй) только заполнялись. Если уж Зубатику суждено упасть вниз, то Еве безумно хотелось знать, насколько велик шанс того, что он затем поднимется над осколками своей колбы и решит пообщаться с ней поближе. А для этого нужно было отправить одну из цистерн в полёт, проверив заодно прочность стекла, стен, дверей и всего, что попадётся на её пути.
Девушка встала напротив четвёртой цистерны, глубоко вздохнула, выдохнула и, чуть подпрыгнув, уцепилась за пучок проводов, держась за них как за канат, поднимаясь вверх к заветной цистерне. Поравнявшись с ней, Ева с трудом обхватила вымазанными в геле руками стекло. Нащупав точку равновесия, она небольшими шажками перемещалась так, чтобы оказаться позади "входа" в инкубатор. Плюхнувшись на него грудью и животом, она подползла почти к самому краю, ощущая себя как на ветке дерева, настоящей охотницей за самыми спелыми яблоками. Несмотря на то, что цистерна была широкой, из-за геля она превращалась в каток и удержаться сверху было невыносимо тяжело. Кое как выпрямившись, Ева осторожно подпрыгнула: несмело, страхуя себя рукой. Подсохший гель давал теперь отличное сцепление с поверхностью.
Девушка принялась остервенело расшатывать колбу, подзабыв поговорку "не пили сук, на котором сидишь".

Заявка

[dice=29040-1:20:4:Расшатать цистерну (Сложность: 15, +3 бонус Выносливости, +1 бонус Воли)]

+3

24

Вопрос остался без ответа, лишь эхо пролетело по этажу.  Ярга выбрался в коридор, где моргала красная лампа и в несколько кликов вызвал карту местности, которая тут же услужливо высветилась  интерактивной проекцией на некотором расстоянии от экрана.
- Как это вообще работает? – сейчас всё происходящее казалось сном, полнейшей нереальностью, нереальности происходящему добавляло еще и то, что датапад имел вытягивающийся шнур для подключения к каким-то более масштабным компьютерам. Но функционал был ограничен, устройство настойчиво требовало, чтобы его прошили, и предлагало сделать это на капитанском мостике, который находился аккурат над Яргой. Благо до лифта было не так уж далеко, он находился прямо перед ним, нужно было только совершить восхождение вверх по наклонному полу.
Босые ступни ног скользили по гладкой стали пола, но в данный момент он был рад, что на ногах у него не те тюремные чуни, которые, наверняка, были еще более скользкими, и одновременно жалел о том, что на ногах не любимые, удобные берцы, в которых совершить подобное восхождение было куда проще.
Долгих десять минут ушло на то, что бы преодолеть несколько метров. И достаточно много сил было потрачено на то, что бы добраться до лифта.
- Ну, а на что ты собственно надеялся? – тяжело выдохнул Ярый, держась за какую-то трубу, чтобы не скататься обратно в начало этого пути. Лифта в шахте не было, поисковик заглянул в неё чтобы хотя бы примерно узнать где он, кабина виднелась где-то внизу, а может вверху, в шахте было достаточно темно, а луч фонарика не смог обнаружить кабину в пределах его досягаемость.
Так, посмотрим на карту.
Ярга снова вызвал карту и увеличил этаж который находился прямо над ним: капитанский мостик, мед.отсек, морг, тех.отсек. Внизу, на первом этаже лаборатория. Ярый еще раз заглянул в шахту, оценивая расстояние до троса по которому можно было забраться вверх, к капитанскому мостику.  Поисковик оторвал рукава от своей робы, обнажая руки, чтобы обмотать ими ладони, трос растерзал бы его руки в клочья и вряд ли бы он достиг своей цели. Так же один лоскут ушел на то, чтобы примотать к голенищу нож, насколько это было возможно.  Карта свернулась, а на экране высветился аудио-дневник.
В глазах помутело, боли не было, напротив, по телу разлилась какая-то теплота. Глаза закатились, свет вокруг померк, а в воздухе появился запах сырой земли и каких-то трав. Вдалеке раздавался клекот птиц, а вокруг звучала неведомая ему, чудная иноземная речь. Ярый резко открыл глаза и перед лицом его предстал краснокожий мужчина, скорее даже, старец. Его седые волосы тянулись до середины спины, а лицо было испещрено глубокими морщинами, глубоко посаженные маленькие глаза уже потеряли цвет и блеск и тускло взирали на лежащего на спине поисковика. Или уже не поисковика? Ярга окончательно потерял нити реальности.
- Ваку-а-та...Нату, лако васса... – старец провел пальцем, который предварительно окунул в какую-то плошку по лицу Ярги , завершая ритуал, суть которого была не ясна поисковику, но реакция окружающих его людей говорила о том, что это что-то значительное. И, кажется они даже гордились им. Кто же все эти люди?
Неожиданно из зарослей выскочил ягуар, и не обращая внимания на то, что кроме Ярги здесь были и другие люди, кинулся к нему. Время замедлилось, он видел движение каждого мускула на теле огромной кошки, видел, как вылетают мелкие камни и пыль из под когтистых лап, успел рассмотреть налитые кровью глаза огромной дикой кошки, перед тем как она нанесет свой смертельный удар. Но удара не последовало, вместо этого ягуар растворился в теле поисковика теплом, обжигающей волной обдавая каждую клетку тела.
Ярый открыл глаза, сердце бешено колотилось и чувствовался небывалый прилив сил. Словно только что его наполнили жизненной энергией, кажется прошла даже боль в плече. Но это только казалось.
- Бойся, великого змея Кетцалькоатль... – отголосок видения достигший сознания только сейчас. Волк мотнул головой и палец его опустился на кнопку «play», запуская один из отрывков дневника.
Сам же он поднялся на ноги и подошел к краю шахты лифта. Несколько секунд ушло на то, чтобы собраться с духом. После этого видения, Ярга чувствовал себя куда более уверенно и спокойно, появились новые силы и уверенность в себе. К тому же по телу все еще разливалось это приятное тепло, заставляющее забывать о том что под ногами ледяной стальной пол.
Толчок, короткий полет, и вот руки Ярого крепкой ухватили за канат, а плечо не забыло напомнить о том, что оно вообще-то повреждено. Первый шаг был сделан, оставалась самая малость – не сорваться вниз.
[dice=1936-1:20:1:Подняться на этаж вверх ((11) +1 Воля)]

Отредактировано Ярга (2016-08-25 12:09:48)

+3

25

«De javu» - именно так можно было описать то состояние, в котором очутился Маркус. Вновь открыв глаза и видя этот странный свет, словно в Раю, мужчина тяжело вздохнул. Возле него был его верный друг Сейв, который рапортовал о проделанных работах. Комната все так же была наклонена под углом, только после всего того бардака, что произошел, стало слегка чище. Склянки были подметены, бумаги собраны. И, труп Дженни… Желудок недовольно заурчал. Интересно, где он?
«Не сон», - подумал хирург с горечью, пытаясь привстать с кровати. Далось это легко, без хруста суставов, как когда-то. Но в глазах все же потемнело, а еще эта неприятная боль в висках. Приложив руки к черепушке, Лейн обнаружил, что оная профессионально перебинтована.
- Чудо-машина, - усмехнулся человек, медленно, но уверенно разбинтовывая буйную головушку. Интерес преобладал над осознанием того, что робот не оценит его испорченных трудов и примется бурчать, как заведенный. Вспомнив о своих попытках садизма, Марк глянул на руку, где должна была быть рана от укола. Но оной не было вовсе. Ни единого намека. Сняв последний моток, диакон провел по лысой черепушке, словно по шару для боулинга. Чистая, ровная, без единого отверстия или ссадины.
Священник диву давался, как такое может быть. Ведь это, ну, как минимум сверхъестественно. Его глаза, полные непонимания и страха метнулись к роботу.
- Сейв, верно? Можешь ответить, что со мной произошло?

+3

26

Ева.

Первые шаги всегда самые сложные и давались с трудом даже тем лицам, которые посылали на смерть тысячи людей, относясь к человеческой жизни, всего лишь как к какому - то пластмассовому солдатику, который тлеет в огне. Наконец - то колесо времени закрутилось, увеличивая крутящий момент. Кнопка плей утонула в плеере, и тут же возник этот мужской голос, который отразился эхом во всем лабораторном помещении. Сперва, казалось, на этом диктофоне не было и капли байта звука, но потом послышались шаги, которые приближались всё ближе и ближе, и вскоре раздался кашель, грубый, хриплый, настолько глубокий, что в нем показалось что - то связанное с болезнью. - Запись номер один, двести восьмой день фазы вращения Земли вокруг звезды Солнце, или же сто седьмой день вращения Астры вокруг Ануриона. В нашей лаборатории интересное пополнение, в виде двух объектов. Первый, пол - мужской, биологический возраст варьируется в районе сорока лет, обладает достаточно развитой мышечной массой, а так же прекрасными физиологическими данными в виде роста. - Вновь раздался кашель, звук шаркающих ботинок по монолитному, стальному полу. - Объект номер два, женщина, возраст колеблется в районе тридцати и меньше, физиологические показатели в норме, генетических уродств у обоих объектов не наблюдается. Из хронических заболеваний, для объекта номер один характерен хронический панкреатит, частично развитый диффузный холецистит, и гастроэнтерологические обострения, что же касается женщины...- Человек, судя по голосу уже далеко не очень молодой, капелька старости уже слышалась в его речи. - Потенциально начинающиеся заболевания в виде ВСД, и возможно небольшое искривление...Самое удивительное, что оба эти объекта были найдены абсолютно мистическим образом в космическом пространстве в районе Гаммы-Z, командование корабля подобрало их примерно в этом космическом пространстве. Они находились в двух разных спасательных капсулах, при чем технологический вид этих капсул на столько стар, что даже не поддается опознанию. У женщины обнаружена модификация класса A-S7, достаточно устарелая, но всё же универсальная модификация для трансгуманистического вида боя с экзосистемами. Подтверждаю, что модификация не относится ни к одному государству. Это ни система "Нового света", ни "Инноваторов", ни нашего высокопоставленного правительства. Возможно, что остатки Земли всё же смогли проскользнуть в новую техногенную эпоху, но - И тут его голос стал удивлен, - Нет и капли следов заражения супер-вирусом, вы понимаете о чем я...- Запись оборвалась.
Кишащий в пробирке монстр, лишь только несколько раз ударил по остаткам стекла, когда нужные кнопки оказались нажаты. Он попытался взреветь, подобно умалишенному, словно бы понимал, где - то на подсознательном уровне к чему близиться вся эта печальная канитель. Стекло не поддалось, ещё удар. И ещё. Кажется существо находило всё новые и новые силы для того, что бы вырваться из этой стеклянной клетки. Оно будет сражаться, оно будет биться, оно будет уничтожать и перемалывать кости, высасывать языком внутренности черепа, рвать когтями плоть, дайте лишь одну возможность - совершить вдох. Вдох живым воздухом, а не этой гнойной рвотой.
Кнопка панели нырнула внутрь, выстроенный тумблер на максимум отреагировал моментально, и в помещении появилось какое - то шипение. Кажется одна из поставляющих N-ую жидкость труб, увеличила напор, поднимая уровень анабиозного раствора в сосуде. Параллельно с этим звуком, возник и звук водного насоса, кажется зеленую-гнойную жидкость начало отсасывать из сосуда, что бы дать место анабиотику. Доза была лошадиной, это были последние минуты жизни этой твари, если конечно сосудистая система справится с такой нагрузкой и вытянет жизнь неизвестного, или неизвестной.
Руки соскальзывали, ноги еле - еле держали едва уловимый баланс тела в пространстве, но сноровка не подвела. Не зря всё же учат этому везде и всегда, тело помнит, тело знает, тело умеет и готово с легкостью повиноваться всем нейронным импульсам. Девушка смогла залезть на цистерну, и на удивление смогла даже сорвать её с петель, главное что бы это не откликнулось ей чем - то более чреватым. Совершенно неожиданно раздался ужасный треск, и Ева могла заметить, как расшатанные шурупы, болты и гайки, со звоном стального дождя, повалились на землю, разбегаясь в разные стороны помещения. То, что происходило далее, было доступно воображению лишь только самого отъявленного фантазера. Цистерна слетела так же легко, наполненная раствором, как была готова слететь и та, что содержала в себе гнойную тварь. 
Раздался дикий грохот, это был звук падения цистерны на стальной пол, настолько мощный, что его мог услышать Ярга, ползущий в данный момент наверх. Гулкий звон эхом отразился от стен шахты лифта. В висках Евы застучало, что - то разломало этот мир, и тут, огромная цистерна, скатившись по наклонной плоскости с грохотом влетела в запертые двери. Скрежет...

[dice=17424-1:20:3:Пробитие стекла монстром, сложность 18.]

[dice=11616-1:10:0:Падение цистерны в которой находится тварь. 1,2 - падение.]

[dice=13552-1:10:0:Пробитие цистерной двери. Дверь пробита : 3,4,5,6,7.]

[dice=29040-1:20:0:Урон Еве по причине не соблюдения техники безопасности. (1-8) Нанесение урона. ]

[dice=1936-1:10:0:Потеря сознания женщиной. 1,2 - сознание потеряно.]

Ярга.

Руки отдавали потом, и из - за того, что весь корабль был развернут примерно на тридцать пять градусов, подъем по шахте лифта напоминал скорее восхождение на гору с использованием троса, ибо каждый раз приходилось себе помогать ногами. Ярга скорее полз, один раз рука соскользнула, но всё же успех всё равно остался с косматым мужчиной, внутри которого жил старый-добрый пятнистый кот. Это было страшно, но только в первые мгновения. Уцепиться за край следующего этажа было достаточно легко и просто, и наконец - то последние усилия, которые откроют новый мир перед Ярым, заставят его сердце биться чаще, но уже скорее от восторга, нежели от какого - то другого чувства.
Сказать, что всё что он увидит дальше - восхитительно, это не сказать ровным счетом ничего. Во-первых, это было очень большое помещение, настолько больше, что напоминал несколько киношных залов, сросшихся вместе. Светло-голубоватый пол, сделанный из нео-стали был начищен до такого блеска, что в нем можно было увидеть себя, в прямом смысле этого слова. Дух захватывало только от этого. Ярга тут же увидел это огромное красное кресло, на котором должен был восседать капитан корабля. Перед ним, креслом, не было ничего, кроме невысокой платформы. На ней не было ни кнопок, ничего иного, горел только легкий голубоватый свет, он помигивал. А дальше, там где помещение сужалось в треугольник, прямо напротив кресла, дальше. Находилась огромная панель, растянутая вдоль витража вселенских масштабов. Вдоль этой панели, полной различных тумблеров, кнопок, галографических систем, было расположено около четырех кресел, а за витражным полотном, чуть ли не во всю стену он увидел его...Немногие поисковики смогут похвастаться, что видели его.
Космос...
Да, это был нос корабля, а этот огромный витраж - всего лишь бортовым стеклом, что бы наблюдать за всем происходящим снаружи. Огромное синяя звезда, которую увидел Ярга, горела так ярко и живо, что захватывало дух. Они были не так далеко от неё, и кажется что можно было увидеть на поверхности этого огромного горящего шара какие - то взрывы, он жил. Жил своей отдельной жизнью, полной дыхания этого бесконечного космоса. А по левую руку, Ярга мог увидеть зеленую планету, что медленно двигалась вокруг своей оси и по орбите. Мириады звезд, растянулись по этому черному полотну, какие - то хитрые синие, зеленые вены, судя по всему разновидности "молочного пути", как его называли англоговорящие люди. И было видно, в чем проблема...Прямо перед витражом, с одной из сторон виделся огромный астероид, бороздивший пустоту этой системы. Судя по всему "крыло" корабля столкнулось с этим небесным камнем, и судно залезло на него, немного накренилось.
На противоположной стене виднелись два индикатора, оба горели зеленым. По подсчетам карты, дверь левая - вела в кают-компанию, а правая в тех.отдел. За креслом, у стены была ещё одна дверь, чей индикатор мигал зеленым.
Совершенно неожиданно низкая панель у кресла капитана вспыхнула синем, и там появились какие - то мутные очертания, типа "живого" огня.
- Добро пожаловать на борт Фрейи. Я - искусственный интеллект, иначе - Фрея. Системы корабля : Топливо, двадцать процентов, энергоснабжение - нарушено, повреждение обшивки корабля - сорок процентов, энергощиты отключены. Требуется немедленное вмешательство технически специализированного персонала. Биологические источники жизни на корабле, присутствуют. Идентифицируйте себя, либо проведите перерегистрацию с капитаном, и его идентификационной картой, иначе система будет расценивать вас, пациента, гостя, либо беглого преступника...Капитан?  - Что удивительно, система говорила на понятном человеку языке. И эти звуки смог услышать в своём логове и Маркус.

Маркус Лейн

Безусловно чудеса случаются, и сейчас они не были исключением. Кажется всё начало внутри оживать, системы организма работали ровно, вычурно-ровно, и да, когда падре всё же снял со своей головы повязке, Сейв недовольно буркнул, - Требуется новая дисмургическая манипуляция, вы записаны. - Но кажется действий он никаких не оказал, молча лишь сдвинулся с места, замер, да откатился обратно. Гладкая, ровная черепная коробка даже не ныла, да и от раны оставалось что - то ультра-маленькое, совершенно незаметная ссадина, маленькая ранка. На падре раны затягивались безмолвно быстро, как на собаке. В животе что - то заурчало.
- Пациент, отмечаете ли вы блики в глазах? Боязнь света, шума воды? Помните ли что - то из вчерашнего дня? - Это был обязательный элемент сбора анамнеза. - Пациент желает узнать о элементах своего прошлого, - Сэйв заткнулся, что - то клацнуло, где - то внутри него. - Вы были госпитализированы примерно девятьсот сорок семь дней назад, - И он заткнулся, так, словно бы его отключили. Где - то, что - то говорило, при чем на понятном для Маркуса языке. Сколько можно терять время в этой каторжной медицинской рубке? Вперед - на баррикады.
От тела мед.сестры не осталось ровным счетом ничего, абсолютно. Что с ней произошло - неизвестно, может этот железный маленький монстр сожрал её, как и хотел сам Маркус? А в животе протяжно заурчало вновь, что - что, а вот чернокожему жрать хотелось сильней всех, и с каждой лишней минутой, в голову закрадывалась мысль, что кажется даже его рука выглядит уже более, или менее аппетитной.

Отредактировано Вольгаст (2016-08-25 20:07:05)

+3

27

- Запись номер один, двести восьмой день фазы... - откашлявшись, с лёгким шуршанием помех засипел динамик плеера. Голос был монотонным - говорящий использовал звуковые записи вместо письменного дневника, вероятно для того, чтобы не тратить время на скобление ручкой бумаги. Мужчина говорил, а Ева слушала, крепко сжимая в руках бесценный источник информации. Может быть, он даже прольёт свет на то, как она оказалась тут.
Память откликалась на описания со стороны смутными образами. "Первый, пол - мужской, биологический возраст варьируется в районе сорока лет, обладает достаточно развитой мышечной массой, а так же прекрасными физиологическими данными в виде роста", - странное чувство защекотало затылок, когда девушка обернулась на цистерну под номером два, разглядывая потухающие глаза уродца, - "Из хронических заболеваний..."
Крейсер Аврора, на котором она была с Рихардом, со своим наставником, - последнее, что помнила Ева прежде чем окунуться в розовый сироп. С одной стороны, это казалось сущим бредом - ведь на корабле были ещё сотни человек (по её памяти). А с другой стороны...
- Рихард? - С сомнением в голосе позвала она отвратительного мутанта. Впрочем, вряд ли он её услышал - лошадиная доза анабиотического состава делала своё дело. Удар, которым наградило чудище свою тюрьму, был вялым.
Сухой голос врача, как идентифицировала его девушка, не проникся её сантиментами, а продолжил вещать: в описании второго объекта она узнала себя. Насколько помнила Ева, на её веку, так называемых "спасательных капсул" не водилось, ни доисторических, ни современных - абсолютно никаких. Это было странно. Но ещё удивительнее звучали слова о том, что у неё обнаружена модификация тела, класса A-S7. Последующие слова мешались из понятных ей, например - "бой" и абсолютно чуждых, как "экзосистема". Мужчина акцентировал внимание, что её модификация в теле универсальна, а значит, справедливо рассудила Ева, совместима с теми, что находятся на этой станции. Похоже, что трубка в её позвоночнике подсоединялась куда-то, может быть вступала в симбиоз с какой-то механической вещью, на которой нужно было сидеть, ибо от оружия торчащего непосредственно из спины толку было мало.
"Возможно, что остатки Земли всё же смогли проскользнуть в новую техногенную эпоху, но нет и капли следов заражения супер-вирусом, вы понимаете о чем я..." - голос умолк. Ева сначала подумала, что он просто решил сделать паузу, но когда продолжения не последовало, нажала стрелку вперёд и кнопку проигрывания второй раз.
- Нет, я точно не понимаю, о каком супер-вирусе ты говоришь, мужик. Изволь продолжить.
А пляски на колбе дали свои результаты, до ужаса предсказуемые. Стоило инкубатору сорваться с петель, как Ева полетела вслед за ним, путаясь в проводах и ударяясь обо всё, что попадалось на её пути.
Огромная дура с диким грохотом врезалась в двери, оглушив девушку. От вибрации, промчавшейся по стенам, покачнулась и пробирка с мутантом. Напоминала, зараза, что ещё может сорваться вниз и потешалась над тем, что Ева оказалась не в лучшем положении.

Заявка

[dice=5808-1:20:1:Мастерский указ. Бонус Воли +1. Сложность: 11]

Отредактировано Ева (2016-08-25 22:34:01)

+3

28

- Да не стоит,- отозвался мужчина на заботу робота, - она уже зажила, - в доказательство, Лейн опустил голову, указывая пальцем на место удара, - видишь?
- Пациент, отмечаете ли вы блики в глазах? Боязнь света, шума воды? Помните ли что - то из вчерашнего дня? - Это был обязательный элемент сбора анамнеза. - Пациент желает узнать о элементах своего прошлого, - Сэйв заткнулся, что - то клацнуло, где - то внутри него. - Вы были госпитализированы примерно девятьсот сорок семь дней назад.
Глаза мужчины округлились до невероятных размеров. Девятьсот сорок семь дней. Это почти три года. Но это же… Это просто невозможно! Продержать человека столько времени под ИВЛ и банальными витаминами. Он должен был усохнуть, умереть. Но, тем не менее, он жив. Живее некуда. И еще эти странные способности к быстрой регенерации. Что же с ним сделали. Но его размышления прервал странный роботически-женский голос, который вещал где-то совершенно недалеко, словно из соседней комнаты. Мужчину слушал его, словно надеясь услышать там что-то очень нужное ему. Что-то, что докажет ему, что он не единственный человек в этом загадочном месте. И это чудо свершилось.
- Идентифицируйте себя, либо проведите перерегистрацию с капитаном, и его идентификационной картой, иначе система будет расценивать вас, пациента, гостя, либо беглого преступника...Капитан?
«Капитан, пациент, гость, беглый преступник? Да хоть сам Сотона, яти его кадилом в дышло, да вращайся клоакой на перевернутом кресте!»
Маркус вскочил на ноги, по-молодецки так. Резво. Живо. Холод обжог ноги, а неприятный наклон заставил мужчину скользнуть, словно бы на коньках, к стене. Руки выступили в роли амортизаторов и очередное неприятное знакомство его головы со стеной было предотвращено.
- Приятно было познакомиться, Сэйв. Храни тебя господь, чудо-машина, - бросил он напоследок, подбегая к выходу, и краем глаза задевая карту этого этажа.
«Налево и прямо», - пронеслось в голове. Дальше были быстрые шаги. Хотелось сорваться в бег, но чертов угол наклона был всячески против подобных кульбитов.
Мерцающий белый свет активно раздражал, но стоило двигаться дальше. Но… вдруг там что-то иное. То, что убило несчастную Дженни и вообще весь мед.персонал?
Плевать-плевать. Если тут никого больше нет, то он попросту сдохнет от голода, не зная, как управлять всей этой ерундистикой.
Хирург подошел к двери, которая вела к капитанскому мостику и из которой, судя по всему, доносился звук и там кто-то был. Почесав застывшее от холода полупопие, Марк окончательно подошел к двери. Последняя не заставила себя долго ждать, неспешно отворяясь. Мужчина ступил внутрь, опираясь на дверной косяк. И тут произошло то, что было ожидаемо, но все-равно заставило Лейна округлить и без того охуевающие от происходящего глаза. Казалось, еще немного, и его зеницы заговорят, обращаясь к хозяину, мол, вырви нас ко всем угодникам, мы устали видеть это дерьмо. Но увиденного не развидеть. Перед ним стоял косматый человек с ножом в руке и странным щитком для предплечья, словно у гладиаторов. Святоша с испугу чуть не наложил. Но, чуть – не наложил. Сделав несколько медленных шагов внутрь, ища подспорья руками, Маркус двигался, пытаясь разглядеть незнакомца. Почему-то ему казалось, что этот stranger, как раз был его давним знакомцем. Присмотревшись окончательно, чернокожий диакон ловил свою челюсть руками, которая собралась  пробить дыру в полу. В голове что-то щелкнуло, а перед глазами вспыли картины. Но ярче всего была та, где он видел пески, кареты, длинные стволы… Кгхм, «Диглов». Перекати-поле, техасское солнце. Что это? Очередное наваждение? И тут дьяк почувствовал, как кто-то другой пытается вытеснить его сознание, замещая собой. Его постановка речи изменилась сама собой. Сначала робкая.
- Эй, йов, - но с каждым словом все увереннее, сильнее, напоминая речь нигера из гетто.
- Бледножопый? Опять ты? Какого хуя? – Лейн принялся двигаться к нему,- Сколько мне раз надо тебя еще раз убить, чтоб ты окончательно сдох? Ха-ха. А ты помнишь мой черный ствол?  - Он хохотнул, оказываясь максимально близко к Ярому, толкая кулаком его в плечо. А потом быстро и кратко обнимая.
- Я не понимаю, что за дерьмо тут происходит, - Взгляд Маркуса упал на руку его старого знакомца, где была раньше набита татуировка в виде змеи. Но сейчас эта змея вильнула хвостиком да дернула язычком, оставаясь на коже.
- Ебтвоюматькурвакакогохуя!?-  Капеллан отшатнулся от неожиданности, теряя равновесие и усаживаясь на задницу, после чего тяжело выдыхая.
- Да, так вот. Я не знаю, что здесь, блядь, творится, но, логично будет держаться вместе.

Отредактировано Маркус Лейн (2016-08-25 22:42:16)

+3

29

Самым сложным, как оказалось, было зацепиться за этот чертов трос и не упасть в шахту. С этой задачей Ярый справился с ловкостью кошки. Взобраться вверх было куда проще, чем, если бы шахта была строго вертикальной. То и дело он упирался в стену ногами, что упрощало восхождение к цели. Откуда-то снизу донесся звук удара, рука предательски дрогнула и соскользнула, импровизированная обмотка из тюремной робы высказала бы все что думает об этом неуклюжем поисковике, если бы умела говорить. Но так она лишь обзавелась обширной дырой и лохмотьями. Нужно будет спуститься туда и проверить что там упало. Тем более что внизу находился генераторный отсек, а энергопитание было нужно, что бы хоть немного разобраться что здесь происходит и вызвать лифт.
Цель была достигнута, Ярга достаточно легко уцепился за край следующего этажа, еще одно усилие и вот он уже ступил на этаж. Первое что он увидел, это был пол. Светло-голубой, сделанный из стали, или какого-то подобного материала, он был отполирован настолько, что Ярый видел в листах свое косматое отражение. Но это было ничто по сравнению с тем, что он увидел, когда поднял голову вверх. Огромное помещение, по размерам схожее с залом какого-нибудь довоенного театра, а может быть и больше, впереди огромное красное кресло, в котором по всей видимости должен был сидеть капитан корабля. Перед креслом только невысокая панель, тускло светящаяся голубоватым светом и больше ничего. Помещение было треугольным, сужающимся к носу, там находилась еще одна панель и как сначала показалось Ярге какие-то мониторы на которых было видно огромную синюю звезду, поверхность которой то и дело вспыхивала взрывами. От звезды корабль был далеко, а вот слева была огромная каменюка, на которую корабль напоролся бортом или крылом, от чего и накренился в сторону. И в тот момент, когда поисковик понял, что это не мониторы, а ветровое стекло, сердце его забилось с такой скоростью и силой, что казалось, готово было выскочить из груди. Мужчина оперся о панель, на которой находились какие-то тумблеры и кнопки. Трогать всё это Ярый опасался, судя по всему, это был пункт управления кораблем, и управлять им должны были четыре человека.
- Ладно. Надо осмотреться тут немного, и где эта чертова панель к которой надо подключить эту штуковину? – Ярый вытянул коммутационный шнур из датапада и осмотрел комлинк, после чего глухо выругался. Сейчас вся эта цивилизация, которой он так грезил, не казалась такой уж хорошей и привлекательной. Все было слишком сложно.
Беглый осмотр комнаты выделил две двери на противоположной стене. Одна в кают-компанию, судя по карте в технический отсек. А вот третья дверь, если и была отмечена в карте, то подписана не была. Но индикатор её также горел зеленым цветом.
Панель перед креслом капитана вспыхнула,  и что-то заговорило оттуда человеческим голосом.
Из всего сказанного искусственным интеллектом, который представился Фреей, Ярый понял лишь то, что дело дрянь, а ему нужно идентефицировать себя. Вот только как это сделать, интеллект не объяснил, видимо не учитывали его создатели то, что на борту может оказаться кто-то ничего не смыслящий во всех этих технологиях. Радовало только то, что система указала на то, что на корабле есть источники жизни. Хотя может она имела в виду самого Яргу.
- Что мне нужно сделать? Как я должен себя идентефицоровать то? – поисковик подошел к панели в поисках разъема для комлинка, но в этот момент он услышал, как дверь за его спиной распахнулась и кто-то вошел. Рефлексы были как всегда быстрее разума и нож оказался в руке так быстро, как только мог, разрезав импровизированные ножны, Ярый довернулся и его челюсть уже в который раз чуть не упала на пол.
- Т-ты?! – с трудом, но поисковик смог узнать этого чернокожего человека. Когда-то они с ним уже встречались и он его неслабо потрепал. Где-то на животе заныла давно зажившая рана от пущенной им пули.
- А ты черножопая обезьяна нихуево так помолодел! – Ярый слегка хлопнул священника по спине, а в следующую секунду тот отшатнулся с нечленораздельной бранью. Сам Ярый уже привык к тому, что змея на его руке кажется живой.
- Я тоже не понимаю, что тут происходит. Надо осмотреть этаж, сходи вон в ту комнату, авось надыбаешь чего, свою загорелую жопу прикрыть. – поисковик хохтнул и провернув нож в пальцах принялся привязывать его наместо, предварительно сняв одну из намоток с руки.
[dice=29040-1:20:0:Внимательность (14)]
[dice=30976-1:20:1:Обыск (16)]

+3

30

Ева.

Темнота скрыла всё видимое, обращаясь бесконечным тоннелем вперед. Она длилась так беспечно долго, и так протянуто, что могло показаться, словно наступила смерть. Что - то холодное закралось в самую глубину, словно её заставили проглотить кусочек льда, онемел живот, в особенности правая часть, и правая реберная дуга. Что - то было не так, но затем темнота сменилась белесыми вспышками, напоминавшими эффект, если очень долго смотреть на солнце, а после - закрыть эти самые глаза. Что - то замелькало, при чем эти мельчайшие вспышки усилились, усилились до такой степени, что этот черный тоннель обернулся белым, подобно гадкому пятну где - то вдали. И наконец - то она увидела что - то, что - то из прошлых элементов, картинки всплывали медленно, отчетливо, как на какой - то старой кинопленке. То что разворачивалось перед её лицом, было абсолютно странно, но оно имело место быть и вклинивалось в голову, как гвоздь, вбитый в стену.
Старый мужчина с усами и бородой стоял над телом какого - то иного человека, что был одет лишь в синтетическую белую утяжку на уровне паха, он прикасался к нему с долей интереса, можно даже сказать, с медицинским интересом. Это был очень крупный мужчина, вздутая от мышц грудь, валуны мышечной массы на руках, прорез верхнего пресса, что заметно возвышался над нижней частью живота, широкие ноги, с отчетливо выделенным квадрицепсом. Мужчина был гладковыбрит, а череп был полностью забрит, помимо среднего размера косы, которая росла копной волос прямиком из затылка и достигала середины спины. И самое удивительное, эти волосы были белыми.
Белохалатный дяденька аккуратно проверил платформу на которой лежал человек, готовый заехать на этом агрегате  в капсулу, что тут же наполниться. Последние стежки были сделаны, но моментально беловолосый раскрыл глаза, хватая научного работника за воротник. Широкоплечий мужик вскочил на ноги, и тут на его спине показалась своеобразная модификация. Ева поняла, что именно такая же система была вшита и в её тело. Это была своеобразная вытянутая трубка, начинавшаяся от копчика и заканчивающаяся прямиком на шее. При чем виднелось два отверстия, одно находилось прямиком у основания шеи, а второе - в районе синтетической утяжки.
Дальше, этот мужчина нанес молниеносный удар прямиком между глаз лабораторного ученого, от чего брызнула красная кровь, омывая его белый халат цветами мака. Тут же пронесся следующий удар, заряженный куда - то в челюсть, послышался звук, словно кто - то порвал даме жемчужную подвеску и камешки посыпались на пол, но на сей раз это были зубы. Титан схватил замызганного исследователя за края халата и тут же бухнул его на ту же платформу, которая несколько секунд назад принадлежала ему самому. - Не-е-е-ет! - Лишь вскричал старец, но здоровенный дядька уже ударил кулаком по единственной кнопке, и ремни облепили тело старца. Красный свет зажегся в помещении, по всему уровню поднялась тревога, и это было оповещено Фреей вслух. Мгновение спустя, старец оказался заперт в капсуле, которая начала заливаться розовой жидкостью. Неизвестный лишь чертыхнулся, за дверьми послышались шаги, - Блять! - Взревел он, пропадая из кадра.
Зрение вернулось так же неожиданно, как и пропало, но теперь в помещении была полная тишина. Свет всё так же протяжно горел, даруя хоть какое - то спокойствие. Всё было именно так, девушка сорвалась вместе с цистерной, которая улетела в двустворчатые двери с горящим красным индикатором. Она не разбилась, и дверь осталась цела, а в воздухе всё так же висело напряжение. Резкий приступ боли проколол женский бок, что же, её тело венчала уродливая рана, идущая прямиком от района подмышки до начала правой подвздошной кости. Рана была крайне глубока, кровь была вишневой, но сочилась настолько сильно, что это захватывало, перекрывая дыхание от страха, и от боли. Слезы навернулись на глаза...Плачевная ситуация.
Сквозь эту боль вещал старец :
- Ух, оба объект были обследованы, проведены экспертизы МРТ, КТ, взят биохимический анализ крови, проверены на все виды инфекции. Судя по показателям они в абсолютной норме, дозировка крио-капсулы у них абсолютно одинаковая, следовательно запущены они были с одного и того же корабля, но не ясно лишь только одно, кто эти люди? Как они оказались в столь отдаленном секторе? И не могли это быть тюремщики планеты земля, все три флота строго контролируют сектор планеты Земля, не позволяя зараженным эболитам даже и подумать о том, что бы взлететь! Так, проверю пульс...Кажется...Не-е-е-ет!- Тут раздается звук нескольких ударов, хрипы старика, звук падающих на пол зубов, и слово позади - Блять!
(4 хода до смерти, если не будет проведено медицинское вмешательство.)

Ярга и Маркус.

- Повторяю. Вы обязаны идентифицировать себя, как член экипажа, для этого требуется ваша индексионная, она же идентификационная, карточка, либо обратитесь к капитану, и пройдите перерегистрацию с его картой. - И система затухла, словно бы начиная свою новую обработку этой парочки, которая так грамотно гармонировала в цветовой гамме друг с другом. Собственно оставалось всего лишь два прохода на всём этом бесконечном мостике, обе двери были открыты. Один вход в кают-компанию, то есть отдыхающие помещения для офицерского состава, иначе спальные комнаты офицерского состава, каковым он был на этом корабле - неизвестно. И вторая дверь, это тех. отдел, то есть с этого места осуществлялось уже порядком большее. Там же и горел индикатор прошивки для датапада Ярги, именно в этом месте, там же и управлялось всё энергообеспечение щитов, управление отсеком, ПО, связь с глобальной сетью и многое другое, что помогало функционировать кораблю. Огромное кресло - явно капитанское место, где он функционирует одновременно со всеми панелями при желании. Кресло было бархатным, красным, и новизной не пахло, словно бы его украли из Букимгемского дворца.
Остальные места у главного смотрового окна - это место пилота, который напрямую управлял кораблем в случае нужны ручного управления, ещё одно место принадлежало оружейнику, он занимался наводкой и открытием огня, третье место принадлежало радисту, который запускал эхолокации, перенаправлял связь с другими кораблями, сортировал информацию из отсеков с капитаном. Четвертое кресло принадлежало старпому, иначе говоря второму человеку на корабле. Он замещал капитана в случае полного пиздеца, или если тот находится в болезни, или по иным причинам не дееспособности.

Запись с датапада Ярги : - Я наблюдаю эту бесконечную активности уже очень долго, странные электронные импульсы, которые пока что никак не влияют на нашу систему и в целом, совершенно безвредны. Я надеюсь, что не ошибаюсь и ни коем образом это не отразится на функционале всего корабля. Сегодня сидел в ночной смене, у нас есть последний этаж, там лаборатория. Меня пугают звуки оттуда, они настолько громкие, что я не могу уснуть, приходится губить себя спиртным, что бы найти выход из этой ситуации. На техно-пульте, есть камеры. Внизу, я слышал, просто огромные комплексы, строго охраняются, и туда никого не пускают кроме высшего состава. Эта камера -единственная на всём тамошнем этаже, наблюдаю целый день за доктором, который возится с двумя неизвестными из капсулами. Отмечаю, волновые электроимпульсные эффекты начались только с их прибытием на корабль...ИИ стабилен, ведет себя достойно. Обладает абсолютно всеми знаниями и тренингами, сегодня прошел курс повышения квалификации по техбортовым приборам. Кстати, надо поставить напоминалку, что надо звякнуть жене, узнать, как там мама и дети. - Всё это был сухой текст, либо аудиозапись, воспроизведенная тем же голос, что и говорила Фрея. Резко голос, или текст обрывается. - Эти пидорасы, что за хуйня? Где я? Чт...Что блять? Ебать меня в ухо, ебанные ССовцы, это они во всём виноваты...Блять, где та сука!? - Запись резко обрывается.

+3


Вы здесь » Ржавый Север » Истории и байки » [A] Добро пожаловать на борт.