Вверх страницы
Вниз страницы


ОРГАНИЗАЦИЯ

Объявления администрации — ◄●●●►
Вопросы и предложения — ◄●●●►
Оформление профиля — ◄●●●►
Поиск партнера по игре — ◄●●●►
Хронология эпизодов — ◄●●●►
Закрытие эпизодов — ◄●●●►
Отсутствие — ◄●●●►
Связь с администрацией — ◄●●●►

Новости форума

Мы живы, в лучших традициях постапокалипсиса.
Пишите посты, леди и сэры.
И да направит нас всех Отец Понимания.
p.s. экран прокручивается вправо :)

АДМИНИСТРАЦИЯ



Ржавый Север

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ржавый Север » Истории и байки » Сволочь – это состояние души


Сволочь – это состояние души

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

● Название Сволочь – это состояние души
● Место и время поселение приспешников Многоликого на развалинах Пскова; 29.09.71
● Описание Если ты сильный, дерзкий и мораль для тебя - это просто слово, не спеши устраивать бесчинства в первой попавшейся деревне. Может, в ней живут твои собратья по разуму.
● Участники Вольгаст, Рагна

+1

2

Первые лучи рассвета начали облизывать землю. Районы прибалтики отличались своим разнообразием. Дыхание лесов и древности здесь отчетливо и заметно, но только не в этот сезон. Мужчина замер, словно вкопанный, наблюдая, за тем как лучи солнца обжигая темноту, разбрасывают своё влияние, блистая средь оголенных деревьев. Если с востока сейчас поднималось солнце, отмечая старт нового дня, то на западе, небесный кордон обволокла густая пена серых туч. Ощущение, что скоро выпадет снег - преследовало его уже вторую ночь, пока он двигался в сторону запада. Ирокезник ухмыльнулся, продолжая движение.
Пожухлая листва шуршала под ногами, октябрь всегда переполнен желтым и красными цветами. Смешанная роща со всех сторон обступала путника, предлагая ему всего лишь два варианта - двигаться по протоптанной тропе, либо свернуть в лесную гущу, что бы попытаться соревноваться с природой и найти выход самому, без помощи опыта других. Что же Вольгаста привело сюда? Нужда? Интерес? Либо цель, которая неясна даже самому наемнику? Кажется это было не так важно. Он здесь, а значит того хотят линии судьбы.
Молодой наемник звонко закашлял, бросая взгляд на стену деревьев. Это неловкое ощущение, что за тобой наблюдают - тут же предательски кольнуло под ребра. Головорез ускорил шаг, слушая, как листья под ногами зашуршали чаще. Сердце в груди бухнуло сильнее, а легкое ощущение удушья затянуло петлю на шее. Он перешел на ускоренный шаг, дыхание участилось.
Ольх оглянулся, наблюдая за тем, как пройденная часть тропы уходит за глухой поворот. Резкое дуновение ветра усилило чувство тревоги. А на мгновение ему так и вовсе показались чьи-то глаза средь круговерти срываемых желтых листьев.
Рубака тут же сорвался с места, испугаться может каждый, оно же верно? Ноги понесли его вперед, вдаль по тропе. Дыхание обратилось обжигающим всю глотку газом, нос заболел от частого вдоха и выдоха, а туманная пелена заволокла взгляд. Как долго его несли ноги, он уже не мог вспомнить, возможно прошло лишь краткое мгновение, а может быть это был затянутый марш-бросок по лесистой местности.
В конечном счете, мужчина резко остановился, едва - едва удерживай собственный вес на ногах, когда понял, что он увидел тонкую струйку дыма, как ему показалось. Неужели где - то впереди его ждет деревенька? Или это просто чья - то стоянка?
Несколько минут он прислушивался, а после - всё же двинулся с места, решаясь пойти на встречу. Там наверняка есть кто-то? А значит, есть кров и еда. Если нет - он возьмет это силой.

Отредактировано Вольгаст (2016-08-10 21:08:15)

+2

3

Розовый рассвет золотил крыши приземистых домов, вразброс, словно грибы, вырастающих то там, то тут, среди развалин старого города, тем временем как в одном из них, что стоял особняком от всех остальных, изящная женщина с красивым лицом упоенно таскала за волосы свою старшую дочь.
С ее змеиного языка лилась потоками яростная брань, сообщающая окружавшему пространству, как много в страдающем сердце сожалений о том, что такая бесполезная уродливая дрянь однажды смела появиться на свет. Разметались по узким плечам черные космы, высокие скулы покрылись багровыми полосами прилившего гнева, длинные пальцы стальными крюками впивались в безропотно молчащую плоть, облаченную в поношенное шерстяное платье.
Даже через много лет, вспоминая о том злополучном дне, Рагна не могла точно сказать, что именно сделала не так. Ее вина заключалась уже в том, что она являлась частью этого маленького матриархата с непредсказуемой ведьмой Софией во главе, да еще тем, к тому же, что была слишком сильно похожа на мать, при том являя собой лишь бледную тень ее утонченной красоты.
Упрек за упреком, а следом за ними звонкая пощечина и поток злых риторических вопросов, на который, Рагна точно знала, ни в коем случае нельзя было отвечать. В этой буре беспросветного гнева единственным способом выжить было спокойное молчание. Истерика пройдет, как только источник гнева опустеет, и любая попытка возразить — все равно что масло для огня. Но бог знает, какой огромный запас черных эмоций скопился в этом хранилище.
Побои могли бы продолжаться бесконечно, но сильные руки наконец оттащили Рагну в сторону, и старший брат, вернувшийся домой после утренних дел, самоотверженно отгородил девушку от матери.
- Прекрати! Сколько можно издеваться над ней?  -  Славин бас заставил мать семейства замолчать. Она замешкалась. Орать на дочь было в порядке вещей, но старший любимый сын был неприкосновенен.
Брат пытался успокоить Софию, и тон ее голоса даже снизился на порядок, а Рагна тем временем успела подняться на ноги, переместившись в дальний угол комнаты рядом с выходом. Она прекрасно знала, что расслабляться было рано.
- Ты все еще здесь?!?
Запущенный в ее сторону тяжелый металлический предмет звонко ударился о стену и упал на пол, в то время как девушка пулей выскочила из дома, радушно и торопливо приняв разрешение покинуть помещение, не успев даже обуться. В прошлый раз, когда она попробовала сунуться на улицу до произнесенного разрешения, ее резко остановили и еще где-то с час после продолжались яростные выяснения отношений. Теперь хотя бы была вероятность, что София остынет за время отсутствия дочери.
Мир захватила осень, и даже сквозь ткань толстого шерстяного чулка чувствовалась холодная и сонная земля. Их спрятавшийся в кустарнике дом со всех сторон окружал старый город, и потому его сложно было заметить издалека, в чем, вероятно, прятался некий процент спасения семейства от незваных гостей.
Тем временем у Рагны, продравшейся сквоь шиповник на южную сторону, была небольшая обязанность — каждые два дня по утрам она шла к дому бабки Агнии и брала у нее свежеиспеченный хлеб. Сегодня был день очередного похода, и, предвкушая очередной скандал, вернись она с пустыми руками, девушка, как была, направилась к деревне.
Узкая грунтовая дорога, начинавшаяся неподалеку от их дома, шла по окраине города, почти у самого леса, вилась средь зарослей и редких остатков прошлой жизни человечества, выпрыгивая из-за старых развалин к расчищенной местности, на которой виднелось с десяток крыш домов отстроенной с нуля деревни и занавешенные изнутри черные глазницы окон старой двухэтажки,уныло обозревающей все это безобразие. Наполненная суетливыми женщинами и гудящая, словно улей, единственная улица разносила слухи от одного ее конца к другому за считанные минуты.
Рагна сохраняла невозмутимость, будто не была взъерошена и явно побита, и не расхаживала по улице без обуви в одном лишь старом платье: их семейство селилось на отшибе не только потому, что ничего и никого не боялось, но и оттого, что никто из всех соседей, даже самых ярых приверженцев Господина, особо их не любил.
Как-то давно София сказала, что люди завистливы, их ревность не дает им покоя, и, не зная, что делать, они показывают себя с самой уродливой стороны. Рагна тогда промолчала в ответ, вновь и вновь воспроизводя картину того, что стало с женщиной, попытавшейся отравить их с братом. Образ сгоревшего до мяса лица навсегда обосновался в мозгу девочки.
Пусть даже теперь она выглядела жалко, ничей любопытный взгляд не должен был усомниться, что она не слаба и не способна чего-либо бояться. В тот момент Рагне хотелось, чтобы абсолютно каждый встречный человек понимал, что тот, кто посмеет ей навредить, может узнать кое-что похлеще, чем лицо, сунутое в раскаленные угли костра. И хотя вряд ли тощая фигура девушки вызывала у кого-то уважение - вряд ли у кого-то хватило бы духу сказать что-то, что нарушало бы порядок в ее присутствии.
Над домом Агнии вился дымок — бабка пекла хлеб для всей деревни и по договоренности выменивала его у кого на молоко, у кого на вещи, купленные в полисах; Рагна раз в неделю относила старухе приготовленное матерью лекарство. Старший сын старухи, оголенный по пояс, колол дрова на заднем дворе. Опавшие листья похрустывали и шуршали, когда Рагна прошествовала мимо него, чувствуя, как ноги постепенно немеют от холода, а тот медленно проводил девушку взглядом.
Удар. С треском расколотое полено упало, и парень отер пот с лица.
Его младший брат вынес для девушки горячую ароматную котомку, которую та поспешила обхватить двумя руками, чтобы скорее согреться теплом из печи. Поджимая онемелые пальцы, Рагна поспешила удалиться с поросшего сорной травой двора, и скоро зашагала по отвердевшей от холода грязи в сторону дома. Каждый следующий шаг давался ей тяжелее, и безропотная покорность матери на пару с покалыванием в замерзших конечностях боролись в ней с болью от предстоящей новой порции унижений, которая незамедлительно последует, стоит только старшей дочери явиться на пороге. И сколько бы не пытался Слава унять ярость старой ведьмы, спокойствие никогда не наступало надолго.
Все от того, что я похожа на отца. Отец отказал ей. Я просто напоминаю ей об этом
Рагна брела по той самой пустынной дороге, погруженная, словно в болото, в собственные тягостные мысли. Она не услышала шагов со стороны леса, продолжая понуро переставлять ноги. Свистящий в ушах ветер проник под шерстяную ткань платья, проняв девушку до костей, и она с силой закусила губу. Она бы не заметила путника, если бы не ощутила странное чувство, будто чей-то взгляд впился ей в спину. Рагна резко остановилась и обернулась на заросшую деревьями пустошь.
Из-за золотисто-бурых поредевших от осени веток на дорогу ступил незнакомый Рагне мужчина, и она остановилась, подозрительно оглядывая его одежду, осанку и неприятное лицо. Прижав плотнее к груди мешок с теплым хлебом, девушка с напряженным молчанием смотрела на путника, ожидая, что в любой момент придется пуститься в бега.

+3

4

Он бежал ещё несколько минут, пока тело не дало отбой в самый последний момент. Наконец - то крыши домов, что заливал свет, стали видны более отчетливо. А, когда Вольгаст остановился, так и вовсе пропали с поля зрения, ибо он уже стоял один среди маленьких, неказистых домиков. Взгляд тут же приковался к девушке, которую Вольгаст увидал краем глаза, и только после этого отдал ей полное внимание. Она показалась ему совсем крохой, маленькой крошкой этого мира, где каждый жаждет растоптать и забить камнями. Босоногая, в одном лишь платье, что так плотно прилегал к фигуре. Великан согнулся в три погибели, опираясь руками о согнутые колени. В груди всё рокотало, ходило ходуном от бега. Захотелось испить водицы, но вместо воды здесь был только кукиш, по крайней мере пока - что. Сейчас он переведет свой дух и можно будет спокойно жить дальше. Дышал вояка сильно, с хрипотцой, выталкивая с каждом выдохом, потоки углекислого газа, что удачно заменялся свежим кислородом с каждым новым вдохом.
- Ну и чего? - Прохрипел Олег, чувствуя, как длинные волосы ирокеза налипли на его лицо. - Так и будем...Фух...- Мужчина выпрямился, расправляя свои грозные плечи. Тело постепенно начало вбирать силы, наполняя все косточки, мышцы и суставы новой волной упрямства. - Глазки мозолить? А? Тебя как звать - то? Босоногая...Ммм?
Он сделал несколько шагов вперед, походя на более близкое расстояние к Рагне. В груди что - то волнительно кольнуло, захотелось помочь бедняге чем есть мощь, ибо вон она какая сирая и убогая, аж без обувки ходит туда - сюда.
Но жалость была быстро отринута другим, более первобытным чувством. Жаждой, без которой не может жить ни один мужчина. Дурные мысли, Ольх погнал всей силой, и они достаточно быстро улетучились.
- Пойдем...- Сероглазый кивнул головой куда - то в сторону центра деревни, - Покажешь, где здесь колодец. Пить хочу, сил нет. Или у тебя есть напиться? - Тонким чутьем он уловил пряные струйки свежего хлеба, что его манили, как тысяча зажаренных на костре свиней. В животе забурчало, что - то просило еды. Внутренние демоны никогда не успокаиваются, всегда требуют всё новые и новые жертвы для себя. Благо, что эти жертвы им нужно приносить всего три раза в день, и то, не всегда в полном объеме. Речь идет о еде, если что.
- Ну, не молчи, проклятая. Как тебя звать? Что это за деревня? Кто здесь обитает? Да и вообще, в такой глухомани живете. Далеко отсюда до ближайшего полиса? - Куда двигался наёмник, был большой - большой секрет, и рассказывать о нём он не стремился. Хотя естественно, что ратные подвиги требуют ратных мест. А самое питательное место для того, что бы кормиться его ремеслом - был полис. И судя по всему наёмник двигался именно туда, но жизненные нити завели его в это бедняцкое поселение. Чего уж поделать, где только не оказывался верзила в своих кочевьях. В очередной раз, в голову пришла идея приобрести лошадь, или какое другое транспортное средство. Это сократило бы всё, начиная от расходов, заканчивая временем. Времени, которого и так всегда не хватало, экономилось бы с удвоенной силой.
- Идем, идем...

Отредактировано Вольгаст (2017-06-30 01:44:50)

+2


Вы здесь » Ржавый Север » Истории и байки » Сволочь – это состояние души