ОРГАНИЗАЦИЯ

Объявления администрации — ◄●●●►
Вопросы и предложения — ◄●●●►
Оформление профиля — ◄●●●►
Поиск партнера по игре — ◄●●●►
Хронология эпизодов — ◄●●●►
Закрытие эпизодов — ◄●●●►
Отсутствие — ◄●●●►
Связь с администрацией — ◄●●●►

Новости форума

Наш ржавый дом вовсе не заброшен, как может показаться, и готов принять всех, кто заглянет на огонек.
p.s. экран прокручивается вправо :)

АДМИНИСТРАЦИЯ




Ржавый Север

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ржавый Север » I Дивный новый мир » Фантасмагория в глубинке


Фантасмагория в глубинке

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

● Название Фантасмагория в глубинке
● Место и время 20 июня 2078 года, где-то в глубинке бывшей Эстонии
● Описание текст
● Участники Виктор Харконнен, Ева

0

2

Это задание не понравилось Виктору с самого начала. Было у него чутье на подобные вещи. Но голод не тетка, а деньги требовались, причем неплохие, в том числе и на экипировку, потому что в последнее время пришлось поиздержаться, да опустошить пару мелких тайничков. Наемничество – не только прибыльный бизнес, но и весьма дорогое удовольствие, особенно если многое спускаешь на развлечение.
Сам Харконнен был бережлив и спускал немного. Но это все равно не помогало. А кроме как сражаться он ничего не умел. Корпеть над грядками было не его, равно как и не привлекали промыслы. Разве что взрывчатку делать на продажу. Тут, правда, помрешь со скуки, особенно когда тело все еще жаждет действий. Так что он решил оставить это на пенсию, до которой, правда, еще предстояло дожить.
- Ты точно знаешь, куда идешь?  - хмуро спросил Виктор.
Проводник то и дело останавливался, а с ним и с десяток здоровых мужиков вместе с молодой девахой. Некоторые пробовали подкатывать, но она не лыком шита оказалась, что,  впрочем, ожидаемо по ее боевому виду.
Сам же наемник никогда смешивал работу с развлечениями. Если ему перепадало от непродажных пассий, то было это только вне операций.
Тряхнув светлыми волосами, на которые попало несколько листочков, Виктор уже два часа жевал одну и ту же длинную травинку, но теперь она все-таки кончилась.
И если они не выйдут на дорогу к Таллину до того, как кончится травинка, он обещал себе, что кому-то не поздоровится.
- Да, знаю, отстаньте, - огрызнулся проводник, пробираясь сквозь кусты.
- Что б тебя змея в член укусила, сам отсасывать будешь, - пробурчал прикрывающий слева наемник, на что Виктор тихо усмехнулся.
Интересное было бы зрелище.
Но со змеей не вышло. Зато вышло с огромным оврагом, который не было видно с густой чащи, а его отвесный склон был таким неожиданным, что проводник взял и полетел вниз с громким воплем, хотя командир, идущий следом, честно пытался его поймать.
- Сусанин, сука, герой! – выругался один из наемников, когда посмотрел вниз.
Харконнен тоже утолил свое любопытство. С такой высоты проводник налетел на торчащий сучок грудью , тот вышел между ребер, и умер он мгновенно.
- Так… возьмем его барахло, разделим по честному, и двинем обратно. Возможно до темноты успеем добраться до  какого-нибудь патруля, а там до поселений недалеко…
Легко сказать, вернутся. Разумеется, каждый уважающий себя наемник оставлял в голове ориентиры на всякий случай, но дорога была настолько запутанной, что из этой глубинки хер выберешься.
- Надо было оставлять метки, как я предлагал, - заметил Виктор. – Уже на первом часу пути было ясно, что это чмо никуда нас не выведет…
Командир ничего не ответил. На правду не обижаются.

+1

3

Который час они плутали меж трёх сосен, наворачивая петли и круги по лесной глуши. Дорога на Таллин, как уверял их проводник через каждые десять минут, была близко. "Да вот, за тем взгорком!", то и дело бодро улыбался мужичок с узким, усталым лицом, а затем всё повторялось снова. За взгорком, за овражком, за той пушистой туей...
Нервничал матёрый дядька-командир, перегоняя из уголков губ соломинку, виду не подавал - негоже. Но каждый его взгляд, брошенный сквозь ветви деревьев на угасающее небо, перехватывался по цепочке соотрядными и, не найдя замыкающего, возвращался вновь к командиру, уже полный немого укора: "Долго ещё?"
Шагая параллельно центру отряда, но держась чуть в стороне, Ева то и дело ловила переглядывания мужчин между собой, ворчливый бубнёж замыкающего, хмыканье молодого стрелка и мрачную ухмылку высокого, остроносого и светловолосого наёмника.
Не к добру. Ой, не к добру.
Нестреляное и непуганое зверьё в окрестных лесах бесновалось люто. Присказки про огромных волков-людоедов, медведей-перевёртышей и упырей из в уст в уста травились у костров. Никто в здравом уме не рисковал идти в одиночку до Таллина, вот и Ева не рискнула.
Провожатый, однако, оказался то ли идиотом, то ли крысой, а может и тем и другим, но до города они так и не докумекали.
- Сусанин, сука, герой! - Сплюнув на землю соломинку, скривился командир, разглядывая вздрагивающее на суку тело, замотанное в тонкую поношенную одежду.
Ева тоже поглядела, почесала затылок, прикидывая, а спас бы дрыщавого мужичка бронежилет при падении с такой высоты или сук бы, так или иначе, сделал своё дело?
Сумерки подкрадывались к синему небу, запуская в него свои обесцвеченные коготки. Уж скоро стемнеет так, что пальцев своих не увидишь.
То тут, то там ребята роптали и чертыхались, однако духом не падали - всё же ночёвка им предстояла что так, что эдак.
- …Возможно до темноты успеем добраться до какого-нибудь патруля, а там до поселений недалеко…
- Надо было оставлять метки, как я предлагал. Уже на первом часу пути было ясно, что это чмо никуда нас не выведет…

Евка скакала взглядом между говорящими, переминая в пальцах сорванные листочки дикого куста сирени и слушая, до чёрта спокойная для столь неприятной ситуации.
- Ребят, - тихо, по старой привычке заговорила девчонка, отряхивая руки от изорванной зелени и повышая простуженный голос по мере привлечения внимания, - До главной дороги вряд ли до сумерек доберёмся, о безопасных стоянках в глуши знают только поисковики...
- Да без тебя знаем, - проворчал мужичок слева от неё, отмахиваясь, словно от назойливой мухи.
- Медведям-жополизам так огрызайся, когда твои кишки на ёлку намотают, - резко отчеканила Ева, недовольная тем, что её перебили, - Я крышу предлагаю. Мне в этих краях довелось побывать год назад с поисковой ганзой, только шли от Таллина до Хаапсалу, но я помню путь до деревни, в которой на ночь оставались. У оврага к ней путь и шёл. Мы ручей проходили, было такое?
- Если хочешь закончить как тот говнюк - есть путь проще, - подал голос парень одного с ней возраста, - Сама убиться хочешь, так хоть нас не тяни. Сейчас выйдем...
- Да тих ты! - подал голос командир, оглаживая ус, - Ну, дважды мы его проходили, и что с того?
- Если против солнца по нему идти - выйдем на Хагере к ночи. Это деревня местных охотников, что выделанные шкуры на продажу в Таллин возят. Не по пути, знаю, - кто-то звучно захлопнул варежку с протестами, - Но у них можно переночевать, а на утро спросить дорогу, может провожатого выделят толкового... Или же делайте, как знаете! Без поисковой карты, без проводника и знающего обжитые поляны. Вот и проверим, херня ли постоянно пропадающие отряды на дороге, да?

+1

4

Виктор уже собирался бросить этот чертов отряд бесполезных людей. Рискованно добираться одному назад, но он хотя бы запоминал дорогу. Но потом одна из девушек все же предложила выход...
Не лучший, но хоть что-то. Пожалуй, этот вариант устроил всех. Ей тоже не слишком хотелось туда идти, значит, все-таки не должна врать, что деревня там все-таки есть.
- В деревне всяко лучше, зверье старается обходить поселения людей. Только и правда нужно до темноты успеть добраться, иначе все ночные хищники проснутся, и нами полакомятся...
Девушка, имя которой  Харконнен так и не запомнил, оказалась непростой, и точно себя в обиду не даст. Впрочем, только такие и путешествовали, пусть и в компании мужчин...
После небольшого шмона горе-проводника, отряд двинулся в путь. Идти было непросто, чертовы заросли постоянно мешали. 
- Ты ведь знаешь, что каждый из них будет готов тебя изнасиловать, если окажется, что деревни к ночи не будет? - поравнявшись с девушкой, просто так заметил Виктор.
Он не имел ввиду ничего конкретного, просто вполне себе обоснованное предупреждение. Некоторые из отряда и правда были убийцами, может, не слишком толковыми. Но вот просто так снести, что их водят за нос... это не каждый выдержит.
Сам Харконнен был в этом не заинтересован. Но и защищать девушку от чужих поползновений он не собирался. Тут уж она сама отвечает за поступки и их последствия.
Однако вскоре появились вполне человеческие тропинки, и люди приободрились. Понадобился еще час, чтобы дойти до деревни. На улице уже начало темнеть.
Деревня же выглядело мрачно. И вообще заброшенной...
- Что-то непохоже на обиталище охотников... - Виктор снял винтовку с плеча, ему все это не нравилось.

+1

5

- Ты ведь знаешь, что каждый из них будет готов тебя изнасиловать, если окажется, что деревни к ночи не будет?
Из раздумий о вечном вырвал низкий голос одного из наёмников. Не поднимая головы к собеседнику, даже не оборачиваясь, Ева неопределённо пожала плечами.
- Если деревни к ночи не будет, я сама себя изнасилую. Ночевать без крова не хочу - места здесь гиблые.
Пожалуй, опасность заключалась не столько в зверье, сколько в бушующих на дороге культистах. Когда Ева оказалась в этом районе и настроила связь, инквизиторская волна зашкаливала предупреждениями. Чёрт дёрнул взяться за дело... Девушка потёрла шею, прекрасно помня зубы болотной демоницы. Наверное поэтому выбор пал на вооружённых до зубов наёмников в качестве эскорта и, возможно, приманки.
Так и не оглянулась девчонка на заговорившего с ней, вся в своих мыслях. Только позже, уже на подходе к деревне обратила на него внимание, узнав в высоком светловолосом мужчине того самого, что предлагал поставить метки на деревьях.
Рассудительный.
Добрались они впритык к темноте. Серый туман опустился на лес, искажая деревья и силуэты. Когда же из дымки выплыли очертания домишек, Ева облегчённо выдохнула. Долго они шли и, честно говоря, поисковичка занервничала: а вдруг и в самом деле ошиблась, а уж косые взгляды командира отряда не предвещали ей сладкой жизни. Хватило ребятам и одного "горе-проводника".
- Что-то не похоже на обиталище охотников...
Девушка поравнялась рядом с блондином, косясь на его оружие.
- Думаешь, если так привечать местных жителей, они будут рады? - попыталась снять напряжение шуткой. Однако, краем глаза заметила, что кто-то за нож прихватился, кто-то побогаче за пистолет или самострел.
И правда, хреново выглядела деревенька на самом деле. Ни света в окошках, ни лая собак или шумной возни домашней скотины. По идее, всё должно было быть совсем не так, если не врали её коллеги по цеху... Неужто, кто-то зачистил притон еретиков до неё?
- Девочка, ты куда нас завела вообще? - Резонно вопросил командир.
- Не знаю, - честно выпалила Ева, растерянно оглядывая прохудившиеся домишки, - Когда были тут раньше, то жизнь кипела своим чередом... Как и везде.
Говорить про то, что: "Лучше что-то, чем ничего" не стала. Не к месту уж совсем. И так выбора не было - беззвёздная ночь лизала пятки. Как бы эта идея не вгоняла в холод, а лагерь придётся разбить на руинах чьего-то обиталища.
К деревеньке подбирались в молчании. Ни души, ни писка.

Отредактировано Ева (2016-08-22 19:48:47)

+1

6

Ответ Виктора развеселил.
- Я бы хотел на это посмотреть… жаль, что тебе не дадут показать это во всей красе.
Потому что никто ждать не будет. Это меньшее, что с девушкой сделают в отряде за не оправдавшую себя уверенность.
- Неужели? Что здесь по-твоему гиблого? Звери боятся огня, на крайний случай деревья пригодны, чтобы на них залезть…
Впрочем, от огромного медведя их не спасет. Но такой и не подберется к ним незамеченным…
Или она что-то знает об этих местах, но не спешит делиться? Может быть и такое. Неприятный будет расклад в таком случае…
Девушка была ничего, а в девушек Харконнен стрелять не любил. Прежде, чем это сделать, он всегда спросит – за сколько?
Виктор посмотрел на девушку. Откуда она вообще вылезла? В этом мире убьешь или будешь убитым. Тех, кто сначала показывает дружелюбие, убивают первыми. Их все равно заставят остановиться, осмотрят, даже обыщут, его винтовка наголо ничего не изменит. В этом мире никто не ходит без пушки, кроме законченных идиотов.
- Они сами нас встретят также…
Или не встретят. Место выглядело совсем уж заброшенным и неприятным. Таких мест Виктор обычно избегал. Мало ли кто или что тут водилось…
- И когда это было? Скажи, что хотя бы год назад… - не остался в стороне наемник.
А после приостановился.
- Думаю, не стоит нам туда заходить. Разведем костер на окраине, приметим дом, куда можно в случае чего сбежать. Дежурить будем по двое. Так и переждем...
Но тут впереди послышалось какое-то шевеление. Кто-то странно гоготнул и исчез в сумерках.
- Твою мать… - держа пистолет под рукой, Виктор взял наизготовку винтовку.

+1

7

- Что здесь по-твоему гиблого? Звери боятся огня, на крайний случай деревья пригодны, чтобы на них залезть…
- Слухи, - несколько удивлённо ответила девушка на скептицизм наёмника, - Можешь считать меня суеверной, но дорога на Таллин словно живая. То без опаски по ней одинокий, неопытный торговец пройдёт... А в другой раз целый отряд матёрых поисковиков сгинет, да так, что даже следов последней стоянки не останется! На суку от лиха не спрячешься.
Разговор угас окончательно, подобный тлеющему фитильку на сквозняке. Запалили его не скоро.
Пройдя полусгнивший деревянный забор, отряд так и не зашёл на главную дорожку, змейкой овивающую домики. Видно было, что постой заброшен и люди отсюда ушли давно, но неясно было - сами или что-то их прогнало?
До самых потрескавшихся стеклянных плашек окон взвивалась сорная трава, густая и ароматная. На одичавших яблонях и грушах зеленели августовские плоды, а вот черешня, исклёванная птицами, едва удерживала налитые ветки на весу, предлагая путникам полакомиться ягодами. Сумеречный туман вился у порога, но вблизи очертания домов не казались страшными, скорее унылыми, скучными, брошенными.
И, как правильно заметил тот самый наёмник: не меньше года назад.
- Думаю, не стоит нам туда заходить, - отчего-то затрусил блондин, многие его поддержали. Еве же деревня виделась нетронутым кладезем полезностей, особенно, если жители покидали её в спешке. Зайти в неё следовало хотя бы для собственного душевного спокойствия. Но семеро одного не ждут.
В подлеске зашуршало, метнулось, хихикнуло - восемь мужчин и одна девушка, каждый хватаясь за свой талисман или оружие вперились в туман. Тишина была им ответом.
- Показалось? - переглянулись между собой все вместе, когда молчание затянулось. Похоже, что да.
Боевой настрой команды немного упал, но выбора уже не было.
Для стоянки, как и планировали, застолбили постройку на отшибе, подобную конюшне - не мудрено. От дождя и ветра защитит, но в то же время и по странной деревне никто не разбредётся. Дом, в который планировалось забаррикадироваться в случае чего, тоже приметили. В общем и целом, к ночи был разбит добротный лагерь, потрескивал костёр, кипела вода в закопченном котелке для разных нужд, шли неторопливые беседы. Дозорных установили по двое, Еве поставили давешнего знакомца, остроносого и излишне мнительного, как по ней.
К Еве вопросы иссякли сами собой, ведь вроде как не набрехала девка и к стоянке вывела, а с другой стороны, ожидания о тёплой натопленной хате и нормальном ужине не оправдались, а суеверные ещё и гадали, куда же подевались эстонские "охотники".
Хотелось бы и самой Еве знать, какого хрена вместо культистов в Хагере только кузнечики, трава, да гнилые доски...
- Блондинчик, - заприметив знакомую макушку, с которой придётся коротать треть ночи, позвала наёмника девушка, - Как зовут тебя?
Раз уж еретиками в этом районе не пахло, можно было и отдохнуть от сует, потрещать ни о чём, да обо всём.

+1

8

Виктор в суеверия не верил, он верил в статистику, пусть и не знал точного определения этой вещи. Лучше пропавших никто не скажет, где можно ходить, а где нельзя. Разумеется, раз на раз не приходится, ибо опасностям свойственно перемещаться.
Однако эта дорога на Таллин была далеко не самой худшей, с чем приходилось сталкиваться.
- Так везде, во всех лесах. Но раз говоришь, что эта дорога особенная, то что ж другую не выбрала? Они ведь есть. Или не пошла с группой побольше, да с опытным проводником. Мне-то есть куда торопиться, у меня контракты перехватывают то тут, то там. А тебе-то куда спешить? На наемницу ты не похожа, скорее на искателя. А у вас у всех все время мира есть. Если уж кто-то что до вас взял, тут уж судьба-злодейка, а не как не ваша вина.
Ведь откуда кому знать, что какая-то ценная вещь не только еще лежит, но и что она вообще там, где было сказано.
От вида деревни Виктор вовсе не затрусил, скорее играли роль обоснованные опасения. Так просто в их время никто не бросает насиженные места. Ведь кто знает, где тебе удастся разместиться в следующий раз, и удастся ли вообще.
Это значит, что охотников из деревни выбили. Харконнен делал ставку на диких собак, которые часто выпроваживали людей. С топорами со стаей не справишься, лук и стрелы надо уметь делать, а патроны и оружие есть далеко не у всех.
Впрочем, следов собак или крови видно не было, хотя поздним вечером что-то разглядеть крайне сложно.
Особенно стало не по себе, когда что-то зашуршало, и Виктор мог поклясться, что слышал хихиканье.
- Похоже, мы тут не одни.
Но если бы хотели напасть, уже напали. Значит, отряд для дикарей или еще кого достаточно большой, чтобы нападать на него в открытую. Да и вообще нападать нецелесообразно, тем более, что они вооружены.
А если вот пойти дальше в темноте, то тут и по одиночке могут переловить.
Постепенно удалось поставить лагерь, и можно было дать ногам отдых. Но  Виктор чувствовал, что поспать сегодня точно не сможет, слишком сильна паранойя. Он не доверял никому из отряда. Не потому что те могли предать, а потому что могли заснуть во время бдения на посту. И тогда им всем конец, глаза они больше не откроют.
Повернувшись чуть к девушке, наемник представился.
- Виктор. Так как все-таки тебя занесло сюда? – спросил он, раз уж начался разговор.

+1

9

- Виктор, - чуть обернувшись к ней, представился мужчина, сходу выстреливая в неё ответным вопросом, - Так как все-таки тебя занесло сюда?
- Ева, - Подсказала обращение к себе, на будущее.
Видимо, сам факт того, что поисковичка без отряда ошивается среди вороха наёмников, казался странным. Безусловно, это подозрение было заслуженным, взять хотя бы припрятанный в кустах, в виде Хагере, рояль.
- В Таллин нужно, как и вам, - попыталась съехать с темы девчонка, присаживаясь напротив наёмника, - Я почти от Риги пешком иду до цивилизации. А там, в порту, собираюсь найти корабль до Стокгольма. Можно сказать, что отбилась я от своего отряда. В одиночку из наших мало кто промышляет, а эти земли мне хоть и знакомы, но... Будь ты отчаянным рейдером, завидя девку посреди дороги, дал бы ей пройти подобру-поздорову?
Потрескивал костерок, играли на лицах ржавые тени. Несмотря на июнь месяц, девушка поёжилась, ощущая спиной паскудный взгляд. Будто из ближайших кустов, а может из окон хаток деревни, глядели на неё жители-культисты. Но обернувшись, она видела только черноту - глаза не успевали привыкнуть к перепаду света.
Увы, инквизиторские способности не позволяли Еве почувствовать присутствие демонопоклонников, даже если они тут были. А вот они могли ощущать угрозу от лагеря наёмников...
- Наверное, воображение разыгралось, - на лбу выступила испарина, а по хребту скользнула ледяная капля, - Нет тут никого, мы же сами видели. Да и по окрестностям прошлись, пока хворост собирали - глушь, девственный лес и полное отсутствие людей.
Убеждая саму себя, проговорила рыжая. Вытерла рукавом клетчатой фланелевой рубахи лицо, вновь глядя на наёмника.
- А ты с ними работаешь всё время или тоже прибился к эскорту до города? - Кивнула в сторону кемарящих в спальниках мужчин.
Хруст. Где-то заухал филин. Шорох, тонущий в стрёкоте кузнечиков, в треске костерка, в храпе кого-то из наёмников.
- Я вот думала в саму деревню зайти, пока в карауле стоять будем, - Ева запустила пальцы в волосы, что не видели чистой водицы пару деньков, - Вроде дома не разграблены, а сам знаешь, я этим только и живу. В карманах у меня уже мыши дыру проели, - Улыбнулась она, демонстративно хлопая себя по залатанным выцветшим джинсам.
Острый и цепкий взгляд был у этого мужчины, что-то думал он себе на уме, а что - одному Богу ведомо. Ева подтянула к себе колчан, нарочито безмятежно проверяя оперение. Не поднимая глаз, спустя какое-то время поинтересовалась:
- Как думаешь, Виктор, это совсем паршивая идейка? Отпустишь меня погулять одну по округе?

+1

10

- Я говорил не об этом. Почему наш маленький отряд? Почему не караван? Они здесь ходят, и достаточно часто, Таллин беднеть не собирается. И платы она не требуют, а если требуют, то небольшую. Им каждый вооруженный человек в тему. Или для тебя это было настолько медленно, что лучше было рискнуть сгинуть в чертовых лесах? Даже для поисковиков это совершенно неоправданный риск. Здесь ты можешь не погибнуть не за богатую добычу, а просто так, потому что шла из одного города в другой. И как вышло, что у тебя даже нет никаких связей, раз уж ты путешествуешь по всему побережью Балтики?
Виктор и не думал наседать, он просто интересовался. Да, ему было интересно, как выкрутится Ева. Но если она ему не ответить, пытать он не собирался. У каждого были свои причины. Даже самые глупые, но причины всегда имелись.
Харконнен, поигрывая пистолетом в руке, обернулся туда, куда смотрела девушка. И его наметанный взгляд ничего не заметил. Слишком уж темно.
- Да, но подвалы домов-то мы не смотрели… а наш отряд не заметить сложно, - мрачно заметил наемник.
Это не объясняет отсутствие следов человеческой деятельности. А какие следы они ожидали увидеть? Если здесь обосновались какие-нибудь дикари, которые живут охотой, то это не значит, что их следы так уж легко заметить, особенно ближе к ночи.
- Я работаю в команде, но постоянно редко к кому прибиваюсь. Слишком много проблем порой, да и у меня достаточно узкая специализация, которую далеко не каждый из командиров наемников может оценить по достоинству.
Разумеется, кто будет ждать, пока он расставит ловушки или займет хорошую позицию, если она вообще будет? Да и многие наемники не доверяют, когда Виктор пропадает с глаз. Думают, что свалил…
Сначала Харконенну показалось, что она шутит. Но серьезность намерений показала, что нет.
- Ты совсем поехала? Мало того, что решила бродить в темноте в домах, где можно провалиться или на тебя крыша рухнет в любой момент. Так еще и решила самовольно оставить пост. Если кто-то из них проснется, а нас нет… черт, даже если тебя одной нет, с тебя шкуру спустят. Похоже, ты слишком много путешествовала одна, чтобы не понимать таких вещей. Поэтому сядь и сиди, пока твоя смена не придет. Потом уже можешь либо спать, либо идти искать приключений на свои точеные ягодицы…
Виктор смотрел и говорил без гнева и ярости, но холодно.

+1

11

Он был настойчив и, отнюдь, неглуп. Увидел в её словах лукавство или же прочитал по жестам, глазам, что говорит она полуправду. А ещё он был любопытен и новые вопросы не заставили себя долго ждать. Говорить ли про Аврору? Ева колебалась. Она его совсем не знала, мало ли кем на самом деле являлся этот Виктор: может шпион, а может хороший человек.
Доверять людям и беззаботно рассказывать о себе, было сложно. Особенно в свете сложившейся жизни.
- Ха! Какие там связи, о чём ты. Я не Сольвейг, чтобы знать каждую собаку с наводкой на лучшие пути. К тому же, повторюсь, обыкновенно я не путешествую по всему побережью Балтики, а если и случается плыть сюда, то только с отрядом из Стокгольма. По правде говоря, это было всего два раза. А леса эти мне знакомы ещё потому, что росла в Таллине. - Девушка смерила наёмника заинтересованным взглядом, - Ты сам-то откуда будешь? Петербуржец? Знавала одного. Можно считать, по его прихоти пешкарусом от Риги иду. Очень... Дружелюбный молодой человек. И да, отвечая на твой предыдущий вопрос: идти с караваном медленней, но ты сам это понимаешь. А я хочу скорей в Швецию, домой. К тому же, вы опытные бойцы и заплатить вам, по-своему, безопаснее, чем идти скопом безоружных из Торговой Ганзы. Хотя, после этой непредвиденной ночёвки, я пересмотрю свои взгляды на скорость движения малых отрядов. Где вы вообще этого говняного проводника откопали? - Девушка со смешком поворошила угли, - Я не сильно беспокоюсь по поводу своей безопасности, всё же оружие с собой не для красоты таскаю. Поэтому и выбрала ваш отряд - быстро, в меру безопасно и компания не самая паршивая.
Мужчина, отметив её нервозность, подлил масла в огонь подозрительности.
- Подвалы, - задумчиво протянула поисковичка, - Точно, не смотрели.
А ведь и правда. Может там остались следы культа? Ей и правда нужно было всё проверить, не только ради наживы, но и ради собственного спокойствия. Особенно, когда каждый шорох в кустах отчего-то отдавал мистикой.
- Снайпер? - указала подбородком на винтовку, - Острый глаз. Да вроде не очень редкая специализация... С тобой удобно устраивать засады. А как ты справляешься на близких дистанциях, если нет возможности отбежать на выгодную позицию?
Виктор высказался категорически против её самовольства, и он был кругом прав. Девушка задорно улыбнулась под конец потока слов, вычленив из аргументированной тирады только окончание.
- Какие-какие ягодицы? Точеные? Это как вообще? - Таких комплиментов ей ещё не делали, да и в целом, про внешность свою она нечасто слышала комментарии, - Ты явно оговорился со словом тощие, Блондинчик.
Она откровенно посмеивалась, потягиваясь всем телом и разминая затёкшую шею. Колчан и лук были отложены, словно не она деловито проверяла готовность своего оружия, готовая сорваться в ночь, в Хагере.
- Ох, я хотела показаться хоть немного воспитанной, знаешь. Не пойду я в деревню, не парься. Но мне нужно в кусты. В туалет. Поссать. Очень нужно.
Улыбки на лице больше не было, только страдание несчастной девахи, которой до жути приспичило.
- Никуда я не пойду, обещаю, - И тут же нахмурилась, предупреждая дальнейшую реплику, - Даже не думай, при тебе я это делать тоже не буду!

+1

12

В другой бы момент Виктор удовлетворился этими объяснениями, но что-то здесь не сходилось. При всей своей гладкости для такой молодой девушки такая шумная и многогранная биография…  нет, жизнь и не так заставит вертеться, но все же..
- Мое прошлое не имеет никакого отношения, можешь считать, что у меня его нет, я не принадлежу ни к одному из существующих лагерей, - коротко отрезал Харконенн.
И в этом были свои плюсы. Но и минусы тоже.
- Рига, Таллин, Стокгольм… странно, что тебе не сидится на месте. Поисковики  так бегают только если вскрылась какая интересная нычка, и весть об этом разошлась по сарафанному радио… в остальном промысел удобнее держать ближе  к одному месту, потому что барыга барыге рознь. Сомневаюсь, что ты носишь весь своей скарб к одному из них в каком-то городе. Равно как и знаешь каждого, кто заплатит лучшую цену. Многие из них недоверчивы, и не любят перебежчиков.
Ведь сегодня ты продашь товар ему, а завтра конкуренту. Обидно, стоит признать, многие из них предпочитают долговременные отношения, словно подписываешь негласный контракт. Просто меры предосторожности. А такие прыгуны… если только не притаскивают что-то и правда ценное, обычно раздражают.
- Караваны не ходят безоружными, только идиоты так ходят. А нас ты не знаешь, мы можем оказаться кем угодно. Никто тебя не хватится, а если и хватится, мы могли сказать, что ты упала с обрыва вместе с нашим проводником. У тебя есть кто-то, кто пойдет в лес проверять нашу версию, а потом искать нас, чтобы отомстить за ложь и твою смерть? Такие, как ты, легкая добыча для таких, как мы. Неужели риск и правда стоил того? Видимо, стоил, потому что на безрассудные ты не тянешь… скорее, на ту, у которой если есть не план, то интересная мысль.
А такие опаснее всего, от них можно ожидать чего угодно, да еще не будет возможности нормально защититься.
- Твое оружие убило бы одного, ну двух. А жизнь у тебя одна. Не полагайся слишком сильно на оружие, это много для кого плохо кончилось. Возможность кого-то убить еще не делает тебя неуязвимой.
Вряд ли, конечно, прислушается, такие всегда себе на уме, и всегда знают сами, как лучше. На таких можно смотреть только с безразличием, пока они идут к своей гибели.
- Мало кто хочет, не говоря о том, что умеет их устраивать. Многие предпочитают идти напролом. К тому же, не всегда есть время и возможность эту засаду устроить.
Вместо ответа на вопрос про ближний бой, он лишь постучал по рукояти ржавой сабли на поясе. Нож слишком короток для него, не всегда удастся достать противника. А вид меча многих пугает, еще бы заточить получше, и можно хоть придурков в брониках рубить.
На ее вопрос о ягодицах Виктор откинулся назад и поднял бровь.
- Позволь мужчинам судить о красоте, остальное неважно.
На ее следующие слова он махнул.
- Избавь меня от подробностей. Пять минут тебе хватит? Не подумай, что мне без тебя одиноко, но если тебя что-то схватит, мы можем и до утра тебя не искать, если тебя это устраивает. А так у меня хоть будет точка отсчета.

+1

13

Сам-то её расспрашивает, ужом вьётся, а как она вопрос задала про то, откуда родом, так сразу концы всей беседе рубит. Девушка только хмыкнула, но на ус намотала такое отношение.
- Рига, Таллин, Стокгольм… странно, что тебе не сидится на месте, - продолжил искать подоплёку в её словах наёмник. Ева раздражённо фыркнула, - Я из Стокгольма, говорю же. И бегаем мы там, где заблагорассудится, уж не обессудь. Чаще, ты прав, по своим землям и к своим людям, но из всякого правила есть исключения. Однако, я не на охоте за сокровищами сейчас, а возвращаюсь домой из вынужденного плавания, которое к моей работе не имеет никакого отношения. Рюкзак у меня пустой, сбывать мне нечего, ты сам видел.
Она махнула рукой, показывая, что тему можно считать закрытой. Каждый остался при своём мнении. Виктор в чём-то заподозрил её (пусть и не напрасно) но его нравоучения о том, каким поисковиком ей лучше было бы быть, он мог оставить при себе. Советовать ему, как лучше выполнять свою работу, она не могла и не желала. Зачем лезть туда, в чём ни чёрта лысого не смыслишь?
Нахмурилась, поджала губы, но смолчала. Он в своём праве говорить то, что вздумается, пусть с его словами она была не согласна.
- Откуда эта подозрительность, а, Блонди? - Ева изучала наёмника долгим взглядом, - Командиру вашему я заплатила за то, чтобы с вами прогуляться. Мужик он честный. Если только кто-то больно смелый, как ты, не решит, что девка с вами для утех и радостей идёт, то проблем и не будет. Уж прости, но причин скидывать меня с обрыва я не вижу абсолютно, чай не на корабле, где женщины, как известно, к беде.
Да, о чём только не потрепешься со скуки, каких только безумных планов не выдумаешь, просиживая штаны в ночном дозоре. Вот и Виктор гадал, тыкая пальцем в небо, раз на раз попадая в звёзды. На лице девушки неизменно блуждала ухмылка, не давая ему и шанса понять, куда стоит увести разговор, для разгадки её будущих действий.
- ...Скорее, на ту, у которой если есть не план, то интересная мысль.
- О, правда? - Рыжая подалась корпусом вперёд, упирая ладони в колени, - Расскажи мне по подробнее об этом, знаток душ человеческих. Я и семь наёмников! И какие такие интересные мысли могли меня посетить? Вольная интерпретация сказки о Белоснежке в глухом лесу? - На секунду могло показаться, что именно за сим Ева и подалась, но морщинки возле смеющихся глаз и широкая улыбка рассеивали все глупые догадки, - Похоже, будь я парнем-поисковиком вопросов о том, зачем я решила следовать не с караваном, а с наёмниками, было бы меньше. Или я не права?
Замечание про оружие и свою смертность было встречено задумчивым кивком. Это ей было и так известно, наверняка они могли друг другу рассказать немало историй, когда припекало так сильно, что всё держалось на тонкой нитке Госпожи Прядильщицы, но волей случая или же собственными силами, конца истории жизни так и не произошло.
Ева и вправду сильно полагалась на своё оружие. На нож и лук, просто потому, что голыми руками разорвать пасть тигру была не в состоянии. Мало кто смог бы.
А женские чары при борьбе с культистами, как доходчиво разъяснил ей Рихард, помогут разве что принестись в жертву чуть красочней, чем обыкновенно.
Когда же Виктор откинулся назад, приподнимая бровь и заявляя, что дескать о красоте судить может исключительно род мужской, Ева учтиво покивала, принимая комплимент, но мнение своё не высказала. О внешности спорить дело гиблое, вкусы у всех разные.
- Думаешь, перепадёт что-то? - С наскока поинтересовалась поисковичка, поднимаясь с земельки и равняясь с наёмником. Скользнула по его плечу ладошкой и, обойдя его, направилась непосредственно туда, куда и собиралась. В кусты.
Если в ту секунду Виктор не смотрел ей в след, чтобы узнать, куда же именно направилась подозрительная девчонка, то мог приметить, что возле поцарапанного спортивного лука и выструганных стрел, лежал и нож. Да только теперь его уже там не было. И зачем он ей, интересно?

Пять минут, отведённых Виктором для Евы, лениво тикали, секундной стрелкой механических часов отсчитывая время. Уютно стрекотали кузнечики, поскрипывали ветки разросшихся деревьев; где-то вдали ухала совушка, замолкая только для того, чтобы перевести дух и продолжить свой монолог сызнова.
В густых кустах шиповника, среди высокой травы послышался треск веток, едва слышная возня и вновь всё замолкло. Ни шагов, ни голосов, тишь да благодать. Умелый следопыт насторожился бы, ведь шелест и хруст такого рода создавать могло только самое опасное животное этого мира - человек.
Ева задерживалась, но повода для беспокойства, казалось, и не было. Вокруг всё было чисто, и никто не собирался нападать на вооружённый до зубов лагерь. Только чёртова девка, похоже, набрехала Виктору с три короба и улизнула в деревеньку.
Оставить её там? Разбудить командира, растормошить отряд? Пойти и поглядеть, в кустах ли своевольная поисковичка? Или что-то другое предпринять?

+1

14

Виктор не устраивал допросы, да и не умел их проводить. Равно как и вести тонкую психологическую игру. Людей он знал, знал как манипулировать слабыми или упертыми. Но вот более тонких вещей он не знал и постигать не собирался. Да и не нужно было это в его работе. Обычно люди заканчивали свою жизнь, оказавшись в прицеле его винтовки, тут не до разговоров.
Да и обычно он редко с кем сходился. Чаще все разговоры заканчивались быстро, военными байками Харконнен делился неохотно. Поэтому за все годы это был один из немногих длинных разговоров.
- Обычно так налегке, по личным обстоятельствам, бегут не от хорошей жизни, - заметил наемник, заканчивая с этой темой.
По всем законам их казнить не могли, если за ее голову объявлена награда. А сам Виктор редко подрабатывал охотником за головами. Порой это приходилось пилить в другой полис, потому что преступник разыскивался именно там. Ни одна отрубленная голова не дотянет в таком путешествии, чтобы ее можно было опознать.
- Я еще ничего не решил, - коротко ответил Харконнен.
Весь разговор начал сводиться к тому, что Ева едва не обиделась за нападки на ее женскую суть. Но чего она хотела здесь?
- Да, вопросов было бы меньше. Я просто знавал ублюдков, которые бы не побрезговали, вот и все. Всегда, когда в отряде есть женщина, есть вопросы, зачем она там. Потому что, как ни крути, ваша смертность в боях на передовой гораздо выше, особенно, если дело доходит до ближнего боя. А так как у нас патронов кот наплакал, до ближнего боя доходит часто.
Дальше может думать, что хочет. Он свое мнение высказал. Ничего против женщин он не имел, особенно если те воевали хорошо. Но такое было не слишком часто.
- С тобой-то? – Виктор не растерялся и ответил сразу. – Я предпочитаю шлюх, они потом не жалуются.
Дальше время шло медленно. Но истекли пять минут быстро.
Но Виктор не собирался пока никого будить. Мало ли какие обстоятельства были, порой место можно было искать, особенно в темноте, долго и упорно.
Поэтому подождать Харконнен решил полчаса-час, все-таки девушка не была ценной боевой единицей каравана, а уж от деревеньки они до Таллина точно доберутся, не заблудятся.
В любом случае он спокойно ждал чужого крика, если тот будет. Если нет, то по истечении положенного времени разбудит командира, а после они решат, надо ли шариться вокруг в темноте или нет.
Приученный к подобным вещам, Виктор не боялся, что уснет. Лишь выставил перед собой винтовку, целясь из нее одной рукой, находясь в тени от огня, чтобы его нельзя было подстрелить легко издалека, просматривая все выходы из их расположения.

+1

15

Ева вынырнула из-за кустов ежевики запыхавшаяся, взволнованная и весьма потрёпанная. На предплечье красовался свежий порез, а лезвие ножа было окрашено кармином, будто давеча она окунула его в банку с краской. Только краски в глухолесье не сыскать.
Кап-кап-кап. Едва слышно ронялись красные слёзы с дамасской стали на изумрудную летнюю листву.
- Витя, - шёпотом позвала девушка, - Иди сюда. Давай, - она покосилась на свой нож, а затем сторону мирно спящих членов отряда.
- Не нужно, не буди! Он был один. Я хочу подтащить его к костру, но не могу. Рассмотреть.
Девушка уже протирала лезвие видавшей лучшие времена клетчатой рубашкой, стирая из памяти красное на красном и предсмертное бульканье худощавого мужчины, что пытался жить ещё секунды с распоротым горлом.

Он лежал в кустах, за хлевом, за двадцать шагов от того места, где они расположились на ночлег. В полутьме было видно лишь изогнутые в причудливых формах кисти рук, что цеплялись за шею в немом крике. Ноги и нижняя часть туловища прятались в высоком бурьяне. Тёмные курчавые волосы влажными сосульками облепили его скуластое лицо. Полураскрытый рот, желтоватые зубы.
Последнее Ева отметила уже тогда, когда наклонилась над ним. Руки шарили по телу мужчины, беспристрастно, словно обыскивали на предмет вооружения. Но девушка искала кое-то совсем другое - метки. Нужно было успеть до того, как Виктор уловит её движения, её странный интерес, не только связанный с желанием поживиться патронами или чем-то иным.
- Не нашёл у него ничего? - Машинально спросила девушка, в очередной раз изучая сгибы локтя мужичонки. Отбросила руку мертвеца, перепачканную в крови. Кроме мясницкого ножа и странной ночной рубахи у ночного гостя ничего не было. Шарить при Викторе между ног у темноволосого Ева постеснялась. И тут же пожурила себя, что перетрусила и мигом побежала к наёмнику у костра, инстинктивно ища защиты. А ведь могла бы сначала изучить нападавшего!
- Вот паскуда! Следил за нашим лагерем. Только жопу опустила, тут же услышала, как шебуршался где-то позади. А когда штаны натянула, то хотел схватить меня. Повезло, что в тот момент я наклонилась вниз, думала разглядеть его же из-под этих же кустов. Зараза, царапнул меня...
Девчонка зашипела, сжимая кожу вокруг пореза и глядя, как на поверхности проступает красная полоска.
- Есть чем перемотать?
Руки больше не дрожали от нервов. Хотелось покурить. Честно говоря, то, как она среагировала, до сих пор еле укладывалось в её голове. Вот руки темноволосого хмыря тянулись к ней, а на кривозубой ухмылке играла торжествующая улыбка... А вот её правая рука, словно чужая, чертит в лунном свете полукруг и касается его горла так нежно и легко, словно крылом бабочки. И тут же незнакомец падает к её ногам, хрипя в предсмертной агонии. Наверняка все кусы были красные на полметра вокруг, обрызганные артериальной кровью, но в темноте не видать.
- Пиздец, - констатировала Ева, носком ботинка поддевая руку несостоявшегося убийцы, - Потащили, короче. Покажем главному, разбудим всех. Тут небезопасно.
Ухватившись за безвольные кисти худосочного мертвеца, поисковичка сделала шаг. Ещё один, а затем резко бросила свою ношу.
- Сзад...
Чья-то ладонь перекрыла ей рот, а по затылку прилетело рукояткой чего-то тупого.
Позади Виктора была такая же тень, опустившая на затылок наёмнику тяжёлую палку.

Отредактировано Ева (2016-11-05 00:38:45)

+1

16

Когда Виктор уже хотел было будить командира и отправляться с остальными на поиски, Ева уже соизволила вернуться, вляпавшись в настоящие неприятности. Резко открыв полуприкрытые глаза, он прицелился в нее из пистолета и опустил его только когда убедился, что это она. На плече красовался порез, да и сам ее нож в крови... это точно был не куст, которому она после жестоко отомстила.
- Какой я тебе Витя... - шепотом рыкнул он, резко вставая и направляясь к остальным.
Но ее голос остановил его.
- С ума сошла? А вдруг их тут много?
Но в любом случае следовало проверить, кто это был, может, просто животное, а оно испугается огня... стоит на это надеяться... но если уж простая девушка выжила, то все не так плохо.
- Это было животное или человек?
Потому что если первое, то у них будет сытный завтрак, который был бы очень кстати, даже если это огромная крыса-переросток...

К несчастью, это оказался человек. И к счастью он не был похож на бандита или наемника, да и вообще выглядел так, что неизвестно, как он здесь протянул так долго.
- Молодец, убила местного жителя... Может, они прятались от бандитов, и решили от греха перебить нас по одному... что ж, теперь нам объявят войну... - быстро сделал выводы Харконнен.
После чего он огляделся вокруг, не заметив ничего. Настроение было хуже некуда, ничего не скажешь...
- Ты же его обыскиваешь, - огрызнулся Виктор, думая, что предпринять, глава их отряда за такое точно по головке не погладит.
История ее тоже не внушала оптимизма... так потерять бдительность....
- На, - он вытащил относительно чистый рулон бинтов и отдал Еве, пусть сама себя перевязывает.
- Вот вляпались...
Теперь ничего не оставалось, как провести ночь, несмыкая глаз, или же отправиться на обыск всей чертовой деревни всей оравой, закончат только к утру такими темпами.
На то, что и так было очевидно, Виктор лишь оскалился и ничего не сказал, а молча схватил труп за ногу, собираясь дотащить его и без помощи девушки, благо сил хватило бы.
Но в этот момент на них снова напали. Харконнен только схватился за рукоять сабли, как его ударили по затылку.
- Сука... - но крепкого мужчину это вырубило не сразу, удар пришелся не так удачно, как хотелось бы.
В глазах плыло, ориентации было никакой, поэтому он выхватил саблю из-за пояса и рубанул на сто восемьдесят градусов вслепую. Судя по чьим-то предсмертным хрипам, кому-то он глотку все же вспорол.  Но следующий удар прервал все сопротивление...

Очнулся Виктор в каком-то сыром деревенском подвале, сидя прямо на земле, рядом раздался женский стон знакомым голосом, его с Евой сунули в один подвал и неизвестно, зачем это сделали, но руки и ноги были крепко связаны.
- Ну что, доигралась? - он неожиданно резко пихнул ее ноги своими, - Давай посмотрим на труп! Зачем будить остальных! - говорил он громким шепотом, пришибленная голова болела для криков.
При этом он пытался освободиться или же найти что-нибудь острое на ощупь, чтобы освободить связанные за спиной руки.

+1

17

Горький привкус желчи привёл Еву в сознательное состояние. Налитые свинцом веки отказывались повиноваться, а в затылке гудело так, словно всю ночь напролёт она пила самогонку, занюхивая её рукавом.
- Оооох... - невольно вырвался стон.
Затёкшая шея не хотела поднимать чугунную голову, а занемевшие кисти рук сводило судорогой. Сырая земля неприятно холодила задницу сквозь ткань джинс.
- Ну что, доигралась? - послышался шипящий голос рядом. По бедру тут же прилетело подошвой армейского ботинка.
Ойкнув, Ева дёрнулась в сторону, едва не повалившись набок. Спасли только привязанные к деревянному бруску руки.
- Давай посмотрим на труп! Зачем будить остальных! - Продолжал голос, обвиняя её совершенно оправданно.
- Заткнись... - неубедительно простонала поисковичка, припоминая последние минуты до потери сознания.
Труп мужчины без видимых признаков метки. Наёмник по имени Виктор, уверенный, что местные жители теперь устроят им кузькину мать за мёртвого товарища. Чёртова деревня и клятые культисты, с которыми Ева не знала, как управиться.
Подняв голову, Ева посмотрела исподлобья туда, где должен был находиться наёмник.
- Виктор, - сдавленно шепнула Ева, припомнившая, как ворчливо отреагировал светловолосый на фамильярное "Витя",  - Извини. Пожалуйста.
Так себе звучало.
Ещё бы! Какая-то девица затащила профессионала в западню, помешала разбудить командира вопреки здравому смыслу и теперь блеяла прощение, сидя в каком-то вонючем сарае.
За стенкой раздались невнятные голоса. Прикусив язык, Ева подобрала под себя ноги. От резких движений её едва не стошнило на свои же колени. Тот, кто приложился ей по макушке старался изо всех своих сил.
- ...Wielki mówi, że ofiary muszą być na zachodzie słońca. Jest zbyt wcześnie, On będzie niezadowolony.
В ответ ему раздалось невольное ворчание:
- Więc po prostu zostawić to leżących? Zapewne mężczyzna odzyskałam przytomność. Zdawał mocny.
- Chuj wie. Przez pół godzinie przyjdzie Matka do namaszczeniu. Może pozwoli puscic trochę krwi. Dziewczyna nam nie potrzebna.
Говорящий хрипло рассмеялся, отходя от их с Виктором тюрьмы куда-то дальше, по своим делам. Последние его слова Ева едва расслышала, но их хватило, чтобы внутри всё сжалось в противный комок. С одной стороны, такой расклад подтверждал её подозрения, а с другой стороны...
- Понял, что балакали? - облизнула пересохшие губы девушка. Пить хотелось неимоверно. Ева дёрнула запястьями, проверяя верёвки на прочность. Что-то из польской речи было понятно и тому, кто совсем не был с ней знаком. Обрывки, осколки. Знал ли Виктор этот язык?
- Пизда нам, по ходу, - прокомментировала Ева, не вдаваясь в подробности, - Одно скажу, через полчаса к нам придут... Придёт...
Девушка поморщилась. Как бы донести информацию так, чтобы не открыть ничего об Инквизиции, но в то же время подготовить Виктора к возможным событиям?
- Придёт женщина. Я так поняла, что они в своей глуши ебанулись и хотят принести нас в жертву, а она типа Преподобной Матери. Суки подозревают, что мы уже прочухались. Наверное из-за таких чокнутых и пропадали патрули по дороге до Таллина. Заночуешь, а потом тебя повяжут...
Вот и отличная возможность приплети байки об опасной дороге к событиям текущим. Полчаса начали свой отсчёт, до того момента, как их с Виктором, скорее всего, разлучат. Ева принялась тереть бечёвку о дерево, с трудом заламывая руки. Никакого другого варианта, кроме как перетереть верёвку о балку она пока не видела. Нож её сгинул где-то в лесу...

Отредактировано Ева (2017-01-21 12:31:58)

+2

18

Бывало, что Виктор был на грани смерти от рук других людей. Бывало, встречал откровенных психов, а то и вообще странную чертовщину. И помереть после всего здесь, вот так - это как-то слишком. По крайней мере, он хотел бы забрать с собой всех. Но его обезоружили, да и вообще со взрывчаткой сейчас были большие проблемы. Погибнуть в огромном взрыве - вот лучшая смерть. И плевать, кого именно рядом заберет, главное, что всех.
Но его организм из пластида не состоял, поэтому либо придется ложиться под нож грязного фанатика, либо попытаться выбраться. И наемник выбрал второе.
- Сама заткнись, ты уже все сказала... - не унимался он, ища силы для побега в ярости.
А ее у него было достаточно, несмотря на внутреннее хладнокровие. Просто он не давал этим вспышкам овладеть собой, чтобы не стать каким-нибудь берсерком, что погибнет где-то через полсекунды после выхода на бой.
- Перед остальными будешь извиняться, если выберемся... если они решат тебя попользовать в отместку, я мешать не буду. А сам совсем не в настроении...
Медленно поднимаясь вверх по бруску, к которому были привязаны руки, несмотря на тупой узел, Виктор смог встать. Внизу брусок вкопан, земля холодная, не вырвешь... Стоит попробовать сверху, может, эти идиоты попросту прибили его верхнюю часть гвоздями к потолку...
- Я не говорю на пшекском... - с презрением бросил наемник, толком даже не став разбираться, что это за язык.
Повернуться на с бруском тоже оказалось непросто, как и найти стену, в которую можно упереться ногами. Будь он акробатом, перевернулся бы, освободив, тем самым, руки. Но с его ростом и тем, что гнуться он так не умел, никогда не занимаясь гимнастикой, такая затея обречена на провал...
Осталось лишь надеяться, что наверху в бруске есть слабая часть, до которой хоть какой-то можно добраться... а если еще и крыша гнилая, то появится хотя бы шанс.
- Откуда ты столько знаешь, а? Откуда тебе известно, кто придет и зачем? Может, они просто приготовят нас на костерке? Как будто никогда о каннибалах не слышала. А все остальное - просто так, чтобы примириться с собой, когда будешь жрать человечину...
Впрочем, психические отклонения в этом безумном мире практически норма. Сам Виктор не был уверен, что он действительно нормальный.
Крепко уперевшись ногами в стену , стараясь не издавать лишних звуков, Виктор забрался повыше и начал толкать. И, что удивительно,  брусок начал поддаваться. Строители из этих идиотов ник черту... вот только на руки падать будет очень больно... можно переломать к чертям... но лучше сражаться с переломанными руками, чем быть беспомощно привязанным...
Дерево жалобно трещало, и Виктор ожидал, что их в любой момент поймают и вновь оглушат.

Отредактировано Виктор Харконнен (2017-01-26 08:38:07)

+1

19

- Наверное потому, что я знаю "пшецкий", как ты выразился? - Ева стрельнула глазами в наёмника, - А мужики как раз говорили, что к нам придёт какая-то баба, которую они Мамкой звали? Может и сожрут, а прикрыли всё красивенько "жертвой", я что знаю, что у этих в голове творится? Я тебе просто слова пересказываю.
Глаза уже привыкли к темноте настолько, что можно было без труда рассматривать их небольшой сарайчик и выискивать в нём возможные лазейки для побега. Виктор проявлял чудеса акробатики и силы, подтягиваясь к верху балки и пробуя её на прочность. Треск стоял ощутимый, но наёмнику чертовски везло - сторож снаружи зашёлся в истерическом кашле курильщика, ежесекундно отхаркиваясь.
Ева не хотела лишаться верёвки с концами. Ей бы хватило и "подпила", чтобы в случае чего резко дёрнуть руками и разорвать путы. Набрасываться на незнакомцев тоже нужно с умом. Кто знает, сколько их снаружи? Чем они вооружены? Какие способности имеют, если имеют?
Интересно, а если захватить их Преподобную Мать, будет ли у них больше шансов остаться в живых? Насколько ценна она для похитителей?
Было над чем пораскинуть мозгами, да вот времени у них почти не было. С момента подслушанного разговора натикало не меньше, чем на пятнадцать минут, а значит, осталось ещё столько же.
- Ой, - шикнула Ева. В палец больно впилась заноза. Выгнув шею, она скосила глаза на балку. Необработанная древесина пестрела острыми участками, нужно только выбрать верный угол. Девушка принялась опять чесать верёвку о балку, наблюдая за действиями Виктора.
- Какой план, здоровяк? Попробуем схватить того, кто к нам заглянет в гости сейчас или потянем резину, вдруг будет момент получше?
С одной стороны, по раздельности им было бы сложнее сражаться. Но если удастся проникнуть куда-то глубже, чем в сарай для пленных... Может быть у местных есть радиопередатчики. Или хороший арсенал. Капище с божеством, в конце концов, убив которое все культисты получат хорошую ментальную взбучку и дадут им преимущество.
Верёвка на запястьях натужно затрещала. Хороший знак.

Отредактировано Ева (2017-01-26 13:59:58)

+1

20

Виктор фыркнул в ответ. Он знал, что русский не столь доминирует вокруг, бывают, попадаются те, кто его вообще не знают. Но чаще встречались те, кто знал и мог что-то сказать хотя бы на двух. Он мог сам связать несколько слов на других языках, но все-таки не был большим лингвистом. Когда хочешь кого-то убить, нет смысла с ним болтать. А выкрики на войне на любом языке, в принципе, одинаковы.
- Хвастайся перед кем-нибудь другим, - огрызнулся наемник, продолжая свои попытки.
Снаружи кто-то продолжал кашлять. Туберкулез, наверняка, бывает, гулял повсюду, куда ни сунься. Говорят, медицина раньше лечила его относительно легко, а сейчас смертность, походу, не меньше восьмидесяти процентов. Вот бы повезло, если бы он сдох прямо там... что ж... тут зато просто, как с чахоточниками, ударь в грудь посильнее кулаком, сдохнут моментально.
- Получше момент, когда на нас наставят лезвие или дуло нашего же оружия? Нет, спасибо... пока есть шанс ускользнуть, лучше это сделать, здесь мы как свиньи на бойне...
А там открытое пространство... что лучше? Но вряд ли местные особые стрелки, да и один на один с холодным оружием Виктор был уверен, что справится с каждым. Надо только освободиться.
Плохо установленная балка начала поддаваться. Крыша у чертового сарая откровенно подгнила.
Еще немного...
Еще немного усилий....
Но когда балка сильно накренилась, начав заунывно трещать, упираться ногами стало тяжелее, не хватало упора. Но после нескольких попыток он смог, наконец, упасть на бок. Лучше отбить себе бок и руку, чем пальцы...
С трудом сдержавшись, стиснув зубы в громком мычании, Виктор стойко терпел боль и начал карабкаться вверх, выбираясь из капкана. Дальше было тяжело, но все-таки удалось сделать так, чтобы связанные руки оказались вперед. До узла было не дотянуться пальцами, те еще умельцы вязали, но завязали не так сильно, удалось потянуть грязную веревку пальцами и развязать путы.
- Помочь? - видя, как старается девушка, Виктор не торопился в первые мгновения, а искал то, что можно использовать в качестве оружия

+1

21

""Свиньи на бойне" - какое точное определение" , - думалось Еве, - "Возможно, даже более точное, чем Виктор мог себе представить".
Верёвка заворсилась и на месте усердного трения образовалась выемка. Девушка напрягла руки, пытаясь разорвать сковывающую запястья змеюку. Благодаря стрельбе из лука плечевой пояс у неё был развит куда лучше обычных представительниц прекрасного пола. Вгрызаясь в руки, верёвка с трудом, но поддалась, не разорвавшись до конца, но ослабев настолько, что она смогла высвободить ладони.
От усилий болели предплечья. Привалившись спиной к балке, Ева устало выдохнула, медленно вытягивая руки вперёд.
Виктор поинтересовался о том, не нужна ли ей помощь. Поисковичке явственно показалось, что сделал он это больше для "галочки", чем потому, что искренне желал с ней возиться. Ну и конечно, вдвоём шансов у них было куда больше. Как бы не бесила Виктора рыжая заноза в заднице - эту простую истину понимали оба. А посему Ева могла положиться на Блондинчика целиком и полностью.
- Если только нежным поцелуем в ушко, - проворковала девчонка, растирая запястья и поднимаясь с колен.
Вокруг балки на земле осталась лежать верёвка. Наклонившись, Ева размотала узлы и отвязала верёвку от балки. Затем, закрепила её на поясе, прикидывая, что может ещё пригодиться. Даже если они не найдут никакого оружия, то даже таким арсеналом есть шанс придушить кого-нибудь.
Прогнившее здание воняло сыростью. Плесневелые доски едва держали всю конструкцию в вертикальном положении. Еве показалось, что если умудриться забраться на крышу, то вся постройка сложится, как карточный домик.
О смолении и обработке древесины от влаги местные явно не слыхали. Рядом, возможно, было болото или иной водоём. Но это были только догадки.
Сторож снаружи больше не кашлял и оттого им следовало быть предельно тихими и не выдавать своего присутствия лишними шорохами. Благо лысая земля не была сухой и чуть пружинила под ногами, скрадывая шаги.
А вот чем вооружиться - та ещё загадка.
Местные совсем уж дураками не были, прекрасно понимая, что зачастую в их сети ловятся мужи, что умеют управляться с оружием и жить хотят. Тюки влажной соломы, мешки с перегнившими крупами. Перегородки из витых веток непрозрачно намекали, что раньше здесь держали домашнюю птицу: кур или гусей. Насеста, однако, не было видно. И уж конечно ничего острого, колющего и режущего Ева не приметила. Но это не значит, что его тут не было.
В сарае этом просидел не один десяток разных бедолаг, ожидая своей участи.
Под лучом света, в грязи, что-то блеснуло. Наклонившись, Ева подняла прямоугольный предмет и недовольно нахмурилась.
- Зажигалка, - раздражённо констатировала она, чиркая барабаном. С третьего раза загорелся слабый огонёк, - Работает.
Может Виктор придумает, что с ней делать?

А тем временем, снаружи, издалека, заговорили вновь голоса. Среди двух мужских - вероятно сопровождающих - затесался и один женский. Преподобная Мать и её охрана, не иначе. Два охранника при женщине, один кашлётик у двери. Четыре на два.
Процессия замерла у двери. Сторож дребезжащим голосом заговорил и, что примечательно, на чистом русском:
- ... Так это... С девкой-то что, Матушка?
- Зачем вы её вообще хватали, не пойму?
- У говорившей был очень красивый грудной голос. - На ваше усмотрение, но чтобы к вечеру её тут духа не было. Открывай.

Отредактировано Ева (2017-01-27 14:51:18)

+1

22

Виктор размышлял над планом. Одно дело просто выбраться, а другие улизнуть отсюда. Но вдвоем, без оружия, да еще в кромешной тьме... да, рыжая знала, как найти сюда дорогу, но знатоком окрестностей до мелочей точно не была. А вот местные легко их нагонят, можно не сомневаться. Да и они вдвоем скорее попросту убьются или запросто переломают кости в каком-нибудь овраге. Или еще чего доброго напорятся на какое-нибудь зверье, и тогда им точно всем конец.
В ответ на неуместную шуточку, Виктор лишь презрительно фыркнул. Тоже мне, нашла время...
Сразу после освобождения рук наемник также начал искать оружие на земле. Было непросто, вряд ли здесь что-то нашлось. Но под рукой оказался надломленный брусок с торчащим гвоздем, который оказалось просто высвободить. Плотники из местных были еще те. Гвоздь был ржавый, длинный и все еще острый. Сойдет за оружие, если придется пырнуть кого-то в глотку.
- Пошли отсюда...
Нужно было быть осторожным, особенно приходилось неудобно наемнику с его достаточно крепкой фигурой. По дороге нашлась зажигалка. Мало чем поможет, ибо оценить обстановку с такой перспективы оказалось непросто. Но все-таки нужно было что-то делать.
Силуэты в темноте с голосами выдали главных на этом празднике жизни.
- Нужно найти остальных...
Или к черту их... но со столькими вдвоем без серьезного оружия будет не справиться.
- Поджигай ближе к двери. Пусть будет сюрприз. Как только поднимется суматоха, я выломаю заднюю стенку и побежим вокруг... без оружия все равно далеко не уйдем.
Обрисовав коротко план еле слышным шепотом, Виктор стукнул по зажигалке в руке рыжей, предлагая действовать.
Было всего несколько секунд, прежде чем наступит конец.
Наемник быстро успел нащупать слабое место в стене с досками, этого было достаточно для того, чтобы разом пробиться наружу. Выйдет громко, но неразбериха вокруг только сыграет на руку.

+1

23

- Поджигай ближе к двери... - Ева, уловив его план с полуслова, принялась стягивать с тела клетчатую рубашку. В сарае было довольно сыро, и  чтобы пламя успело заняться за такой короткий срок, следовало ему помочь. Отсыревшая солома была словно старая боеголовка - могла сдетонировать, устроив настоящую дымовую завесу на весь сарай. Это был хороший план, если бы не одно "но": нехватка времени.
Чёрная майка-алкашка прилипла к телу - от волнения вся спина была мокрая.
Виктор, словно большой снежный кот, едва слышно шагнул к противоположной от двери стене, выискивая наиболее слабые доски в общей конструкции.
Ева же ногой пнула тюк соломы, хаотично расшвыривая ее по всему полу. Затем, не глядя куда, побросала пару охапок возле входа в сарай. За дверью отчётливо слышалось шебуршанье - кто-то ковырялся в проржавевшем навесном замке ключом. Подпалив рукав рубахи, девушка отпрянула назад, вытягивая горящую тряпицу в сторону двери и инстинктивно заслоняя глаза рукой. Весь правый бок обдало волной жара.
"Пан или пропал", - мелькнула последняя мысль перед тем, как Ева бросила рубаху на солому у двери. Девушка тут же побежала к Виктору, толкая его в спину. Перед глазами плясали чёрные пятна - последствия резкой смены освещения,
Пальцы тем временем ловко извлекли вставку зажигалки из металлического корпуса. Солома едва-едва зачадила, противясь огню изо всех сил. Чёртова сырость латвийских болот!
Дальше всё зависело от Виктора, от того, насколько удачно он выбрал место для побега и как быстро сможет выломать доску. Пару лишних мгновений для них она смогла выиграть.
Скрежет в замке прекратился.
Ева ткнула Виктора в бок, показывая, что вот, уже сейчас!
...И только охранник хватился за дверную ручку, девушка бросила зажигалку в огонь.

+1

24

Если бы только огонь достаточно пугал местных, что даже любой дым заставит их побежать к колодцу, было бы лучше всего... но надеяться на глупость местных не приходится, все-таки они сумели обезвредить целый отряд вооруженных людей, никто из них даже не проснулся. А если и проснулся, то, кажется, тут же пожалел об этом.
Как бы то ни было, разделить их судьбу Виктор совсем не хотел. Поэтому, когда рыжая оказалась за спиной, он тут тут же врезался в слабый участок стены. Даже перестарался, не только вылетел вперед, но и снес совсем сгнивший забор забор за сараем.
К счастью, пока что местные сумели отвлечься на дым, а вскоре смогло вспыхнуть и сено, может, где-то там все-таки разлили керосин случайно.
Тут же Виктор схватил рыжую за руку и насильно заставил прижаться к стене. Сарай как раз обходил один из охранников. Ничего не стоило притянуть его за угол и пырнуть ножом прямо в горло, позволяя с хрипами истечь кровь до смерти в какие-то мгновения.
- Шмонай его! - среди оружия оказалась заряженная двустволка и несколько патронов, больше он не стал обыскивать. К несчастью, в сарай никто не вошел, его тушили снаружи, иначе бы можно было положить всех, кто там стоит, одним дуплетом.
- Разделимся, ищи остальных!
Вдвоем их запросто поймают, а так есть шанс ускользнуть и дать хороший бой.
Кусты и заросли вокруг позволяли скрыться лучше, чем ожидалось. Все-таки целый отряд не обнаружил местных, так что теперь окружение играло против хозяев деревушки.
Но Виктору не повезло напороться на двоих психов, стоило войти в заброшенный дом. Один выстрел уложил обоих, но второго пришлось добивать гвоздем.
К несчастью, рядом нашелся один из их отряда. Вернее, его голова, что поставили на стол, будто  это главное блюдо. Тело же искать наемник не планировал, да и вся деревня вокруг превратилась в расшевеленный муравейник. Побегут на выстрел, пора было скрываться и ждать нового момента для атаки...
К сожалению, разжиться у этих двоих было нечем, кроме ржавого ножа. Похоже, им даже ничего из трофеев не дали, бесполезные ублюдки...

+1


Вы здесь » Ржавый Север » I Дивный новый мир » Фантасмагория в глубинке